В воскресенье вечером министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявил в прямом эфире телеканала ARD, что ситуация на Украине уже не так драматична, как три месяца назад.

«Если бы у меня не было надежды, то не тратил бы столько сил на эту работу», — прокомментировал Франк-Вальтер Штайнмайер, говоря о возможном урегулировании конфликта в Донбассе.

Означают ли слова министра иностранных дел ФРГ, что вскоре можно ожидать прочного перемирия? На этот вопрос изданию «Украина.Ру» ответил научный сотрудник Института США и Канады РАН, обозреватель Геворг Мирзаян.

— Что было на Украине 3 месяца назад? Тогда произошло резкое возобновление боевых действий. И Минска-2 еще не было. Поэтому, конечно, нынешние ограниченные обстрелы — это лучше, чем то, что было в январе-феврале.

Если бы кредиты давали за мир, а не за войну

Нельзя сказать, что дело идет к перемирию. У Киева сейчас нет стимула реально вводить и соблюдать режим перемирия. Поскольку боевые действия отвлекают население Украины от экономических проблем. Напряженность на Юго-Востоке Украины также поддерживает в тонусе Россию и Европу. Так что я не думаю, что в ближайшее время интенсивность боевых действий резко сократится.

Если говорить о том, что может повлиять на Киев, чтобы заставить его выполнять Минские договоренности, то это только скоординированная позиция Европы и России при, как минимум, молчаливом нейтралитете Соединенных Штатов. Пока таких условий нет.

Если бы кредиты давали за мир, а не за войну

Россия требует, Европа занимает достаточно пассивную позицию, хотя там уже критикуют Киев. Европа, возможно, и согласна на некоторый уровень напряженности на Юго-Востоке Украины, но ей явно не хочется, чтобы чрезмерный уровень напряженности привел к новому контрнаступлению ополченцев по образцу января-февраля. Соединенным Штатам тоже выгодно поддерживать именно такой уровень напряженности, без мощного противостояния, но и без мирного регулирования.

Если бы Украине поставили условия, что, предположим, Киев получит кредиты, если прекратит обстрелы, то можно было бы говорить о скором прочном перемирии. Но таких условий нет. И более того, сейчас в дипломатических и экспертных кругах активно муссируется тема, что ополченцы скоро перейдут в наступление — грубо говоря, вину за срыв перемирия пытаются возложить сейчас еще и на ополченцев, не только на украинскую власть. Говорят о том, что ополченцы пойдут брать Мариуполь при поддержке России. Хотя Россия — последняя страна, которой сейчас нужно возобновление боевых действий.