Советник главы Офиса президента Арестович заявил 22 октября, что Украина в случае начала войны с Россией будет организовывать террористические акты  на территории РФ. О том, какова вероятность такого сценария развития событий, изданию Украина.ру рассказал специалист по антитеррору, бывший генерал СБУ Александр Ходаковский.

— Александр, возможна ли война между Украиной и Россией непосредственно, скажем из-за Донбасса?

— Я на самом деле не верю, что та война, которая потенциально может произойти между Россией и Украиной, будет носить официальный характер объявленной войны.

Глобальный полигон для расистов. США обвиняют американских правых в военных преступлениях на Донбассе
Глобальный полигон для расистов. США обвиняют американских правых в военных преступлениях на Донбассе
© Instagram,
С одной стороны, мы ожидаем, что Россия нас поддержит в случае, если со стороны Украины будет агрессия, попытка захватить территорию силовым путем.

Мы рассчитываем, что Россия включится, и тогда по логике эта война будет носить характер войны России с Украиной. С другой стороны, я не верю, что это будет такой «прямой формат». Скорее всего, Россия окажет нам содействие, притом что с формальной точки зрения все-таки это будет наша война с Украиной.

Просто сложно себе представить, что Россия возьмет и вдруг объявит Украине войну для решения какой-то частной задачи. Хотя ведь сейчас только на Россию по большому счету и рассчитываем. На собственные ресурсы нам полагаться особо не приходится.

Александр Ходаковский: кто он
Александр Ходаковский: кто он
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк

Если все-таки предположить, что война между Россией и Украиной случится, то она будет происходить только в Донбассе, или по всей линии российско-украинской границы?

— Я уверен, что случись война, что маловероятно, то Россия точно не будет заинтересована в том, чтобы идти и разрушать все на своем пути. Конечно, по возможности будет проявлено деликатное отношение к территории и людям, потому что все-таки мы исповедуем парадигму, которая говорит, что украинцы — наш братский народ, территория, на которой они живут — это наша территория, это все создано было нашими совместными усилиями во времена Российской империи, во времена Советского Союза.

Может быть, проще будет нанести удар высокоточным оружием в уязвимые места, как, например, это происходило во время войны 08.08.08. Это привело к панике у грузин, дезорганизации управления, был нанесен серьезный морально-психологический ущерб Грузии. Когда Россия продемонстрировала и свою готовность вести войну, и свои возможности — противник запаниковал и начал отступать.

Конец диалога. Зачем Украина захватила офицера СЦКК в Донбассе
Конец диалога. Зачем Украина захватила офицера СЦКК в Донбассе
© фото из открытых источников

Для того, чтобы добиться коренного перелома в войне, я бы посоветовал ударить в тех местах и по тем направлениям, которые прекратят эту войну раз и навсегда. И прекратят не так, что мы дадим противнику отползти, потом перегруппироваться, накопить силы и действовать против нас с новой энергией, с новыми возможностями, потому что раненый зверь достаточно опасен.

В случае войны надо будет делать так, как в известной песне про футбол, которую исполнял Александр Галич — «Ты ж советский, чистый как кристалл, начал делать, так уж делай, чтоб не встал».

Так что надо этот принцип реализовать — сделать так, чтобы противник уже не встал. Чтобы Запад потом не смог обозленную Украину, ненавидящую Россию, использовать в своих целях.

Вы сказали, что надо воевать с применением высокоточного оружия. Надо ли в таком случае высокоточными ракетами ударить, например, по украинскому Генштабу, который находится в Киеве?

— Понятно, что технически у России есть ракеты, которые до любой точки на территории Украины долетят. Представить себе, что Россия нанесет какой-нибудь, даже точечный удар по Киеву — практически невозможно. Если будут наноситься удары, то, скорее всего, в те места, где последствия для мирного населения от них будут минимальными.

Украинское руководство в ответ на действия армии России может принять решение о проведении на российской территории операции, подобной Будённовску, Кизляру или тому же Норд-Осту. Такое возможно, или это все фантастические предположения?

— Ты сейчас смешал сразу несколько направлений — и военное, и террористическое. Способна ли Украина к террористическим действиям?

