Фаина Савенкова: Больше всего об угрозе Донецку и Луганску со стороны Украины говорят разрушения наших городов в 2014 и 2015 годах
Фаина Савенкова: Больше всего об угрозе Донецку и Луганску со стороны Украины говорят разрушения наших городов в 2014 и 2015 годах
© gtrklnr.com
- Алексей, последние годы много говорят о поиске национальной идеи. Можешь дать свою формулировку?

— В данный момент мне кажется, национальная идея сформировалось абсолютно чётко в связи с началом спецоперации и не побоюсь этого слова «войной» с Западом. Я бы даже сказал «традиционной войной с Западом». Мы традиционно воюем с Западом и для меня даже странно, что мы с ними какое-то время прожили в мире.

Сейчас, на мой взгляд, национальная идея может звучать приблизительно так: божьей милостью русские защищают свою землю, на которой мы должны стать полновластными хозяевами. Вот собственно и всё. А остальное это уже детали. Можно, конечно, детализировать, расписывать. Сюда могут войти и какие-то вещи, связанные с культурой и прежде всего с верой в Бога. Православие, ислам и так далее. Я лично противник того, чтобы кого-то пытаться переформатировать в вопросах веры. Человек, который верит, это всегда лучше, чем человек-богоборец.

Алексей Поддубный (Джанго): кто он
Алексей Поддубный (Джанго): кто он
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), ДЖАНГО

— Алексей, что нужно делать в тылу?

— Теперь перейду к музыке. Музыка — это не только тыл, это ещё и авангард в какой-то степени. Не зря такое колоссальное внимание уделялось Иосифом Виссарионовичем (Сталиным) песенной культуре, кинематографу. Потому что это есть массовая культура. Далеко не каждый будет слушать симфонии, классическую музыку, джаз. Тем более, что не совсем понятно, что человек из этой музыки в принципе почерпнёт. Искусство не очень сильно влияет на какие-то патриотические настояния и прочее. Искусство — это серьёзная высокая вещь. Оно связано с какими-то космическими вещами, с Богом, с космической гармонией, с высокими материями.

Владимир Соловьев: Вопрос не в том, хорошая Украина или плохая, а вопрос в том, как Россию уничтожить
Владимир Соловьев: Вопрос не в том, хорошая Украина или плохая, а вопрос в том, как Россию уничтожить
© РИА Новости, Илья Питалев
Сейчас нам всем нужно сражаться за Родину. Я считаю, что сейчас каждый на своём месте, чем бы он ни занимался, должен сражаться за Родину. Более того, не обязательно даже трогаться с этого мета. Совсем необязательно ехать на фронт. Если у вас есть ресурс для того, чтобы писать хорошие стихи и вдохновлять этими стихами, поднимать наш дух, я считаю что это не менее важно. Самое главное заключается в том, что тыл должен соответствовать фронту.

То есть, если фронт сражается, а тыл развлекается, бухает и ездит по развлекательным мероприятиям, и пилит бюджеты, то как же побеждать? Во-первых, в такой ситуации побеждать гораздо сложнее, потому что каждый день войны стоит денег. Если эти деньги где-то пилятся, то это значит, что что-то не доедет до фронта. Обмундирование, беспилотники, ещё что-то. А ведь это всё там нужно, реально нужно. И наши ребята, зачастую недополучая чего-то, просто не могут эффективно сражаться, а некоторые даже погибают. Это же надо понимать! Это очень серьёзные вещи. Поэтому, конечно, нужно мобилизацию, прежде всего, проводить в тылу. Мобилизацию мозга и мобилизацию совести, чтобы те, кто думают, что на войне можно просто нажиться, начали бы взывать к какому-то человеческому началу в себе. Понимая, что это кровь. Это жизни наших людей, жизнь нашей Родины. Это её выживание. Конечно, ребята будут побеждать. Я в это верю.

Наш русский дух — это самое главное, что у нас есть. Хочу рассказать о том, с чем я столкнулся в последнее время. Я бросил клич на сбор средств для нужд фронта и для гуманитарной помощи. И люди стали перечислять деньги: от небольших сумм до очень больших сумм. И я очень всем благодарен и горд тем, что у нас есть такие люди. Я горд тем, что мне доверили. Есть что-то такое, что гораздо выше всех материальных вещей.

— А что говорят солдаты, когда ты привозишь им помощь?

— Что они могут говорить… Говорят: «Спасибо, братуха». Я им отвечаю: «Ребята, это деньги собрали люди, я просто перевозчик, мне доверили деньги». Да, я ездил лично покупал квардакоптеры для разведки. Квадракоптеры вообще нужны всем. Можно послать разведгруппу, она рискует своей жизнью. А можно птичку послать, и будет всё видно. И риска тогда гораздо меньше и видно, как можно продвинуться. Где накрыть артой, а где можно продвигаться, это всё видно.

Эти вещи очень нужны и люди, конечно, благодарны. Даже целые комбаты приезжали на встречу со мною. А нужды бывают всякие разные. От "птичек" до самых простых вещей. Но вот именно эти устройства, не только эти, ты же понимаешь, там много разных устройств, которые спасают жизни, в общем, эти устройства облегчают боевую работу нашим парням.

