Напомню, что еще 11 ноября в раздел «Чистилище» печально известного ресурса, опекаемого украинскими националистами, внесли имя бывшего канцлера Германии Герхарда Щрёдера за его высказывание по Крыму. Шрёдер, в частности, заявил, что он считает неизбежным признание мировым сообществом воссоединения Крыма с Россией. «Миротворец», объявив его врагом Украины, таким образом квалифицировал содеянное им: «Посягательство на суверенитет и территориальную целостность Украины. Манипуляция общественно значимой информацией. Антиукраинская пропаганда. Попытка легализации захвата российскими оккупантами украинского Крыма, оправдание вооруженной агрессии РФ против Украины».

МИД Германии сначала выразил возмущение, а после потребовал от руководства Украины принять меры по закрытию сайта. Это не первое подобное требование. Немецкое внешнеполитическое ведомство уже указывало Киеву на недопустимость такого рода деятельности, однако в первый раз Украина фактически проигнорировала адресованные ей претензии. Один из украинских чиновников ответил, что ресурс работает на сервере, расположенном за пределами страны. Издевательский характер этого ответа очевиден даже для непосвященных. Проблема ведь не в прописке сайта, а в людях, которые его ведут в течение многих лет. Их имена хорошо известны, и именно они несут ответственность за разжигание ненависти к людям, которых они заносят в список врагов, и публикацию личных данных. Последнее категорически запрещено законодательством стран Европейского Союза.

А сейчас украинский МИД, по всей вероятности, не желая окончательно портить отношения с Берлином, решил обновить концепцию, объясняющую, почему украинская власть не пытается препятствовать деятельности экстремистского сайта. Андрей Мельник в своей статье апеллирует к демократическим свободам, полагая, что под таким соусом продать европейцам нежелание бороться с экстремизмом будет намного проще. Посол указывает на то, что «Миротворец» имеет «частное» происхождение, а, соответственно, в этой деликатной ситуации «затрагивается вопрос свободы слова».

При этом украинский дипломат не сумел удержаться, чтобы не лягнуть Шрёдера еще разок. Он снова рассказал немецкому читателю, за какие именно слова экс-канцлер попал под раздачу. Вместе с тем Мельник обнадежил немецкую сторону, заверив ее, что совместная работа над болезненной темой будет обязательно продолжена. «Украина готова всерьез продолжать переговоры по проблеме «Миротворца» с немецкими партнерами. Лично я считаю, что печально известный список неуместен».
Слово «неуместен», подобранное дипломатическим работником, переводит проблему существования экстремистского медиаресурса из сферы уголовного производства в область бытового недоразумения. Между тем как раз отвечающие за упомянутую «свободу слова» европейские политики прекрасно отдают себе отчет в том, что они имеют дело с исключительно криминальным кейсом.

Когда в 2015 году в базу «Миротворца» были внесены данные журналистов, в том числе иностранных, получавших аккредитацию в Донецкой и Луганской Народных Республиках, с указанием их адресов и телефонов, после чего некоторым из них начали угрожать анонимы, на этот эпизод крайне нервно отреагировала Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Бывшая тогда представителем ОБСЕ по свободе СМИ Дуня Миятович назвала публикацию «тревожным шагом, который может еще больше поставить под угрозу безопасность журналистов».

Кроме всего прочего, общеизвестно, что списки «Миротворца» иногда используют украинские пограничники, проверяя пересекающих линию разграничения жителей ДНР и ЛНР. То есть государственные служащие вовсе не считают, что реестр врагов украинского народа, создаваемый вне пределов правового поля без всякого суда и следствия является грубейшим нарушением закона.

Многие эксперты справедливо пишут об утрате Украиной суверенитета и фактическом введении в стране режима внешнего управления. Этот в целом бесспорный тезис нуждается лишь в одной небольшой корректировке. По ключевым вопросам Киев не может действовать вопреки требованиям и рекомендациям Запада, поскольку от этого зависит судьба финансовой помощи. Но в каких-то мелких проблемах, когда он знает, что может отделаться ничего не значащим выговором, он демонстрирует злобное упрямство, либо просто хамя партнером, как это было, когда МИД Германии потребовал закрыть «Миротворец» в первый раз, либо уводя разговор в плоскость необходимости соблюдения неприменимых по отношению к экстремистам демократических норм, как на сей раз.