Жилин рассказал, что сделает Россия, если флот НАТО будет вести себя по-хамски
Жилин рассказал, что сделает Россия, если флот НАТО будет вести себя по-хамски
© РИА Новости, Сергей Мальгавко / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее президент России Владимир Путин заявил, что не считает «болтовней» разговоры о членстве Украины в Альянсе. По его словам, если Киев вступит в НАТО, то подлетное время ракет от Харькова или Днепра до Москвы уменьшится до десяти минут.

- Александр Иванович, насколько военно-политическое руководство России морально готово к тому, что это случится?

— Украину превратили в ресурс войны против России, и англосаксы отрабатывают разные варианты. Самый идеальный вариант для них — не принимать Украину в НАТО, а на основе двусторонних договоренностей просто разместить ударные комплексы на территории этой страны. Тогда НАТО не будет нести коллективную ответственность за военные конфликты Украины и может ее использовать в качестве оружия против России.

- Чем мы можем на это ответить?

— Мы можем ответить на это по-разному, но в любом случае это сильно понижает порог безопасности, прежде всего самой Украины. Совокупный военный потенциал у России гораздо мощнее, и нас загоняют в условия, когда, учитывая критическое для нас подлетное время, мы напишем в доктрине понятие упреждающего удара. Надо ли это украинцам, надо ли это полякам, надо ли это румынам? Потому что мы будем обязаны защитить свой народ и свою территорию.

Если не будет никакого другого выхода и поступит информация о том, что противник готовится нанести удар или разворачивает комплексы, ждать, пока полетит ракета, и перехватывать ее средствами противовоздушной обороны нет никакого смысла. Надо подавлять их на территории противника. И это уже объективно не наша вина.

Поэтому в данном случае речь идет о создании в целом по всей Европе сверхкритических условий, что американцам, которые находятся на отдельном континенте, весьма и весьма выгодно.

- Вы имеете в виду что-то конкретное?

— Дело в том, что значительная часть военного потенциала развитых стран контролируется искусственным интеллектом по мере его совершенствования, и большая доля принятия решений лежит на компьютерах. Но это всего лишь железо, которое может ошибаться и давать сбой. И опасность возникновения конфликта по техническим причинам возрастает с каждым годом. Но и это не единственный фактор риска.

Возьмем, к примеру, морской беспилотник, оснащенный ядерным оружием. Он лежит на дне в спящем режиме, ожидая, когда поступит команда. И если один человек написал программу для этого беспилотника, то кто-то другой может написать другую программу, вскрыть ее и перехватить управление. Это может быть «Аль-Каида», это могут быть спецслужбы третьего государства, это может быть кто угодно. Вы можете представить себе степень угрозы, когда какая-то террористическая организация в один не прекрасный момент станет носителем ядерной боеголовки?

Я это к тому, что американцы в Ираке, Ливии и Сирии разбомбили международное право, и сегодня мировое сообщество живет не по законам, а по каким-то непонятным понятиям. В итоге все основополагающие документы, так или иначе обеспечивающие архитектуру безопасности, США либо игнорируют, либо выходят из них.

Игорь Коротченко: Если США «похоронят» «Северный поток-2», то Россия будет сбивать украинскую авиацию в Донбассе
Игорь Коротченко: Если США «похоронят» «Северный поток-2», то Россия будет сбивать украинскую авиацию в Донбассе
© РИА Новости, Михаил Воскресенский
Мир находится у очень опасной черты, когда конкуренция растет, системный кризис индустриального общества углубляется, и в этих условиях могут приниматься разные решения. Причина всех войн кроется в деньгах — и ни в чем ином. После Второй мировой войны мы были в разрухе, Германия и вся Европа были в разрухе, а США увеличили свою прибыль в четыре раза.

Я об этом так подробно говорю, чтобы наши читатели понимали, что ситуация гораздо сложнее и что нельзя просто найти техническое решение тех или иных проблем.

- В этой сложной ситуации, которую вы описали, что, например, может потребовать Путин в ходе переговоров с Байденом?

— Речь может пойти о том, чтобы на территории Украины не размещались американские или британские военные. Понятно, что Украину не возьмут в НАТО, она там не нужна в их глобальной концепции борьбы с Россией. Что касается использования территории Украины, то российский президент будет пытаться договориться с американским на каких-то определенных условиях.

Вообще любые переговоры — это торги. Мы даже не представляем, вокруг чего будут сосредоточены основные темы этой встречи. Но в любом случае нам нужна демилитаризованная Украина. Мы не можем допустить размещения войск США или НАТО.

Для нас это реальная угроза, и если есть реальная угроза, то на нее надо отвечать. Как отвечать, мы с вами обсудили.

- Давайте тогда поговорим о тактических вещах. Сейчас активно идет подготовка к учениям Sea Breeze 2021, по сценарию которых коалиционную группу привлекут к «стабилизации кризисной ситуации», вызванной деятельностью «незаконных вооруженных формирований», которым «власти соседней страны оказывают всестороннюю поддержку». Конкретно на эти учения мы как можем отреагировать?

— Мы будем отслеживать эти учения. Мы, естественно, будем держать свои вооруженные силы, которые обеспечивают безопасность в этом регионе, в повышенной боевой готовности. Мы будем мониторить общий план этих учений: чего они хотят и как они это будут осуществлять. Нам нужно понимать алгоритм возможных провокаций, связанных с Крымом или Донбассом. Другого способа воздействовать на группу стран, которые проводят военные учения, фактически не существует.