— Что такое русская мечта?

— У меня давно была формулировка «Россия нашей мечты». Вот мне кажется, что у нас у всех есть какая-то Россия мечты. В моём случае Россия мечты — это Россия честная, без обмана, Россия людей, которые видят высокую цель, видят высокодуховные цели существования России в мире в принципе. Потому что за нами военные победы с верой в Бога, вот, что важно. Суворов говорил: «Русский солдат потому ничего не боится, потому что он Бога боится». Вот мне кажется, что эта формула самое главное для русского человека. С Богом в сердце. Русский человек с Богом в сердце — вот Россия моей мечты. Когда не придёт голову товарища Распила Бюджетова запускать в оборот. Это один из моих персонажей наряду со многими другими. Прокат Мопедов, Распил Бюджетов и так далее. Распил Бюджетов — это самый ушлый из них.

Мне кажется, что мощь России и гордость за нашу страну — вот, что должно в итоге стать Россией мечты. И страна наша, и наша культура очень многогранна. Здесь есть ещё один очень важный аспект — это семья. Маленькая семья, которая завязана с этой большой семьёй. Наша семья, наши дети. Это маленькая модель, которая связана с большой моделью. Раньше говорили: «Ячейка общества». Сейчас начинает до меня доходить, что это некая молекула в огромном духовно-культурном организме всей страны. И вот здесь в семье должны присутствовать наши традиционные ценности. Защищать Родину, в семье мальчику говорят защищать девочек, делиться с товарищами, не скупердяйничать, читать книги, получать образование, стремиться стать тонким человеком, чувствующим чужую боль. Давайте все быть такими. Это же не так ложно на самом деле. И Россия будет… Она и так прекрасна, но она же может ещё быть лучше.

Но сейчас мы должны её защитить от внешних угроз. Ведь мы сражаемся на Украине не с украинцами, а сражаемся с теми, кто предал общую нашу идею, общую русскую идею. Это те, кто понадеялся на американцев и начал выполнять их волю для того, чтобы разрушить Россию. Я когда в 2014 году приезжал в Киев, то каждый встреченный таксист своим долгом считал, узнав, что я приехал из Москвы, доложить мне, что скоро России не будет. «Америка с нами», — говорили они. Они с помощью Америки решили воплотить свою давнюю мечту, разрушить своего старшего брата. Это деструктивная идея.

Общая идея России — это созидание в любом его виде. Это может быть всё, что угодно. Промышленность, искусство и так далее. Когда мы закончим свою военную работу, мы будет там созидать. Мы будем строить дома, открывать школы, кинотеатры, снимать хорошее кино, писать хорошую добрую музыку, а не деструктивную. Я всегда очень болезненно воспринимал все модные течения, которые были до настоящего момента. Весь этот деструктивный рэп, с его духом и агрессивной техникой аранжировки и исполнения.

Сергей Станкевич: То, что мы сейчас наблюдаем в мире, в том числе на Украине, — результат великой геополитической трансформации
Сергей Станкевич: То, что мы сейчас наблюдаем в мире, в том числе на Украине, — результат великой геополитической трансформации
© РИА Новости, Владимир Песня
Агрессивность бывает спортивной, это хорошо. Например, в футболе. Это нормальная здоровая мужская агрессивность. А тут речь идёт о деструктивной агрессивности, упаднической, и постоянно с какими-то уродливыми акцентами: то на наркотики, то на беспорядочный секс, то на подчинение других людей себе. Частый посыл таков: ты — лох, а я крутой с огромной кучей денег, ты учишься на инженера, а я крутой блогер, у меня есть деньги, а у тебя нет, зачем ты учишься, изучаешь физику, химию, ты лучше тусуйся, наркотик глотки и будь счастлив. И люди выступают с этим со сцены, акцентируют внимание на крутости своих татуировок, дороговизне своих автомобилей. Это всё страшные диверсионные мысли! И всё это вкладывалось людям в голову через популярную культуру. Делали из людей стадо потребителей, которое не может созидать.

А вот наша великая русская идея — это созидание. Везде, куда мы заходили, строились школы, открывались театры, приезжали специалисты. В этом и есть перспектива. Взять лучшее, что у нас было, переосмыслить это под настоящий момент, вооружившись доктриной созидания, и идти вперёд. Но сейчас надо закончить войну! Победить. Побеждать ещё придётся долго, но в обозримом будущем всё будет сделано. Но конфликт с Западом никуда не денется, поэтому нам надо уметь жить абсолютно независимо от них. Нам надо иметь всё своё. От промышленности до образования. И работы у нас здесь огромное количество.

Думаю, что композиторам и музыкантам должна быть отведена достаточно ощутимая роль. И, на мой взгляд, надо очень внимательно присмотреться. Я против репрессий и не предлагаю сажать товарища Моргенштерна, но на восстановлении Мариуполя он мог бы поработать, кирпичики потаскать, ямы порыть. Вполне мог бы это делать за свои злодеяния и за то, что он посеял в умах интеллектуально и душевно неокрепшей молодёжи.