- Александр, какова в настоящий момент ситуация в Мариуполе? Согласен ли ты с критикой наших военкоров и журналистов в том, что они зачастую подменяют репортажи о реальной ситуации на фронте бравурными прогнозами о «полной зачистке Мариуполя через 3-4 дня»?

— На мариупольском направлении мы продолжаем продвигаться вперёд. Пусть и тяжело, и с большими потерями, но продвигаемся вперед, сужая кольцо окружения украинских частей, которое смыкается удавкой на шее мариупольской группировки врага.

Александр «Варяг» Матюшин: Люди, вырвавшиеся из мариупольского ада, получают одежду, питание, крышу над головой
Александр «Варяг» Матюшин: Люди, вырвавшиеся из мариупольского ада, получают одежду, питание, крышу над головой
© newskif.su

Несмотря на периодические победные реляции наших чиновников о скором завершении боев в Мариуполе и его освобождении «буквально через два-три дня», я как человек, принимавший активное участие в боях начального периода освободительной войны на Донбассе, могу сказать, что на самом деле до полного освобождения Мариуполя нам ещё далеко. Активная фаза боев там продлится ещё минимум месяц. И связано это в первую очередь с теми гуманистическими принципами, которыми руководствуется союзное командование, что активно используют оставшиеся в городе украинские военные.

На мой взгляд, для быстрого завершения боевой операции в Мариуполе необходимо сровнять с землей завод, развалины зачистить, а подземные ходы засыпать порошком, используемым для тушения пожара в шахтах. Сами же входы завалить. Но это довольно кровожадный сценарий, который наше командование не предпримет, и даже вряд ли рассматривает.

Поэтому нам следует приготовиться ещё минимум месяц слушать о том, что Мариуполь «вот-вот, буквально на днях полностью освободят».

Александр "Варяг" Матюшин: кто он
Александр "Варяг" Матюшин: кто он
© newskif.su

- Что сейчас происходит в гуманитарной сфере? Как сейчас работают наши волонтеры? Как оказывается гуманитарная помощь мирному населению и армии ДНР? В чем нуждается армия? В чем нуждаются беженцы?

— В гуманитарной сфере дела обстоят двояко. С одной стороны, в Республику массово идет гуманитарная помощь со всей большой России, плюс местные волонтёры также занимаются оказанием помощи на освобождённых территориях и беженцам, размещённым в городах «старой ДНР».

Тут могу сказать, что моя организация «Русские социалисты Новороссии» работала с депутатом Народного совета ДНР Марией Пироговой, и та оказала всевозможное содействие в деле помощи беженцам. Также могу сказать о помощи, которую оказывает партия «Другая Россия Э.В. Лимонова». Это из личного опыта.

Из-за бюрократических ошибок и несовершенства наших законов помощь из России несколько затруднена. Дело в том, что закон о гуманитарной помощи, принятый нашими депутатами, очень сильно напоминает законы Украины и России, где гуманитарная помощь оказывается в случае стихийных бедствий, чем война не является.

Поэтому вся гуманитарная помощь в обязательном порядке поступает на склады в МЧС, а уже оттуда распределяется по усмотрению межведомственной комиссии. Поэтому конечного адресата получения этой помощи отправитель из условной Казани вряд ли узнает, так же как и вряд ли получит видеоподтверждение, что она дошла до него.

При этом как инициатору в России, так и волонтёру в ДНР надо пройти все круги ада нашей бюрократии, чтобы в конечном итоге на границе ДНР и РФ отдать гуманитарный груз представителю МЧС ДНР.

Александр «Варяг» Матюшин: В Донбассе нас ждут тяжелейшие бои, сравнимые с боями Великой Отечественной

Что же касается военной гуманитарной помощи, то тут дела обстоят гораздо хуже, ибо такие грузы задерживаются на границе как «груз двойного назначения», и банальные рации, столь необходимые фронту, провезти невозможно. Приходится использовать неофициальные контакты. Это с учётом того, что наша армия технически оснащена сравнительно хуже противостоящей ей украинской армии и нуждается практически во всем — от банальной рации и заканчивая квадрокоптерами.

- Что говорят на фронте о предстоящей «битве за Донбасс»?  Есть ли прогнозы относительно того, сколько она продлится?

— На фронте сейчас идут ожесточённые бои на всей его протяжённости. Помимо Мариуполя, бои идут за Марьинку, за Авдеевку и многие другие населённые пункты. Так что о «битве за Донбасс» не говорят, в ней участвуют.

Если говорить о предстоящем броске на север, то все уже понимают, что это после взятия Марьинки, Красногоровки и Авдеевки обязательно произойдёт, и воспринимают это как данность. Это наше совместное наступление с войсками ЛНР и РФ, можно сказать, уже началось и закончится, на мой взгляд, не раньше, чем к осени текущего года. Также думают и многие командиры, с кем мне выпадает честь общаться.

Геннадий Дубовой: Почему бравурные журналистские реляции о «скором взятии Мариуполя» вредны
Геннадий Дубовой: Почему бравурные журналистские реляции о «скором взятии Мариуполя» вредны
© скриншот видео

- Что известно о моральной состоянии донбасской группировки ВСУ? Влияют ли на моральных дух украинской армии поражение в Мариуполе, которое фактически уже очевидно?

— Сейчас на Донбассе находится, по разным подсчётам, от 60 до 100 тысяч украинских военнослужащих и добровольцев. Моральное состояние у них различное: если в Мариуполе мы видим массовую сдачу в плен украинских морпехов в последние дни, то под Авдеевкой они оказывают ожесточённое сопротивление, впрочем, как и в Марьинке.

Поэтому, думаю, даже после потери Мариуполя, Авдеевки, Марьинки и Красногоровки они будут продолжать оказывать сопротивление, и нам ещё предстоят тяжелейшие бои по освобождению наших городов, сравнимых с боями Великой Отечественной войны.

К тому же, украинский пантеон скоро пополнится «героическими бойцами батальона "Азов"», которые «погибли, но не сдались в плен врагу» в Мариуполе.