«Только согласие сербов спасает» («Само слога Србина спасава»), — неофициальный девиз Сербии, авторство которого принято приписывать Святому Савве, младшему сыну легендарного жупана Стефана Немани, основателю автономной Сербской православной церкви, создателю оригинального богословско-философского учения — «Богомудрости» или «Светосавства», ставшего фундаментальной основой сербской идентичности, культовой личности истории Сербии и сербства. В справедливости этих слов сербам из поколения в поколение приходилось убеждаться на собственном опыте. Иначе быть, видимо, не могло. Смелый, мудрый, свободолюбивый народ, строивший национальное бытие и государственность на Балканском полуострове — стратегическом перекрестке важных путей-дорог, зоне контакта и конфликта между несколькими цивилизациями, — уже одним только географическим фактором был обречен на бурную судьбу, полную испытаний. Что уж там говорить о факторе геополитическом.

Югославия, 12.06.1999 г.: конец ужаса неравной войны, начало ужаса навязанного мира
Югославия, 12.06.1999 г.: конец ужаса неравной войны, начало ужаса навязанного мира
© commons.wikimedia.org, Nick Macdonald

За годы своего существования сербское государство переживало разные периоды. Были взлеты и падения, было быстрое продвижение вперед и топтание на месте, были и отступления назад. Сильная и влиятельная в региональном масштабе Сербия, тем не менее, как любая другая страна такого уровня, всегда нуждалась в опеке кого-то более сильного из числа «великих» держав. И такая опека находилась. Случалось, правда, что Белград позволял себе противиться воле кого-то из «великих» и бывал за это бит. Хотя бывало, что умудрялся и отстоять свой интерес. Такое удавалось, когда власть, элита, народ объединялись в едином порыве, когда в обществе воцарялось то самое согласие, о важности которого сказал Савва.

По окончании холодной войны и распада СФР Югославии державная «лодка» Сербия попала в эпицентр череды страшных бурь и потрясений, рвавших ее на части в течение мучительно долгих, смертельно опасных тридцати лет. Одни только 78 суток ракетно-бомбовых ударов в ходе агрессии США и НАТО против СР Югославии в составе Сербии и Черногории чего стоят! Страна потеряла очень многое, но всем бедам назло выжила, сохранилась. Цена спасения, увы, превзошла самые мрачные прогнозы, звучавшие в 1990-е годы и позже. Это если брать сугубо материальный план. Если же взять еще и морально-психологические последствия, то уровень цены взлетит запредельно.   

Тем не менее, Сербия продолжает жить и развиваться, приспосабливаясь к новым условиям. Парламентские выборы 2020 года стали еще одним шагом на том пути, которым страна идет последний десяток с небольшим лет, восстанавливая разрушенные в недавнем прошлом связи и отношения с соседями, ведя переговоры о вступлении в Евросоюз, поднимая экономику и уровень жизни своих граждан. Триумфатором выборов стала Сербская прогрессивная партия, возглавляемая президентом Александром Вучичем. Результат — 63,4% — говорит сам за себя и не может не впечатлять, хотя бы потому, что дает СПП в новом созыве абсолютное большинство: почти 190 мандатов из 250. Можно согласиться с комментарием самого Вучича: «Я достаточно долго в политике, но ничего подобного не видел». Именно так: случай беспрецедентный, победа чистая, безапелляционная.

«Братья по врагу». Сербский взгляд на войну в Донбассе
«Братья по врагу». Сербский взгляд на войну в Донбассе
© flickr.com, Вадим Ковальов

«Демократическая» оппозиция в лице сразу трех крупнейших партий  выборы бойкотировала. Спорить о том, оправдал ли себя бойкот или нет, можно долго. С чисто формальной стороны — вряд ли. Явка составила чуть менее 50%, на прошлых выборах было около 55, разница невелика. Фактом остается то, что в новой Скупщине «демократов» не будет. В этом политическом цикле им придется работать в непарламентском формате. Это, с одной стороны, ограничивает возможности, с другой, дает шанс вдохнуть новую жизнь и энергию в уличные акции под их эгидой. Обеспечит ли такая линия нужный результат, покажет время.

Участвовала в выборах, но не прошла в парламент, не преодолев даже скромный ценз в 3% голосов, Сербская радикальная партия во главе с хорошо известным в Сербии и за ее пределами ветераном сербской политики Воиславом Шешелем. Кое-то из наблюдателей не преминул обвинить в этом провале нынешнюю власть. Она, мол, видя одну из важных для себя задач в том, чтобы не допустить радикалов в парламент, обрушила на СРП всю мощь своего административного и информационного ресурса.

Отсутствие «демократов» и радикалов, не далее как какой-то десяток лет назад бывших двумя ведущими и определяющими силами политического процесса Сербии, подводит окончательную черту под еще одним этапом его кардинального переформатирования. Бытовавшее в свое время деление на «патриотов» и «западников» ушло в прошлое.