Кроме того, мы можем планировать и свои учения таким образом, чтобы наши «друзья» понимали, что ответ будет, и ответ будет очень серьезный. Потому что это вопиющий случай, когда в Черное море заходят корабли, в том числе США, и перебрасываются значительные силы личного состава. При этом, как только мы с Белоруссией на своей территории проводим какие-то маневры, у них сразу начинается истерика.

Это один из ярких разведпризнаков того, что противоположная сторона не сбрасывает со счетов развитие военного конфликта между Украиной и Россией. Более того, с учетом отработки военных действий Украину как раз натаскивают на возможные боевые действия.

- Когда это может произойти?

— Это зависит от текущей политической ситуации. Тут могут быть разные варианты, и спрогнозировать их очень сложно. Подобного рода вещи носят совокупный характер. Например, мы можем наблюдать развитие ситуации в Донбассе, а причиной военного конфликта Украины с Россией могут стать сверхкритические отношения Пекина и Вашингтона. Чтобы отвлечь внимание, нам могут устроить войнушку на наших границах.

Я не верю политикам, политологам и военным аналитикам, которые считают, что это случится, например, к выборам в Госдуму или ближе к 2024 году. Если проанализировать внешнюю политику британцев и американцев, они по всему миру создают кризисные ситуации, держат их в замороженном виде, чтобы потом расконсервировать их в любой момент.

Тот же Карабах. Вроде замирение было, а тут бац — и выстрелило. А почему? А потому что занялись проблемой Кавказа. Сейчас там очень активно ведется работа по раскачиванию ситуации. Я еще два года назад говорил в интервью, что на Кавказ заехало множество «специалистов по межэтническим отношениям» из Польши и других государств.

Как работает британская разведка? Она размещает заказы в институтах, ученые работают, обобщают материал, передают в спецслужбы, и они уже анализируют. Я далек от мысли, что два года назад Запад вдруг резко заинтересовался межэтническими отношениями на Кавказе. Ничего случайного в этом мире нет.

Сейчас пытаются сталкивать различные национальные и религиозные группы. Эта война не прекращается ни на минуту.

- Я задам не совсем корректный вопрос. Силы ДНР/ЛНР смогут отбиться самостоятельно, без помощи России, в случае полномасштабного наступления Украины?

— Нет. Надо это выбросить из головы. Кроме того, нужно раз и навсегда прекратить разговоры на тему «их там нет». Донбасс — это зона наших интересов. Мы должны научиться работать так, как работают американцы, которые приезжают за тридевять земель и назначают те или иные страны зоной своих интересов. Но почему мы, когда речь идет о нашем собственном подбрюшье, начинаем лукавить?

«Видели мы их в Сирии». Военный эксперт об эффективности турецких беспилотников в Карабахе и Донбассе
«Видели мы их в Сирии». Военный эксперт об эффективности турецких беспилотников в Карабахе и Донбассе
© пресс-служба СНБО
Не надо. Сказали: «Вот это не отдадим, вот это не отдадим» — и все. А кто не верит, тот пожалеет, что на свет родился.

Мне в этом отношении очень нравится пример Израиля. Весь мир знает: не дай бог, ты их тронешь — из-под земли достанут, башку оторвут, прилетят и разбомбят. И все. За исключением отдельных безумных арабов, не трогают Израиль. Я считаю, что это очень достойная политика, когда за каждого гражданина Израиля государство стоит насмерть. Это образец.

Я считаю, что мы должны поступать так же. Если мы сказали, что там Русский мир, значит, мы обязаны этот Русский мир защитить. И все должны знать, что, если ты только косо посмотришь на этот Русский мир, ты можешь получить.

Я военный человек, а не дипломат. Но я уверен, что и на дипломатическом уровне можно сделать корректное, но жесткое заявление в смысле «ребята, заканчивайте тянуть кота за хвост». Никакие Минские соглашения ни к чему не привели и ни к чему не приведут. Этот институт был задуман просто для того, чтобы тянуть время. Но все эти семь лет не прекращались обстрелы мирного населения. Куда это годится?

- Если сейчас что-то подобное начнется в Приднестровье, то может ли Черноморский флот или другие силы нанести дистанционный удар, чтобы России не пришлось прорываться через Украину и это не выглядело бы как неприкрытая агрессия?

— Я глубоко убежден, что нынешнее вооружение позволяет нашей стране, в том числе в Приднестровье, решить любые военно-стратегические операции путем десантирования и других вариантов. Вопрос в другом.

Когда только начался этот конфликт, я работал вместе с генералом Лебедем. Сперва Александр Иванович дал команду нашим войскам ответить «доблестной кишиневской армии» и остановить ее агрессию против Приднестровья, на это ушло где-то 1 час 40 минут. А потом он появился в телевизоре и сказал почти следующее: «Мне до лампочки, из чего будет произведен выстрел. Из пистолета, из пушки или из рогатки. Если в сторону Приднестровья произойдет хоть один выстрел, я буду обедать в Кишиневе». И на этом все закончилось. Потому что все поняли, что он будет обедать в Кишиневе — и никто его не остановит. Даже Ельцин.

Я это к тому, что у нас есть прекрасное оружие и прекрасный личный состав, но нам надо уметь демонстрировать политическую волю. Мы всех предупредили, ответственность на них, и пусть они потом не обижаются.