Гуманитарная катастрофа может взорвать Европу. А началась она из-за того, что Соединенные Штаты с командой своих холопов уничтожили Ливию, которая была буфером между Европой и черной Африкой, организовали перевороты в Тунисе и Египте, уничтожают Сирию… И люди вынуждено потянулись от голода и резни в благополучную, по их представлению, Европу.

Такие же кадры должны были сопровождать и репортажи из Донбасса. После того, как в результате переворота «гыдности» все же не удалось Западу установить контроль над всей территорией Украины, очевидно, в ход пошел «План Б» в отношении взбунтовавшегося Донбасса — в основе, которого лежит принцип — «да не доставайся ты никому!»

Но если волны беженцев из Африки и Ближнего Востока стали следствием агрессии стран Запада или искусственно выращенных ими сил в регионе, то война в Донбассе стала результатом инсценировки «волеизлияния» народа на майдане. Где роль демонстраторов воли народа выполняли подготовленные по программам TechCamps от Госдепа и посольства США активисты и привлеченная массовка, в основном из западных областей Украины.

На осень в ДНР и ЛНР планируется референдум о вхождении в состав РФ

На Украине произошла традиционная подмена понятий — скачущая толпа на майдане пиарилась в заангажированных СМИ, как высшее проявление воли народа. Хотя, как известно, важнейший институт прямой демократии — это референдум. И никакая толпа, даже в 50 000 свезенных людей, значительная часть которых составляли безработные Галичины, не имеет права принимать решения от имени всего народа.

Референдум (лат. referendum) — форма непосредственного волеизъявления граждан, выражающаяся в голосовании по наиболее значимым вопросам общегосударственного, регионального или местного значения. Использование такого важнейшего института прямой демократии позволило бы избежать стольких человеческих жертв и разрушения самого государства.

В разных странах по-разному относятся к референдуму. В одних странах к ним прибегают часто, желая решать проблемы всем сообществом, в других их избегают под разными предлогами.

К первым можно отнести Швейцарию, где на федеральном уровне референдум проводился 521 раз с 1848 года — то есть более трех референдумов в год! И решаются самые разнообразные вопросы. Даже такие, на наш взгляд чисто технические, как например, на проведенном 30 ноября 2014 года референдуме: о возвращении всего швейцарского золота, хранящегося за границей, и запрете на продажу драгоценного металла в будущем.

К слову, тогда население проголосовало «против», вследствие чего стоимость золота в мире снизилась на 2%. Или референдум конца 2009 года, на котором было решено, что строительство минаретов «отныне запрещено в Швейцарии», однако «мусульмане могут, как и до этого, продолжать исповедовать свою религию, в индивидуальном порядке или сообща».

Ко вторым странам, избегающим референдум, можно отнести Украину, где все инициативы по их проведению — будь то в отношении вступления в НАТО, интеграции в ЕС, или на региональном уровне по важнейшим для местных жителей вопросам, запрещались, а организаторы зачастую подвергались преследованию со стороны власти.

Возможно, Украина не только не Россия, но еще и не Швейцария, и для обедневшей страны проведение всенародного референдума — слишком дорогая демократическая игрушка? Хотя нынешние киевские власти ради торжества демократии в их понимании готовы камня на камне не оставить от Украины.

На осень в ДНР и ЛНР планируется референдум о вхождении в состав РФ

Нет необходимости проводить референдумы по каждому поводу — но хотя бы по ключевым вопросам, решение которых определяет развитие государства на многие годы вперед — таким как «евроинтеграция», «членство в НАТО», «статус русского языка, как государственного». Возможно, несколько референдумов, проведенных в Украине до последнего майдана, смогли бы показать — чего действительно хотят жители Украины. Но именно этого и боялись управляемые извне марионетки у власти. Что нынешние, что прежние.

Не пытаясь удовлетворить важнейшие потребности населения, власти пошли по пути подавления народной воли. Что и привело к войне в Донбассе, потере Украиной Крыма. И как бы ни пытались в Киеве называть нелегитимными референдум о статусе Крыма 16 марта 2014 года и референдумы 11 мая 2014 года в Донецкой и Луганской областях, волю народа невозможно не учитывать. И не могут быть 75-95% населения «террористами-сепаратистами» — это значит, что терминологию необходимо исправлять. И отношение к этим людям со стороны киевской власти также.

В непризнанных ДНР и ЛНР планируется провести очередной референдум — он должен состояться через месяц после выборов в ДНР, которые должны пройти 18 октября и выборов в ЛНР, намеченных на 1 ноября. На референдум будет вынесен вопрос о присоединении ДНР и ЛНР к Российской Федерации.

Невзирая на то, что результат народного волеизлияния предугадать не сложно — киевская власть сделала для этого все возможное постоянными обстрелами жилых домов — это вовсе не означает автоматического и незамедлительного вхождения ДНР-ЛНР в состав России. Все же не на Донбассе принимают решения об изменении государственных границ и территории Российской Федерации, а в Кремле.

Но референдум покажет всему мировому сообществу, чего именно хотят жители Донбасса. А хотят они теперь намного большего, чем просто возможности говорить на том языке, на котором они говорят и думают, учить своих детей на своем родном языке в школах и ВУЗах, чтить истинных героев, а не пособников фашистов…

Теперь на Донбассе хотят мира и защиты, просто хотят жить, а не пересчитывать своих родных и близких, выживших после очередного артобстрела.

На осень в ДНР и ЛНР планируется референдум о вхождении в состав РФ

Но, чтобы референдум смог состояться, необходимо не допустить начала полномасштабных боевых действий, дестабилизации ситуации в Донбассе и срыва голосования в ДНР и ЛНР этой осенью. А к этому, очевидно будут приложены значительные усилия. В Киеве совершенно ничего не предпринимают для того, чтобы в Донбассе удалось мирным путем избежать крымского сценария — согласования изменений Конституции с представителями Донбасса не было, нынешнюю обстановку перемирием назвать сложно, минские соглашения остаются только на бумаге и трактуются они украинской стороной крайне своеобразно.

Судя по всему, нас ждет перенасыщенная событиями осень. Какие бы ни были результаты референдума в Донбассе о вхождении в состав России, и какая бы ни была на них реакция в Москве, Киеве, Брюсселе и Вашингтоне — после референдума это будет уже совершенно иной Донбасс.