С результатом около 10% голосов прошли в парламент социалисты во главе с Ивицей Дачичем — Социалистическая партия Сербии. Эта политическая сила выступает неизменным союзником и соратником СПП. Именно этими двумя партиями сегодня сформировано правительство страны, возглавляемое Анной Брнабич. Партнерство СПС и СПП наверняка будет продолжено и в новом политическом цикле. Совместно набранные ими на прошедших выборах почти 75% голосов дают им в новом составе парламента подавляющее преимущество, открывая неограниченные возможности. Но и накладывая максимальную ответственность за результаты любых действий.

Особого внимания в мире выборы 21 июня не привлекли, хотя совсем без него тоже не остались. Первую порцию откликов на сербские выборы из Европы назвать доброжелательной весьма проблематично. Скорее, наоборот, черной краски на них было потрачено куда больше, чем какой-либо другой. Деление на «своих» и «чужих» опять оказалось решающим фактором для выработки мнения. Сербов оставили в «чужих». «Демократия по белорусским меркам», «Сербия на пути к автократии», «шоу одного человека», «избирательный фарс», «еще один шаг к экономическому Ватерлоо», — так звучат заголовки о сербских выборах-2020 в Германии. Не заставили себя ждать и голоса, призывающие признать голосование 21 июня недействительным, а новую Скупщину — нелегитимной. Такое мнение высказали депутаты Европарламента, докладчики по Сербии и Косово.

Партийный состав нового созыва Народной Скупщины определился. Что же касается ситуации в стране и особенно вокруг нее и перспектив ее развития, с этим пока что больше вопросов, чем ответов. Главный из них, конечно, судьба Косово. Вечером следующего за днем голосования дня в Белграде  встретились Вучич и представитель ЕС на переговорах Сербии и Косово Мирослав Лайчак. 27 июня в Вашингтоне состоится встреча Вучича с премьером Косово под эгидой спецпредставителя США по диалогу Белграда и Приштины Ричардом Гренеллом. От нее не ждут судьбоносных решений, но и недооценивать ее не стоит. У американцев есть большой опыт дожимать «младших» партнеров, к числу которых относится Сербия, даже вопреки их, партнеров, интересам.

Как слышится — так и пишется, или 5 мифов и стереотипов о Сербии и сербах
Как слышится — так и пишется, или 5 мифов и стереотипов о Сербии и сербах
© РИА Новости, Максим Богодвид | Перейти в фотобанк

Американская модель урегулирования косовской проблемы, ключевым элементом которой является ультимативное требование к Белграду признать независимость Косово, противоречит национальным интересам Сербии. Не принимать предложения США, однако, для многих стран мира, без преувеличения, смерти подобно. Сербия в этом плане не исключение. Отстаивать свою позицию, сопротивляясь давлению Вашингтона, Белграду затруднительно. Тактика затягивания переговорного процесса и откладывания принятия окончательного решения, которой за неимением лучшего придерживался Вучич, себя на сегодня исчерпала. Запад, похоже, намерен требовать определенности здесь и сейчас, встреча в Вашингтоне 27-го может стать в этом плане отправным пунктом нового всплеска давления.   

Если окончательное решение по признанию независимости Косово придется принимать этой осенью, для власти, включая новую Скупщину, настанут трудные времена. При таком развитии событий политический кризис станет неизбежен. Выйти из него с наименьшими потерями, даже опираясь на дружественное плечо России, Вучичу будет крайне непросто. Парламентскому большинству в такой ситуации не позавидуешь: остаться в стороне не удастся, оправдаться в глазах общественного мнения не выйдет.

Если же Вучич, имея за спиной поддержку Москвы, а под рукой — абсолютный контроль над парламентом, рискнет и далее сопротивляться воле Белого дома, Америка способна дополнить политико-дипломатическое давление давлением при помощи хорошо отработанной тактики внутренней дестабилизации. Проблем у сербов сегодня хватает, протестный потенциал сохраняется. Намек на «экономическое Ватерлоо», прозвучавший в немецкой прессе, в этом контексте приобретает зловещее звучание.

Косовская проблема отнюдь не исчерпывает повестку дня сербской внутренней и внешней политики, но даже ее одной с головой хватит для того, чтобы предельно осложнить жизнь новому составу Скупщины. Тем не менее, основания для определенного сдержанного оптимизма у сербов, у сербской власти, у сербской демократии все же присутствуют. Вызовы и угрозы исторического момента пока удается сдерживать, находя решения практически по каждому из них, включая эпидемию коронавируса и ее негативные социально-экономические последствия. Парламентские выборы показали, что власть продолжает пользоваться поддержкой значительной части населения, кредит доверия Вучичу и СПП далеко не исчерпан.