3 декабря из окна восьмого этажа городской больницы Мариуполя выбросился тридцатилетний мужчина. Пострадавший скончался на месте, а полиция предварительно квалифицировала его гибель как самоубийство. Днем раньше, 2 декабря, покончил с собой сорокачетырехлетний пациент из ЛОР-отделения днепропетровской больницы. Он тоже выпрыгнул из окна палаты, оставив после себя предсмертную записку.

Эти трагедии стали продолжением волны суицидов, которая накрыла медучреждения Украины, и в основном связана с последствиями коронавирусной пандемии. За последние месяцы здесь зафиксировано четырнадцать самоубийств пациентов в возрасте от 36 лет до 81 года. Как правило, люди сводят счеты с жизнью, выпрыгнув из окна, или кончают с собой с помощью веревки и пистолета. В киевской больнице №4, где лечатся от коронавируса, в течение двух дней подряд произошло сразу два не связанных между собой случая суицида. И все это явно указывает на то, насколько серьезной является сегодня эта проблема.

Абсолютное большинство амбулаторных самоубийств зафиксировано у коронавирусных больных. Их организм находится под воздействием огромного стресса. Ковид не только провоцирует сильный жар, приступы удушья и мучительные боли в суставах — во многих случаях он может серьезно воздействовать на психологическое состояние человека, поражая его нервную систему и вызывая многочисленные критические патологии. Таких больных охватывает паника и депрессия, усугубляя их физические страдания и не позволяя эффективно бороться с коронавирусным пневмонитом. А многие из них вдобавок скорбят по своей ушедшей родне или тяжело переживают за своих заразившихся близких. 

Царь Вирус: в чем причины глобального кризиса?
Царь Вирус: в чем причины глобального кризиса?
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Лечение в домашних условиях обычно помогает купировать эти настроения, особенно если рядом оказываются неравнодушные люди, способные поддержать моральное состояние заболевшего. Однако тяжелая форма коронавируса настоятельно требует лечения в больничных условиях, чтобы пациент вовремя получал необходимые препараты, капельницы и уколы, не говоря уже о тех случаях, когда ему требуется вентиляция легких на ИВЛ. Беда в том, что состояние большинства украинских медицинских учреждений не выдерживает никакой критики в силу их постоянного хронического недофинансирования. И коронавирусная пандемия обнажила для всех эту ситуацию, которая является прямым следствием убийственных и бездумных неолиберальных «реформ».

Сейчас об этом говорят даже благонамеренные патриотические каналы. Так, в выпуске ТСН показали шокирующие фото из переполненной одесской больницы, где умершие от коронавируса лежали рядом с живыми пациентами в палатах и коридорах. По словам руководства клиники, в течение последних двух суток у них полностью заполнилось только что открывшееся коронавирусное отделение на девяносто мест. Коек не хватает, медперсонала — тоже, и в этой ситуации мертвых просто не успевали забирать из общей палаты.

«Нагрузка сумасшедшая, есть такие случаи, когда умирают несколько пациентов, поэтому не всегда успеваешь это вовремя сделать», — рассказала журналистам заместитель директора по медицинским вопросам Людмила Бирюкова. А родственники ее пациентов жалуются на то, что коронавирусным больным не хватает кислорода для вентиляции легких. Пока его удалось получить с помощью волонтеров, но всем ясно, что эти ресурсы вовсе не бесконечны. Притом что одесская клиника считается одним из сравнительно благополучных и обеспеченных учреждений такого профиля.

В других местах все может быть еще хуже. В новостях регулярно рассказывают о драматических эпизодах, связанных с нехваткой необходимого для больных кислорода. Тридцатидевятилетняя преподавательница Житомирского университета Ольга Грабарь обратилась через соцсети к мэру этого областного центра, умоляя его помочь людям выжить. «Я не знаю, как нам сейчас пережить ночь, а на утро кислорода нет вообще! Я сейчас сама тут лежу, кислород отключали за сегодня уже восемь раз!» — написала она в «Фейсбуке». Но уже к утру умерла.

Волонтер Дарина Яровая рассказала о ситуации в клинике Белой Церкви: двум пациентам, отцу и сыну, давали подышать кислородом всего по пятнадцать минут в сутки, пока отец не скончался, уступив свою долю сыну. Блогосфера пестрит сообщениями о том, как больные конфликтуют и даже дерутся между собой за кислородную дозу, отчаянными призывами о помощи, жалобами на отсутствие превратившихся в дефицит лекарств, причем не только специальных импортных средств, но даже банального цинкосодержащего препарата, который раскупили в целях дальнейшей перепродажи. Потому что правительство не смогло и не захотело защитить фармацевтический рынок от спекулянтов.

Можно представить, как действует на пациентов эта тяжелейшая обстановка — забитые палаты и проходы больниц, страдания соседей по койкам, измученные врачи, нехватка всего и вся, огромные расходы, которые несет за собой лечение в условиях коммерциализированной «системы здравозахоронения». Наблюдая чужую смерть, они думают, что завтра сами могут оказаться бездыханными в ободранном коридоре. Такие люди часто ощущают себя покинутыми и обманутыми — не только не всегда заботливыми и чуткими родственниками, но прежде всего абсолютно равнодушным к их судьбе государством. Тяжелая болезнь заставляет подводить итог своей жизни, и тогда человек видит всю нищету окружавших его иллюзией, которые годами навевались хорошо поставленной пропагандой. Он думает, что помощь не придет, и это состояние приводит к самым трагическим и непоправимым поступкам.

Высокая угроза суицида сохраняется и для тех, кто переболел тяжелой формой ковида, — об этом свидетельствует целый ряд авторитетных исследований, которые проводились специалистами частной высшей школой Геттингена, университета Регенсбурга, норвежского университета прикладных наук и Карлтонского университета в Оттаве. Согласно данным Оксфордского университета, спустя три месяца после заражения коронавирусом многие заболевшие по-прежнему испытывали депрессию, а 20% больных получили по его итогам психиатрические диагнозы. 

«Джокер» на максималках. В Украине сворачивают психиатрию
«Джокер» на максималках. В Украине сворачивают психиатрию
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Все это повышает количество самоубийств, что, в частности, отмечают сейчас японские медики. «У нас даже не было карантина, а влияние Covid очень минимально по сравнению с другими странами. Но все же мы наблюдаем такой большой рост числа самоубийств. Это говорит о том, что в других странах в будущем может наблюдаться аналогичный или даже больший рост числа суицидов», — рассказывает доцент университета Васэда Мичико Уэда.

Медики развитых стран планеты уже разрабатывают и внедряют протоколы для лечения так называемой «covid-depression», но заразившимся украинцам пока не приходится ждать ничего подобного. И это приведет к самым печальным последствиям для украинского общества. Ведь ковидная депрессия будет накладываться на посттравматический синдром войны, усугубляясь проблемами бедности, безработицы, криминала. И это пополнит будничный список суицидных трагедий.