Евгений Шевченко — фанат Лукашенко или тайный посол Зеленского?
Евгений Шевченко — фанат Лукашенко или тайный посол Зеленского?
© president.gov.by
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

В апреле Шевченко провел встречу с президентом Белоруссии Александром Лукашенко в его кабинете. Лукашенко заявил, что, «оказывается, есть в Украине люди, которые уважают Белоруссию», на что Шевченко ему ответил, что не просто уважают, «а любят и ценят».

Новость об этой встрече вызвала недовольство в кругах, настроенных против Лукашенко, в том числе у «Слуги народа». Нардепа обвинили в том, что он не согласовал свой визит с партией. Шевченко заявил, что по закону о статусе депутата он имеет право «на отношения с представителями других государств» в рамках своих полномочий.

Позднее Шеченко исключили из «Слуги народа».

- Евгений Владимирович, вы же не первый год выступаете в поддержку Лукашенко. Как ваши бывшие однопартийцы относились к вашим взглядам в 2019 году, и почему вообще Киев пошел по пути конфронтации с Минском?

— У меня у самого есть вопросы, почему Киев в лице нашего министра иностранных дел Кулебы (я точно знаю, что это была его инициатива) принял решение пойти на конфронтацию. Думаю, что это все-таки давление Запада. Это один из инструментов внешнего управления.

Что касается меня и моих взглядов, то я стал их публично выражать только после того, как прошли события в августе 2020 года. Но вообще я всегда проявлял политическую симпатию к руководству Беларуси. К тому, как они ведут народное хозяйство и экономику страны, к тому, что для них важна социальная составляющая.

- Когда вы в апреле ездили на встречу к Лукашенко, вы понимали, что вас могут исключить?

— Конечно, понимал. Если вы хотите понять алгоритм моих действий, я просто определился, что остаюсь с народом. Я чувствую настроения людей, которые проживают на юго-востоке и в приграничных с Беларусью областях. Я точно знаю, что большой уровень симпатии к Лукашенко среди жителей Сумской, Черниговской и Волынской областей.

- Насколько корректно сравнивать политический кризис в Белоруссии в августе-сентябре 2020 с тем, что происходило в Киеве во время Евромайдана 2013-2014 годов?

— Если кто-то захочет сделать Майдан за три секунды, просто скинув деньги каким-то «соросятам», то так не получится. Работа структур, которые устраивают цветные революции, ведется много лет. Они готовили эту почву. Гранты, интернет, соцсети. Они вбивали молодым людям в голову мысли о «диктаторе-колхознике» и об успешной жизни, которая сразу свалится тебе на голову, как только ты уберешь президента.

Вообще как они влияют на сознание славянских народов? Они показывают красивую картинку о сытой и уютной жизни на Западе, где не надо работать, и все будет хорошо. Понятно, что любой стремится к лучшей жизни, к свободе и богатству (это обыкновенные человеческие ценности), но они же не рассказывают, каким способом нужно достичь весь этот уровень жизни.

Поэтому то, что произошло в Беларуси, абсолютно укладывается в ту же парадигму действий, которые были в Украине. Единственное, что в Украине еще подыграла и Россия. Я считаю, что она подыгрывала Януковичу в его бандитизме и криминализации всей страны, когда он везде ставил «смотрящих». Если бы Россия хотела хороших отношений с Украиной, она бы дала ему по рукам.

Таким образом, часть людей вышли на Майдан не за какие-то там «европейские ценности» или за американцев. Часть из них были бизнесмены, которые противостояли бесчинствам Януковича и его «семьи». А потом это все перехватили националисты и повернули в другое русло. То есть эту ситуацию использовали.

В Беларуси немножко другая ситуация, но сути это не меняет. Там изначально многолетнее давление, промывание мозгов и показ картинки, что чуть ли не вся страна против Лукашенко. Я был в Беларуси и общался с людьми. Да, там есть в основном молодые люди, которые не любят Лукашенко, потому что он им надоел, и они хотят чего-то другого. Их зазомбировали. Но люди, которые более психологически устойчивые, люди более старшего поколения, работающие в селе, госслужащие, врачи — все поддержали Лукашенко.

Большинство белорусов, кто бы там что ни говорил, за Лукашенко. Я это почувствовал там. Поэтому говорить, что Лукашенко захватил власть, нельзя. Он просто не подчинился агрессивному меньшинству. Даже если на протесты вышли 500 тысяч человек, то это все равно не все белорусы. Поэтому это была сложная комбинация.