Я думаю, что у Украины есть силы, относящиеся к неформальным военным подразделениям, которые можно было бы задействовать для проведения такой операции. Но это маловероятно.

Украина будет стараться изображать роль жертвы. А если она прибегнет к таким методам — тогда в таком случае в глазах европейцев и американцев, которые ей сочувствуют, предстанет террористической страной, чем-то вроде ИГИЛ*.

Также Украина вряд ли будет наносить удары по территории России имеющимися у нее ракетами. Кроме провоцирования России, к большему отпору это не приведет.

После того, как Россия начнет занимать украинскую территорию, будет ли в ее тылу происходить какая-то партизанская война? Появятся ли там какие-то свои шухевичи?

— Их просто не будет. Учитывать фактор пассивного или активного сопротивления населения в случае продвижения российской армии вглубь территории Украины нужно, но я не думаю, но масштабного партизанского движения ожидать однозначно не стоит. Потому что, во-первых, среда не та, это не мы против фашистов, например. А во-вторых, настоящих буйных мало.

То, что Украина уже подготовилась к такому сценарию — это очевидно. Я думаю, что уже заложены схроны с оружием, уже созданы «подпольные обкомы», а также террористические и диверсионные группы, которые должны будут действовать в тылу российской армии, и которые должны будут дестабилизировать обстановку. Они будут пытаться поднять население на борьбу, активную или пассивную.

Но специальные российские службы, которые будут идти вслед за армией, будут работать на выявление таких очагов дестабилизации, очагов сопротивления и, естественно, на локализацию таких очагов.

Мы сейчас говорили с тобой о сухопутной войне. Очень важные русские города, которые находятся на территории Украины, находятся на побережье Черного и Азовского морей. Речь идет о Мариуполе, Одессе, Николаеве, Херсоне. Будут ли в Крыму для их захвата созданы  десантные группы?

— Что касается азовского побережья, то тут заморачиваться даже и не стоит: тут  украинские подразделения будут драпать так, что мы их не успеем и заметить. Тут не нужно будет никого, ничего брать.

Что касается таких крупных узлов, где уже появились, в том числе, американские базы, как Одесса, Николаев, Херсон. Это сложное направление.

Тут будут действовать как с суши, так и с моря.

Я в 2008 году во время войны с Грузией был в Севастополе и собственными глазами наблюдал, как из Стрелецкой бухты выходила российская эскадра и шла в сторону Сухуми.

Корабли российского флота выполнили свою функцию. Они вышли на дистанцию огня, взяли под контроль нужные цели. Черное море достаточно спокойное, можно длительное время там находиться и контролировать любой участок.

У российского Черноморского флота сейчас достаточное количество сил — надводных и подводных, чтобы взять те города, о которых мы говорим, под свой контроль.

Когда начнется мощное российское наступление, какова будет реакция Запада? Будет ли военное вмешательство с его стороны?

Западная военная помощь, если она будет предоставлена, сможет ли остановить российское наступление, или российскую армию уже ничто сдержать не сможет?

— Помочь остановить будет просто нереально, потому что слишком велика разница потенциалов. Конечно, Запад, возможно, окажет содействие, но не прямой военной поддержкой. Это очевидно.

Если мы будем действовать, мы будем просто блокировать уже существующие западные базы для того, чтобы не вступать в прямой конфликт с Западом. Нам надо будет локализовать их и двигаться дальше.

Я думаю, что эта война не будет носить затяжной характер, не четыре года, не пять лет, она будет достаточно скоротечная.

Сколько примерно? Неделя, месяц? Насколько скоротечная?

— Думаю, максимум в течение месяца от того момента, как первый российский солдат перешагнет границу с Украиной, до завершения устранения последних очагов бессистемного сопротивления.

Никто в позиционную войну с Украиной ввязываться не будет. У России достаточно ресурсов, а у Украины недостаточно воли к сопротивлению, чтобы превратить эту войну в долгоиграющую или втянуть туда как можно больше сил, средств, и дождаться помощи Запада.

Проект «Анти-Россия». Зачем Западу война в Донбассе
Проект «Анти-Россия». Зачем Западу война в Донбассе
© REUTERS, Oleksandr Klymenko
Да и Западу не нужно.

* Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