Об этом профессор кафедры культурологии факультета философского образования и науки Национального педагогического университета имени Драгоманова рассказала в интервью изданию Украина.ру.

Доктор культурологии Евгения Бильченко стала объектом травли со стороны праворадикалов на Украине после того, как в Facebook выступила в защиту русского языка, раскритиковав статью 30 закона о языке. Кроме физической расправы ей угрожают увольнением.

- Евгения, удалось ли вам отстоять свое право работать в университете?

— На текущий момент еще неизвестно, судилище предстоит только 28 января.

Это судилище, если так можно выразиться, суд общественных сил университета и крайне правых организаций над моей политической позицией.

- Почему правая идеология пустила корни в университетской среде и влияет даже на кадровые решения?

— Потому что они шантажируют ректора. Они оказывают на него давление. Он, насколько я заметила, находится в очень неловком состоянии, в смятении. А ведут они себя так потому, что их репрезентанты в министерстве и других органах власти как минимум им потакают, а как максимум покровительствуют.

- К сожалению, из-за своей независимой позиции вы столкнулись с яростными нападками и физическими угрозами. Можете ли вы защитить себя в этой ситуации законным способом?

— Правовым способом исключительно через подачу заявления в полицию и привлечения внимания киберполиции.

Заявление в РОВД было подано, скрины с физическими угрозами были сделаны. Пока никаких ответов от полиции нет, но они приехали к университету и приняли у меня заявление.

- Почему, на ваш взгляд, украинцы так легко отказываются от русской культуры, языка?

— Украинцы, если вы имеет в виду, рядовых граждан Украины, находятся под огромным влиянием националистической пропаганды, которая транслируется всеми возможными способами. Как уличным низовым на уровне праворадикальных экстремистских структур, добрая часть которых занесены в список экстремистских структур по всему миру, как С14, например.

С другой стороны, на них сказывается такая же русофобская ксенофобская нетерпимая пропаганда со стороны органов власти, которые находятся в состоянии сервисного придатка по отношению к радикалам.

Они им никак не сопротивляются, боятся, многие представители правых вошли в органы власти и образовалась такая спайка.

- Что стало точкой невозврата, может быть, майдан?

 - Майдан был отправным пунктом в любом случае. Но со сменой президента у многих людей, особенно у наивно жаждущих мира, появилась надежда.

Травля и бедность. Украинские женщины после Евромайдана
Травля и бедность. Украинские женщины после Евромайдана
© РИА Новости, Михаил Палинчак / Перейти в фотобанк
У меня тоже была минимальная надежда на Зеленского, хотя мой разум аналитика отказывался верить. Но люди хотят мира, поэтому цепляются за соломинку.

В итоге благодаря крайней слабости власти радикалы сначала притихли, а теперь они почувствовали возможность правого реванша вплоть до оскорбления президента.

Правые реваншисты получили надежду, что возьмут здесь власть, а языковой закон эту надежду укрепил, потому что он репрессивный и антиконституционный.

В конце концов он антиукраинский, потому что нарушает права граждан Украины, вносит в общество раскол. Вот они взбесились после этого, это социальная патология, это истерия. Полный психодел.

- В своей резонансной публикации вы назвали этот закон лишь звеном в цепи, «очередным опухшим лимфоузлом в теле онкобольной американской колонии». Что может оздоровить организм Украины?

— Онкология — это размножение раковой опухоли, внешнее проявление которой — опухший лимфоузел. Это маркер для обозначения коллапса по всем сферам Украины. Экономика, политика, культура, цивилизационная память полностью находятся под внешним управлением.

Выход — более решительные действия Зеленского, которому необходимо вспомнить, что он возглавляет не колонию США, а независимое демократическое государство, которое якобы движется в Европу.

Убийца-неонацист Стерненко начал терроризировать поэтессу Евгению Бильченко
Убийца-неонацист Стерненко начал терроризировать поэтессу Евгению Бильченко
© Facebook/Евгения Бильченко
Я отношусь критично, имею такое право, к политике мультикультурализма и либеральным ценностям, но даже либералы-европейцы, сужу по беседам с коллегами из Европы, не могут понять, как Украина с неонацистской политикой суется в космополитичную Европу, где господствуют леволиберальные ЛГБТ-тренды.

То есть в обществе царит шизофрения, потому что нельзя одновременно хотеть в Европу и хотеть Бандеру. Это не приветствуется в Европе.

- С принятием языкового закона Украина сделала еще один шаг к превращению в нацистское государство. Способен ли Зеленский помешать этому?

— Он был способен помешать этому, когда пришел к власти после того, как за него проголосовали 75% поверивших в него людей.

Нужно было менять иерархию власти в конституционную правовую сторону. Он этого не сделал, и произошел эффект лавины, информационной травли.

Есть еще слабая надежда, что президент станет субъектом политического процесса, но с каждым днем ее все меньше.

- Собираетесь ли вы покинуть Украину, если вашей жизни будет угрожать опасность?

— Я этого очень не хочу. Это сложнейший экзистенциальный вопрос. С точки зрения морального долга у меня есть такое духовное упрямство, мне важно показать этим неумным людям, что Украина не только их Родина. Что они совершенно безосновательно монополизировали свое право говорить от имени Украины.

Школа лицемерия. Нацисты против котят, и сердобольный Зеленский
Школа лицемерия. Нацисты против котят, и сердобольный Зеленский
© скриншот видео Central Partnership
Потому что именно в Украине, а не в России или Европе, которой нет дела до Украины, нужно взрастить внутреннее сопротивление и показать, что да, мы такие же украинцы, как и вы. Мы не хуже только потому, что у нас русская идентичность и русский язык. Вот о чем я мечтаю.

Они пообещали, что если я не угомонюсь до увольнения, то меня будут бить. Структура их угроз совершенно стандартная, обычное хамское поведение. Есть политический узник Руслан Коцаба. Есть журналист Павел Волков, тоже политический узник. Что они творили на их судах?

- Кто-то из студентов встал на вашу защиту?

— Большинство студентов, которых я учу на философском факультете. Вплоть до того, что получаю нервные письма от ребят о том, что они подают заявление на уход. Это значит коллапс университета. Если уйдет добрая часть студентов, произойдет деконструкция факультета. Фактически это развал.