Павел Рудяков: кто он
Павел Рудяков: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Об этом директор украинского информационно-аналитического центра «Перспектива» рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Павел Николаевич, вот на прошлой неделе в Киеве прошла акция против внешнего управления. Нельзя отрицать, что действительно внешнее управление есть — так или иначе некоторые финансовые структуры или американские структуры вмешиваются в политическую систему Украины. К чему это может привести и почему украинская власть прислушивается к мнению своих зарубежных партнеров?

— Внешнее управление, безусловно, есть. И «вмешиваются» — это вы деликатно говорите так утром, чтобы лишний раз не дразнить нас. Но они не «вмешиваются», они контролируют, регулируют — по сути, осуществляют те функции, которые подходят под определение «управление».

Почему украинская власть на это идет? Потому что она зависима в значительной степени и на объективном, и на субъективном уровне, и на уровне персоналий. Кроме того, за последние 17-18 лет и особенно за последние пять-шесть лет созданы механизмы внешнего управления — целая инфраструктура разветвленная, которая распространяется на государственные ведомства и учреждения на среднем уровне, на уровне ответственных исполнителей, которые готовят решения.

И так просто одним махом, даже если бы пришел какой-нибудь самостоятельный президент вроде Богдана Хмельницкого и махнул булавой, это очень трудно поломать. Эта система лепилась длительное время, она отработана — мы же не первая страна, которая попадает в такую ситуацию, — она отработана, она стимулируется и финансируется.

- На прошлой неделе под зданием посольства США в Киеве прошел многотысячный протест. Это можно расценивать как первый шажок не только к осознанию, но и к протесту против внешнего управления? Можно ли говорить, что все-таки в стране есть определенные политические силы, которые готовы бороться для того, чтобы снять ярмо внешнего управления?

Поле для экспериментов Запада: как «майдановцы» отдали Украину под внешнее управление
Поле для экспериментов Запада: как «майдановцы» отдали Украину под внешнее управление
© РИА Новости, Петр Задорожный | Перейти в фотобанк
- Да, сам факт, что такое состоялось, говорит о том, что есть политические силы, которые готовы консолидироваться и по крайней мере ограничивать это внешнее управление, соотносить его частично с интересами страны. Но это очень длительный путь — мы глубоко в этой яме сидим.

- В Украине в декабре могут ввести жесткий карантин — так называемый локдаун — и полностью закрыть страну и даже сообщение между городами. Вы думаете, это действительно сейчас необходимо? Поддерживаете ли вы введение жесткого карантина на Украине?

— Я не специалист: я могу поддерживать или не поддерживать и как гражданин исполнять или не исполнять. Когда весной у нас это было, я старался исполнять, насколько это возможно — процентов на 80, может быть, на 85. Вся моя семья исполняла.

Но то, что введут снова, — это 120%. Вопрос только в том, какого числа это будет. Дело в том, что у власти нет других вариантов, других действий, которые могли бы показать, что власть работает и действует. А ситуация у нас плохая, она ухудшается. В последнее время стали статистику немножко подгонять: уже не 16 тысяч, как было несколько дней назад, а 12–13 тысяч. Но статистика у нас — это дело тонкое.

Вот министр охраны здоровья [Максим] Степанов переболел, с вирусом лежал, теперь вышел, взялся бурно действовать. И вот он поехал в Житомирскую область неожиданно, проверял больницы и среди прочего сказал, что там есть проблема с обеспечением кислородом больных вирусом. Что статистика показывает 117 коек [с кислородными точками], а реально их 66. Вот вам цена статистики — в два раза искажается положение вещей.

Локдаун выходного дня. Бессмысленный и беспощадный
Локдаун выходного дня. Бессмысленный и беспощадный
© REUTERS, Valentyn Ogirenko
Поэтому ситуация плохая, динамика негативная, у власти нет контрмер для того, чтобы что-то делать. Система охраны здоровья, которую власть говорила весной, что готовит, поэтому и вводит локдаун весенний, не подготовлена и вообще не существует. Она недофинансирована, отсутствует достаточное количество врачей…

И опять же, если взять первый вопрос, который мы обсуждали, у нас в системе охраны здоровья тоже сложилась параллельная системе внешнего управления. Есть Министерство охраны здоровья, и есть две организации — это Центр общественного здоровья и Национальная служба здравоохранения Украины, которые представляют собой инструменты внешнего управления. Поэтому даже то, что могло бы делать министерство, в такой ситуации не может сделать, потому что параллельно ресурсами распоряжаются другие организации, которые связаны с внешними центрами.

При этом, если бы ресурсы были сконцентрированы и ими эффективно управляли, то можно было бы что-то сделать. А так они вынуждены закрывать все, что можно, тем более у некоторых представителей власти есть шкурный коррупционный интерес, чтобы это случилось.

- Относительно улучшения ситуации, как-то кандидат в мэры Одессы, представители Харькова говорили, что они готовы в частном порядке закупать российскую вакцину. Как вы считаете, попытаются все-таки власти спасти украинский народ при помощи российских медпрепаратов?

— Нет, спасать народ никто не будет из власти. Об этом они не думают и думать не станут. А зачем нам покупать российскую вакцину? У нас есть рядом словацкая вакцина, польская вакцина… Там же дело не только в том, чтобы купить и привезти в страну — должна быть структура вакцинирования, вы это знаете лучше, чем я, потому что в России, насколько мне известно, она уже существует. Правильно, мы же не будем дома, вынимая из холодильника, колоть себе сами эту вакцину.

Предновогодний локдаун: выдержит ли украинская экономика
Предновогодний локдаун: выдержит ли украинская экономика
© REUTERS, Gleb Garanich
Кроме того, речь идет о цене. Российская вакцина, могу ошибиться, поправьте меня, стоит $7 (532,6 рубля. — Ред.) за один флакончик. Их надо два, то есть $14 (1065,2 рубля. — Ред.). Допустим, у нас стоило бы $15–16 (1141,2–1217,3 рубля. — Ред.) — это для среднего украинца заметные деньги, но доступные. На это люди пошли бы, чтобы защитить семью от смертельной опасности. А словацкие, польские, литовские, молдавские, львовские вакцины, которые нам обещают, будут стоить не менее $40 (3043,3 рубля. — Ред.) за один флакончик.

Потому понятно, что, допустим, вакцина в Украину попадет, но с другой надписью на бутылочке, и представители власти, которые этим занимаются по профильной линии, сорвут куш огромный, а о том, чтобы спасать народ, власть не думает и думать не собирается. Это, к сожалению, не зависит даже от внешнего управления. Это наша власть, мы ее выбирали, поэтому это наша беда.