Украине собираются выделить много денег — причем просто так, даром. Уже в августе Международный валютный фонд может выделить Киеву 2,7 миллиарда долларов, что стало бы настоящим подарком для президента Зеленского. Ведь он никак не может получить от МВФ долгожданный кредитный транш по программе stand by, потому что международные банкиры требуют для этого выполнения целого пакета условий.

Но это совершенно другие деньги. И самое интересное, что возможный подарок Украине никак не связан с долгожданной американской помощью и спецификой российско-украинских отношений. Это не про политику, а про экономику. В Международном валютном фонде предварительно согласовали решение распределить между его членами огромную сумму в 650 миллиардов долларов. В этом случае каждое государство получит средства согласно своей квоте в организации, и это составит для Украины без малого три миллиарда.

Такие экстраординарные меры направлены на поддержку мировой экономики. По словам директора-распорядителя МВФ Кристалины Георгиевой, они необходимы «для удовлетворения долгосрочных глобальных потребностей в резервах во время самого серьезного кризиса со времен Великой депрессии». Однако это уже случалось в прежние времена — например, после 2008 года, в начале глобального спада мировой экономики. Украина получила тогда около двух миллиардов долларов. Хотя простые граждане так и не увидели эти деньги, осевшие в бездонных карманах украинских коррупционеров. 

Принуждение к переменам. Чему учит коронавирус
Принуждение к переменам. Чему учит коронавирус
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Комментируя решение фонда, Кристалина Георгиева объясняет его с позиций кристально чистого альтруизма. По ее мнению, раздача денег необходима «более бедным и более уязвимым странам, чтобы помочь их восстановлению после пандемии и добиться устойчивого роста, стимулируя восстановление и рост всей мировой экономики». Но богатые доноры МВФ занимаются этой благотворительностью ради приумножения своей прибыли. Они хотят, чтобы развивающиеся государства снова могли покупать импортные товары из Евросоюза и США. И пытаются перезапустить забуксовавший из-за кризиса мировой рынок.

По сути это меры кейнсианского толка, направленные на восстановление экономики путем ее активного регулирования — в частности, через воздействие на совокупный спрос и увеличение денежной массы. Это стало очевидным еще по итогам 2008 года, когда экономист Роберт Скидельски опубликовал книгу «Кейнс: возвращение мастера», а нобелевский лауреат Роберт Лукас признался: «в условиях кризиса кейнсианцем становится каждый», констатируя, что кейнсианские идеи является единственной надеждой на спасение от глобальной рецессии.

Международный валютный фонд как бы возвращается в такие моменты к своим историческим истокам. Ведь он был создан в 1944 году по итогам Бреттон-Вудской конференции при активнейшем участии самого Джона Мейнарда Кейнса. А идеи кейнсианства абсолютно господствовали тогда в ведущих капиталистических странах. Потому что упомянутая Кристалиной Георгиевой Great Depression наглядно показала всем несостоятельность либеральной теории неоклассиков, согласно которым рынок должен регулировать себя самостоятельно, без серьезного вмешательства со стороны государства.

МВФ был создан с целью послевоенного восстановления экономики, чтобы влиять на нее путем фискальной и денежно-кредитной политики, которая считалась успешным средством для борьбы с депрессиями и спадами. Используя кейнсианские механизмы, капиталистическая система пыталась спастись от кризисов с помощью некапиталистических методов, позаимствованных у своего классового врага.

Сам Кейнс никогда не был марксистом, однако он трижды посещал Советский Союз вместе со своей женой, русской балериной Лидией Лопуховой, и отзывался о советском проекте с известной долей симпатии, именуя СССР «Лабораторией Жизни». А его добрый приятель, Гарри Декстер Уайт, разработавший проект Международного валютного фонда, и вовсе оказался агентом советских спецслужб, передававшим в Москву важные секретные документы. Причем он делал это исключительно из идейных соображений, потому что, согласно расследованию сенатской комиссии, Министерство финансов США представляло в те годы настоящее сборище коммунистов.

Однако кейнсианский период в истории МВФ остался в далеком прошлом, хотя он обеспечил Западу послевоенное процветание, основанное на серьезных социальных уступках рабочему классу одновременно с государственным регулированием экономики, стимулированием потребительского спроса и производства. Ведь правящая верхушка Европы и США опасалась прямого столкновения с Советским Союзом и стремилась обеспечить лояльность огромной массы трудящихся, чтобы они не посматривали в сторону красных.

Но затем началось «восстание элит», когда сверхбогатые представители западного истеблишмента решительно отказались от дальнейших уступок социальным низам, уничтожая так называемое государство социального благоденствия. Это прежде всего нашло свое выражение в экономической практике и теории, когда на место кейнсианства пришла монетарная политика — новое издание рыночного фундаментализма, направленное на жесткое ограничение государственного регулирования экономики. В капиталистическом мире восторжествовали идеи неолиберализма, направленные на дерегуляцию и разгосударствление экономики, тотальную приватизацию, уменьшение государственных расходов и неограниченную свободную торговлю.

Неолиберальная экономика направлена на то, чтобы богатые богатели, а страны мирового центра поддерживали свое благосостояние за счет грабежа нищей периферии. Международный валютный фонд, который находится под фактическим контролем США, явился одним из самых эффективных инструментов этой разрушительной имперской политики. В обмен на кабальные кредиты МВФ навязывает развивающимся государствам губительные меры, направленные на постоянный рост внешнего долга, приватизацию земельных угодий и естественных монополий, разрушение производственного сектора, коммерциализацию образования и медицины, повышение коммунальных тарифов, сокращение зарплат и трудовых прав, ликвидацию социальных программ и льгот.

Все это подрывает независимость страны-должника, превращая ее в современную разновидность колонии, как это хорошо заметно на примере отреформированной до основания Украины.  

Впрочем, Владимир Зеленский еще пытается сопротивляться давлению своих кредиторов, хотя он делает это отнюдь не ради народа своей страны. Президент не хочет делиться с ними своей властью, которую размывают всевозможные наблюдательные советы с участием «международных экспертов». А западные банкиры ставят это условием очередных валютных вливаний. 

«Всем даром, и пусть никто не уйдет обиженным». Почему вакцинация должна быть всеобщей
«Всем даром, и пусть никто не уйдет обиженным». Почему вакцинация должна быть всеобщей
© РИА Новости, Владимир Астапкович / Перейти в фотобанк

Кредитный подарок от МВФ может помочь «Слуге народа» продержаться немного дольше, тем более что рост цен на металл и продукцию агропрома дополнительно наполнит казну валютой, позволяя рассчитаться с долгами бюджетникам. Однако международная финансовая структура все равно возьмет свое и с лихвой вернет себе нынешнюю подачку, заполучив под свой контроль всю украинскую экономику.

Потому что аттракцион невиданной щедрости всегда заканчивается для бедных стран вывернутыми пустыми карманами и неприятными ощущениями, которые всегда испытывают ограбленные.

«Бойся данайцев, дары приносящих», — предупреждала нас «Энеида».