Один из лидеров «Оппозиционного блока» о «Свадьбе в Малиновке» в украинской политике и своей перепалке с Евгеним Мураевым

В прошлое воскресенье в Запорожье состоялся Форум мира и развития, который выдвинул кандидатом в президенты Александра Вилкула, который вместе с Юрием Бойко, пошедшим на президентские выборы как самовыдвиженец, будет бороться за голоса избирателей Юго-Востока.

- Кто избиратель вашего кандидата — Александра Вилкула? Где он живет?

— Он живет по всей Украине. Наш избиратель тот, кому дорога наша страна. По Киеву висят рекламные плакаты, которые предлагают помочь тем, кто хочет уехать из Украины. Наш избиратель тот, кто решил в ней остаться. Это прагматики, которые хотят вывести Украину из глобального кризиса.

- Хорошо. Конкретизируйте тогда программу Вилкула: каковы основные пункты его программы?

— Первое это мир. Второе децентрализация Украины. У Центра должны будут остаться только четыре основные функции: 1) оборона; 2) безопасность; 3) внешняя политика; 4) инфраструктура и только та, создать которую и и управлять которой региональные власти не в силах. Все остальные функции передать областям, городам и районам.

Что касается языковой проблемы. В 1996 году ее можно было бы решить, закрепив в Конституции государственный статус за двумя языками — украинским и русским.

Теперь государственный статус должен сохраниться за украинским языком, но каждый областной совет имеет право на своей территории вводить второй официальный. Например, в Закарпатье это может быть венгерский, а в областях на Юго-Востоке и частично в Центре русский.

И эта позиция по языковому вопросу проукраинская. В Финляндии всего 5% говорит по-шведски, но там два государственных языка, а посмотрите на опыт Канады и Швейцарии.

Украина должна стать парламентской унитарной республикой с двухпалатным парламентом. В верхней палате — 29 представителей, один от миллиона избирателей. В нижней — 150 депутатов. Вся власть у премьер-министра и парламента.

Мы считаем, что корень коррупции в коалиционном соглашении, потому что при его заключении идет торговля министерскими постами. Чтобы этого не происходило, мы предложили в новой Конституции статью, согласно которой победившая партия берет 50% плюс одно место в парламенте и несет ответственность за формирование правительства. Правда, она может, если захочет, сформировать коалиционное правительство, разделив ответственность с другими партиями.

У Генпрокуратуры должны остаться функция представления обвинения в судах. Прямая выборность судей. Начальник муниципальной полиции проходит по конкурсу, потом он и сама полиция заключают договор с местным муниципалитетом и приступают к выполнению своих обязанностей.

Нейтральный, внеблоковый статус. Опыт показывает, что европейские нейтральные страны типа Швеции, Финляндии, Австрии, Швейцарии живут не просто хорошо, а если сравнить с Украиной, то кажется, что на другой планете. Так что внеблоковый статус — это гарантия безопасности Украины и мира на ее территории.

- Вас оппоненты упрекают в том, что вы пророссийские, в то время как те, кто находится у власти, это прозападные политики?

— Те, кто сегодня в Украине находятся при власти, не прозападные, а просемейные. Они всё, что им под руку не попадется, тащат в семью. Такого типа политиков на Западе нет. Западный тип политика — это Дэвид Кэмерон. Смотрите, он был против Брексита, но обещал по нему провести референдум. Провел. Проиграл. И, понимая, что большинство британцев за выход из Евросоюза, ушел в отставку, хотя мог и не делать этого. А наша украинская политика — это «Свадьба в Малиновке». Причем для нынешних украинских реалий это не художественное, а документальное кино. Ветер поменялся в одну сторону все надели будёновки, а если в другую — то надели белогвардейские фуражки.

- Все сейчас обсуждают вашу дискуссию с другим кандидатом в президенты Евгением Мураевым, который полагает, что ваш кандидат позаимствовал из его программы некоторые пункты.

