Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее Зеленский в видеообращении по ситуации с безопасностью в стране предложил Путину «встретиться в любой точке украинского Донбасса, где идет война». Путин заявил, что украинское руководство при обсуждении вопросов востока Украины для начала должно встретиться с руководством ДНР и ЛНР, а потом уже с российскими представителями. Также российский лидер заявил, что готов принять Зеленского в Москве в любое удобное время, если он хочет обсудить двусторонние отношения.

- Андрей Иванович, Зеленский действительно хотел бы встретиться с Путиным или это всего лишь дипломатическая игра в его личных интересах?

— Зеленский неистово ищет варианты решения своих внутренних проблем, связанных с резким падением рейтинга и прогрессирующим развалом партии «Слуга народа». Потому что у них нет нормальной философии своего движения и нет стратегических задач.

Зеленский попытался решить эту проблему в худших традициях XX века, устроив «маленькую победоносную войну» и освободив Донбасс, но вся эта провокация сорвалась (не будем углубляться, по каким причинам, но сорвалась), и он вцепился в другую историю.

Украина сейчас вовсю говорит о том, что якобы Байден заставил Россию отвести войска, празднует успех, и он хочет закрепить этот успех встречей с Путиным с позиции силы, в том смысле, что Киев навязывает Москве свою повестку дня.

В этом смысле не важно, что будет говориться на этой встрече, не важно, какие решения будут приниматься (скорее всего, никаких). Им важно показать, что Зеленский призвал к ответственности Путина, поставил перед ним вопрос Донбасса и Крыма, тем самым одержав победу. То есть для них важен сам факт коммуникации.

Этим он решает сразу несколько проблем. Он демонстрирует, что с ним считаются на международной арене (в том числе Россия), демонстрирует Западу, что он может сепаратно от Запада давить на Россию, и демонстрирует, что он сейчас на стадии раннего Порошенко, который мог звонить и разговаривать с Путиным (хотя Зеленский этого не умеет).

Киев представит это как некую микропобеду на пути к освобождению Донбасса и принуждению Россию выплатить компенсации, о чем постоянно рассказывают украинское телевидение и украинские эксперты.

Я боюсь одного. Наше руководство настроено миротворчески, и мы обычно на такие вещи клюем. Нас очень беспокоит вопрос о людях и о том, что надо прекращать войну. Смею вас заверить, что ни прекращения обстрелов, ни улучшения жизни людей в результате этой встречи не произойдет. Они просто пытаются использовать Россию и нашего президента.

- Насколько вообще удачна позиция официальной Москвы о том, чтобы отделять вопрос Крыма, вопрос Донбасса и вопрос двусторонних российско-украинских отношений?

— Эта позиция неудачна. Украина сознательно пошла на разрыв экономических отношений с Россией, и пошла бы на него в любом случае, потому что Россия отказалась играть по ее правилам. Я напомню, что в 2014 году Украина вошла в ассоциацию с Евросоюзом, а в ответ мы вывели ее из зоны свободной торговли.

Стали рушиться торговые отношения, которые нетерпимы для украинцев еще и в политическом смысле. Они считают Россию «страной-агрессором», что, правда, не мешает им транзитировать вражеский газ. Поэтому разделить эти вопросы в нынешних условиях не получится.

Камни преткновения. О чем могут говорить Путин и Зеленский между собой
Камни преткновения. О чем могут говорить Путин и Зеленский между собой
© AP, Ian Langsdon/Pool via AP
Не получится разделить проблемы газа, «Северного потока-2», русскоязычного разделения и вопрос Донбасса. Донбасс превратился в регион двух сепаратных режимов именно потому, что люди выступили против антироссийской политики Киева. Те же проблемы есть и в Харькове, и в Одессе, и в Запорожье. Это большой клубок, и распутать его по отдельности невозможно.

Бессмысленность этой встречи состоит еще и в том, что даже в пропагандистском варианте Украина поднимает вопрос о возвращении Крыма. Крым для них превратился в сакральный фактор во внешней и внутренней политики. Это как клятва верности. Если ты не будешь говорить, что Крым украинский, ты не сможешь работать на политическом поле. Даже «ОПЗЖ» и Медведчук требуют отдать Крым Украине. Без этого ты просто не сможешь появиться в Раде.

Если переговоры будут, то этот вопрос точно будет подниматься украинской стороной, а этот вопрос бессмысленный.

- Сейчас есть такая точка зрения, что жители Донбасса настолько устали от войны, проблем в экономике и неопределенности своего статуса, что готовы чуть ли не вернуться в состав Украины. Насколько это серьезно?

— Конечно, такие люди есть, конечно, это вопрос серьезный. Такие люди есть и в Крыму. Вообще это естественный процесс, когда тот или иной регион отделяется или уходит в состав другого государства, и через некоторое время у людей наступает разочарование.

В Донбассе сначала у них было мифическое восприятие того, куда они идут, а потом они поняли, что, вообще говоря, жизнь там тоже сложная. Им приходится жить на свои, со стороны России им особенно ничего не дают.  

Поэтому такие вопросы естественны. Вопрос только в численности этих людей. Естественно, что в Донбассе их больше, чем в Крыму, потому что положение там очень серьезное. Но они держатся, стараются.

- Глава международной торговой палаты Украины Сергей Сиволап заявил, что дефицит дизтоплива на май может составить от 150 до 270 тыс. тонн, что ставит под угрозу проведение посевных работ. Действительно ли можно говорить, что российский и белорусский бизнес прекратил эти поставки?

— Я думаю, они найдут какие-то варианты, это уже много раз было. Их выручали белорусские НПЗ. Более того, из Белоруссии были даже прямые поставки угля. Есть столько налаженных схем, которые наносят ущерб российскому государству.

И я не думаю, что отношения Киева и Минска находятся под угрозой. Это просто риторика, которую Киев озвучивает для Запада, а Минск — для Москвы. Да, там усложнились продажи поставок белорусского транспорта. Но эти поставки были небольшие. Так что и нефтепродукты для Украины найдутся.

- Вы критикуете российские ток-шоу за то, что на них буквально упрашивают Украину приобрести вакцину от коронавируса. Как нам правильно поступить, чтобы помочь живущим на этой территории людям, которые сохраняют нам лояльность?

— Все очень просто. Основная часть русского населения Украины проживает на востоке и юго-востоке страны. Нет никакой проблемы в том, чтобы поставить пункты вакцинации прямо на границе. Кто хочет вакцинироваться, тот может сесть на автобус и приехать. Ну не хотят они брать нашу вакцину. Зачем перед ними унижаться? Надо вакцинировать Украину на своей территории.