Как и следовало ожидать, у популярного актера хватает защитников; некоторые называют его «грандиозным актером» и заранее печалятся о его возможной участи. Иные даже пытались пришить к делу политику — мол, Михаил Олегович критиковал действующую власть, следовательно, его надо понять и простить. Отпустить под залог, под честное слово, под будущие творческие достижения.

Закон есть закон. В состоянии алкогольного опьянения (что является отягчающим фактором) совершено убийство ни в чем не повинного человека. Понятно, что сейчас будут задействованы лучшие адвокаты, предложены щедрые компенсации несчастной семье Сергея Захарова, творческая интеллигенция засуетится письмами и постами в поддержку, давя на жалость общественного мнения. Мол, погибшего уже не вернуть, а у Миши ого-го какое будущее.

Художника обидеть может далеко не каждый — вспомним дело Кирилла Серебренникова, визг вокруг Петра Павленского или панк-группы Pussy Riot. Могу лишь согласиться с писателем Платоном Бесединым, который — в числе многих неравнодушных — тоже прокомментировал резонансное преступление:

«Именно этого несчастного, спившегося, заблудшего человека когда-то нарекли голосом совести в России, — пишет Беседин на своей странице в Facebook, — "Совестливые голоса" вспоминают не Захарова, а Ефремова. И жалеют его, и сочувствуют, а потом — да, увидите — начнут блеять о излишне суровом наказании в его адрес… А я требую — как гражданин писатель и как просто гражданин — лишь одного: честного и справедливого суда. Чтобы тот, кто совершил зло, был наказан. И по закону, и по справедливости».

Закон один для всех, но либеральная интеллигенция всегда считала себя исключением. Свободомыслие в их понимании есть индульгенция, однако безнаказанность рано или поздно порождает всё более тяжкие преступления. Можно безнаказанно клеветать, можно безнаказанно нападать на правоохранителей, аморальность безнаказанна и позволительна. Так постепенно и доходят до убийства и оправдания убийства.

Помните недавнее дело «Сети» — группы молодых террористов, готовившихся к «борьбе с режимом». С каким энтузиазмом защищала их либеральная общественность — пока не нашли останки убитой этими выродками Екатерины Левченко. И все защитники как воды в рот набрали: ни покаяния, ни извинений. На сей феномен обратил внимание известный российский журналист (и, к слову сказать, бывший харьковчанин) Олег Лурье: «Внимательно пересмотрел сайт "Эха" — нет ни одного упоминания о "Сети"; "Новая газета" — про "Сеть" ни слова; либерально-грантовые блоги, Telegram-каналы и Facebook — и там "Сеть" перестала существовать. Исчезла, пропала, как будто её никогда и не было. А ведь совсем недавно — с надрывом, истерикой и слезой в глазу. Теперь по-тихому отползли».

Закон суров, но он закон. Учинённое Михаилом Ефремовым имеет юридическое определение и соответствующую меру отвеnственности. Каждый, кто начинает проливать крокодиловы слезы над судьбой талантливого актёра, должен учитывать: речь идёт не о случайно оступившемся человеке — судьба давно вела Михаила Олеговича к закономерному финалу его многочисленных похождений. А говорить, мол, чем он других безнаказанных хуже, — это совсем уж гнилой довод: на известном человеке и ответственность куда больше.

Милость к падшим призывать можно и должно, но после искупления. Мыслить иначе — значит прилюдно (учитывая резонанс дела) продемонстрировать бессмысленность закона, его избранность для избранных. В его беспристрастности и так существуют большие сомнения, а в данном случае и они окончательно развеются. С безнаказанности преступления начинается отсчёт и последствия любого майдана.

От безнаказанности убившего человека господина Ефремова до безнаказанности одесского убийцы Стерненко или убийц писателя Олеся Бузины дистанция куда меньшая, нежели это кажется со стороны.