— С Евгением у нас всегда были хорошие отношения. Он входил в оппозиционное правительство. Он решился написать, что в нашей программе есть якобы элементы его программы.

Я могу сказать честно: я не то что не читал его программы, я даже не знал, что она существует, до вчерашнего вечера. Поэтому по меньшей мере это нескромно. Так что давайте все это оставим на совести Евгения и тех, кто писал ему программу.

Вся наша программа основана на европейском опыте, начиная с 1949 года, со времен Конрада Аденауэра, и заканчивая Восточной Европой после крушения коммунистического блока. Мы выбрали лучшие элементы, которые адаптировали к украинской действительности.

- Как будете решать проблему Донбасса?

— У нас есть базовый документ — "Минск-2". В нем все прописано. Нужны дополнительные усилия по созданию дорожной карты. Александр Вилкул говорит: давайте расширим круг наших друзей. Пригласим, кроме Александра Григорьевича, еще и Назарбаева, Алиева и других лидеров нейтральных стран Европы и сделаем почасовую дорожную карту.

- Что можете сказать по поводу восстановления дружеских отношений с Россией?

— Не знаю, как быстро все произойдет. Любой гражданин Украины и России знает, что с соседями надо жить в мире и согласии. Но насколько быстро достижимы этот мир и это согласие, я затрудняюсь ответить.

- Ваша позиция по томосу и церковному вопросу?

— Мы считаем, что политикам нечего делать в церкви. Вот представьте себе, что Тереза Мэй вдруг заявляет, что Генрих VIII был неправ, создавая Англиканскую церковь, поэтому мы возвращаемся в Ватикан. Услышав это, все скажут, что она сошла с ума. А на Украине подобное возможно. Когда страна в войне и нищете, мы разбираемся, каноническое или неканоническое у нас православие.

Наши симпатии и поддержка на стороне канонического православия, но самое главное, чтобы мы не давали политикам возможность вмешиваться в дела духовные.

- В российской и украинской прессе появились статьи, в которых говорится, что выдвижение Вилкула — это договоренность группы Ахметова-Колесникова-Новинского с Порошенко…

— Я слышал об этом. Это всё идет от Лёвочкина и другого номенклатурного шлака, который скопился в украинском парламенте. Хочу напомнить уважаемым читателям как в России, так и в Украине, что Петр Алексеевич Порошенко, как это выяснилось только в 2016 году в венском суде, стал президентом только благодаря Фирташу, Лёвочкину и Бойко, которые отговорили от участия в президентской гонке ее лидера Виталия Кличко.

Так что Порошенко — это прямой их продукт. Все последующие четыре года они прожили на Банковой.

У нас во фракции нет никаких никаких «металлургов» и «газовиков». У нас есть «промышленники» и бывшая номенклатура. Так вот, среди наших Ефремов третий год в тюрьме, а Вилкул, Добкин и Новинский — под следствием. А в той части — Лёвочкина и Бойко — все замечательно себя чувствуют.

На трех каналах Лёвочкина и его друзей — на «Интере», «112» и «NewsOne» — Петр Порошенко и члены его команды просто прописались. Даже 5-й канал в 2004 году не уделял столько внимания Виктору Ющенко, сколько эти три канала уделяют Петру Порошенко.

- От Юго-Востока фактически выдвинуты 4 кандидата: ваш Вилкул, Бойко, Мураев и Зеленский. Не кажется ли вам, что выдвижение настолько большого числа кандидатов просто умножает на ноль их перспективу не только попадания во второй тур, но и вообще получение приличного результата, что потом отрицательно отразится и на выборах в парламент осенью 2019 года?

— Нет, не кажется, потому что у Александра Вилкула есть поддержка во всей Украине, где есть промышленность и предпринимательство, а также современное сельское хозяйство, где люди хотят мира, а не пустословия. Поэтому у меня нет сомнения, что мы сделали правильный выбор — а жизнь покажет.

Я оптимист и, безусловно, верю в абсолютно успешное будущее нашей страны. Тогда к власти придут люди со здравым смыслом.