Политический курс, проводившийся предшественником Владимира Зеленского, не только не изменил своих базовых параметров, но, похоже, его конфронтационный элемент будет усилен. Наверно, ничего более — извините за определение, но более точного я подыскать не могу — идиотского будущий правитель Украины не мог сделать, нежели написать письмо-отклик на заявление Владимира Путина, разместив его на своей странице в Facebook. Нет, сам по себе жанр послания нейтрален — в данном случае речь идет о содержательной части словесного демарша Зеленского.

Когда шоумен до выборов, между турами и после окончательного подсчета голосов делал заявления о своем желании наладить диалог с Россией, многие полагали, что, несмотря на вполне дежурную риторику о российской агрессии и необходимости переформатировать Минские соглашения, Зеленский просто вынужден действовать в рамках политической повестки, жестко навязанной Украине США и их союзниками. Но предполагалось, что он в состоянии постепенно скорректировать конфронтационную стилистику и попытаться, сохранив в неприкосновенности главные идеологемы российской политики, все же пойти на переговоры.

Владимир Зеленский. Справка
Владимир Зеленский. Справка
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Разговор с Москвой мог в принципе получиться хотя бы за счет того, что будущий президент избавился от хамской манеры, в которой говорил о России и ее руководстве Петр Порошенко. То есть понятно, что согласие между сторонами едва ли было бы достигнуто, но сам по себе прямой контакт с президентом России — это уже серьезная политическая победа, которая, несомненно, очень укрепила бы рейтинг Зеленского в глазах соотечественников.

Что в результате делает наш герой? Его спичрайтеры составляют послание, которое исполнено нелепого гражданского пафоса, невообразимого вранья и игривости низкопробного скетча. Картина происходящего в России нарисована Зеленским такими же хамскими мазками, которые с подачи Порошенко стали общим местом в медийном пространстве Украины. По словам комика, иметь российский паспорт — «это право быть арестованным за мирный протест. Это право не иметь свободных и конкурентных выборов. Это право вообще забыть о наличии естественных прав и свобод человека».

Украина: страна торжествующей демократии
Украина: страна торжествующей демократии
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Когда представители российского либерального сообщества предъявляют властям РФ аналогичные обвинения, это выглядит нормально и логично. Никто из них не планирует договариваться с Владимиром Путиным на предмет решения жизненно важных проблем. Они бичуют «кровавый режим», не считая необходимым вступать с ним даже в подобие диалога.

Когда то же самое делал Петр Порошенко, это тоже было абсолютно понятно. Москва давно уже исключила его из списка политиков, с которыми допустимо вести переговоры, хотя в этой теме у Владимира Путина наблюдается очень значительный люфт. Недавние встречи российского президента с премьер-министром Норвегии и президентом Эстонии показывают, что глава российского государства вполне в состоянии закрыть глаза на вздор и нелепицу, которые звучали из уст этих политиков ранее. Но политическая непристойность имеет пределы, за которыми контакт с перешедшим барьер становится невозможен. Зеленский, еще не вступив в должность, уже сумел блистательно заехать за красную линию, позволив себе охарактеризовать Россию как «империю зла» и поставить ей в пример Украину, где якобы процветают свободы и соблюдаются права человека.

Порошенко укусил Зеленского. Новый украинский президент будет таким же, как старый
Порошенко укусил Зеленского. Новый украинский президент будет таким же, как старый
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Уже много написано об украинских свободах — и в СМИ, и в политике, о политических репрессиях и убийствах — поэтому я коснусь этой проблемы лишь вскользь. В этом смысле украинская ситуация даже хуже, чем в свое время грузинская, когда власть декларирует приверженность демократическим ценностям, а потом выясняется, что на самом деле страна усилиями своего правителя превращена в полицейское государство латиноамериканского типа со всеми его прелестями — физическим устранением политических оппонентов, пытками в тюрьмах, гонениями на свободное слово и прочее. Украина уже успела зайти на этом пути гораздо дальше, чем Грузия. Конечно, в России есть проблемы — идеальных форм государственного быта вообще не существует в природе. Но политические права там вполне обеспечены — есть оппозиционная пресса, свободно собираются на свои форумы и конференции представители либерального сообщества, считающие власть своим непримиримым идейным врагом. Ничего этого на Украине нет и в помине.

Но дело даже не в этом. В своем письме — исполненном, кстати, в духе шалманных, крайне поверхностных выпадов самой оголтелой части либерального российского пула — Зеленский затрагивает крайне важную тему. Обмен военнопленными — это то, что получалось делать. Это то, что важно и для Украины, и для России, над гражданами которой издеваются в украинских тюрьмах, важно это и для Донбасса. Договориться хотя бы по этому вопросу означало бы продемонстрировать своей стране реальное желание нащупать какие-то точки соприкосновения, пусть даже их можно пересчитать по пальцам. Зеленский же единым махом рубит вероятность переговоров и контактов с Москвой. Я ничуть не сомневаюсь, что многие голосовавшие за него люди, прочитав письмо, в ужасе схватились за голову. Они рассчитывали на хотя бы минимальное улучшение отношений с Россией, а на сцене вновь появился все тот же Петр Порошенко, помолодевший и сменивший внешность и имя. Но все так же полный энергии и антироссийского задора.