- Вы сказали, что Россия в свое время не дала Януковичу по рукам, но часть белорусов тоже критикует Россию за то, что она поддерживает «репрессивный режим Лукашенко». Получается, Москву в любом случае будут обвинять со всех сторон…

— Разве Лукашенко наставил «смотрящих»? Я на себе испытал, что такое бандитизм во времена Януковича. Разве в Беларуси есть проблема с криминалом, или бизнес у кого-то отжимают? Это не совсем то сравнение.

Прерванный полет. Как Украина помогла Лукашенко поймать соавтора «Нехты» Протасевича
Прерванный полет. Как Украина помогла Лукашенко поймать соавтора «Нехты» Протасевича
© REUTERS, Stringer
Во-первых, я считаю, что Лукашенко самостоятельный политик. Это самородок. Он был президентом еще до Путина. А Януковича вырастила Россия, когда взяли директора автобазы, который двух слов связать не мог, вкинули в него денег, заставили Ахметова профинансировать и сделали из него «народника-хозяйственника», который по сути оказался совершенно другим.

Янукович — клоун, на которого надели маску хозяйственника. А он оказался последним трусом, который сбежал и бросил свой электорат и своих людей. Его ненавидят в Украине, потому что он всех предал. И мы теперь из-за этого страдаем. У нас отняли Донбасс, отняли Крым. А это наши люди, это наши голоса. Мы остались в меньшинстве перед этими рагулями (я имею в виду политиков, которые представляют прозападный курс, но не народ Западной Украины. Там есть нормальные люди). И что нам теперь делать?

Поэтому у меня только одно требование к Путину — верните нам хотя бы Донбасс, верните наших людей. Тогда в Украине будет изменена политическая ситуация. Электорально перевернётся ситуация.

Россия тут не права. Я за Батьку, но я не поддерживаю Путина.

- Украина ввела ряд запретов на авиасообщение с Белоруссией и запрет на импорт электроэнергии из Белоруссии. Кому это больше выгодно?

— Я не знаю, кому это больше выгодно, но это ударит по карману как украинских граждан, так и белорусских.

- Вы уже коснулись темы Донбасса. Насколько серьезной для Украины будет потеря переговорной площадки в Минске?

— Неужели вы еще не поняли, что украинская власть не хочет возвращать Донбасс назад? Им не нужен Донбасс, потому что там люди будут голосовать за ОПЗЖ, за Шевченко, за Бойко, но только не за них.

Кива решил взять пример с Лукашенко
Кива решил взять пример с Лукашенко
© Илья Кива/Фейсбук
Я люблю Беларусь и Лукашенко как политика и как человека. Я очень хорошо отношусь к россиянам, у меня там родственники живут. Я считаю наши народы братскими, считаю, что нас разделили. Надо уступить и послушать Шевченко, а не только Медведчука. Речь идет об историческом моменте, который решит глобальные вопросы.

Политика Кремля по Украине искажена, поскольку Кремль получает искаженную информацию из Украины. А я хочу, чтобы наши страны перестали воевать, уничтожать друг друга и нашли точки соприкосновения.

- В связи с задержанием Протасевича стали звучать разговоры о том, что для Белоруссии больше невозможны никакие отношения с Западом. Как вы на это смотрите?

— Откройте учебник истории и посмотрите, какие проблемы были со шведами, немцами или татаро-монголами, с Францией или Турцией, и какова ситуация сейчас. В истории все циклично и все меняется. В политике никогда нельзя говорить «никогда».

- Планируете ли вы создавать свою партию, учитывая высокий уровень доверия украинских граждан к Лукашенко?

— Да, я создаю партию левоцентристского толка. Я буду продолжать свою деятельность в этом направлении, в продвижении идеи адекватной политики и независимости Украины как от России, так и от Штатов. Я считаю, что у нас будут нормальные отношения только тогда, когда мы станем по-настоящему независимыми от Запада. Но это не значит, что мы должны лечь под Россию. Под Россию мы не ляжем. Мы, украинцы, тоже воинствующий народ, и с нами нужно считаться и договариваться.

Когда руководство России поймет, что с нами нужно вести себя на равных, ситуация изменится. Я не пророссийский политик и не прозападный. Я проукраинский. Я защищаю людей, которые говорят на русском языке и людей различных национальностей, включая русских, болгар, немцев, татар, армян, людей всех национальностей, но граждан Украины.