На минувшей неделе президент РФ Владимир Путин заявил, что в России создали по просьбе Лукашенко резерв сотрудников правоохранительных органов для помощи Белоруссии. Однако российские силовики вступят в дело, только если экстремисты начнут захватывать административные здания, жечь машины, дома и банки.

- Олег, как повлияют слова российского президента на внутриполитический кризис в Белоруссии?

— Я не думаю, что это заявление может существенно повлиять, оно было сделано для внешних партнеров, основных стран Западной Европы и США. Но заявление четко сигнализирует, что Россия не допустит революционного сценария в Белоруссии, и напоминает, что у России есть для этого международно признанные права, прописанные в договоре о Союзном государстве.

С другой стороны, это заявление имеет и внутреннее содержание для Белоруссии, потому что протестующие пока не поднимали вопросы о геополитической ориентации страны, но восприняли Россию как государство, которое хочет прислать свои военизированные силы с дубинками, чтобы разгонять демонстрантов.

Праздник непослушания и очень горячая осень. Что белорусская оппозиция планирует на 1 сентября
Праздник непослушания и очень горячая осень. Что белорусская оппозиция планирует на 1 сентября
© РИА Новости, Евгений Одиноков / Перейти в фотобанк
Надо отдавать себе отчет в том, что та часть белорусского общества, которая принимает участие в протестах, восприняла это резко негативно, что повысило градус антироссийских настроений, что очень выгодно руководству оппозиции, Координационному совету.

Вряд ли можно сказать, что Координационный совет что-то координирует, это самозваные лидеры протеста, но они занимают радикально антироссийские позиции, поэтому любой информационный повод, который может настроить протестующих против России, они пытаются использовать в полной мере.

Белорусское общество подготовлено к тому, что из России исходит опасность, такие страхи порождались самой же нынешней властью в ходе предвыборной кампании Лукашенко. Само заявление касается западных партнеров России, но другое дело, как это воспринимается в самой Белоруссии.

Это предупреждение касается не только основных стран Запада, но и конкретных соседей Белоруссии, таких как Литва и Польша, которые в отличие от западных стран проводят радикальную политику, направленную на свержение власти в Белоруссии. В этом у них есть противоречия с другими европейскими странами и США, которые не настроены на организацию переворота в Белоруссии и занимают более осторожную позицию.

Провоцирование России на хоть какое-то вмешательство в Белоруссии может быть одним из привлекательных вариантов развития событий для определенных сил в Литве и Польше. Им важно усилить противостояние межу Россией и Западом, выгодополучателями которого они себя чувствуют. Это выбор политических элит Польши и Литвы.

Но есть основания надеяться, что Германия и Франция смогут надавить на Варшаву и Вильнюс, чтобы те сбавили обороты и не подрывали внутреннюю ситуацию в Белоруссии.

- А какие выгоды надеются извлечь из белорусского кризиса Польша и Литва?

— Для Литвы выгода от подрыва очень сомнительна. С экономической точки зрения Литва получала большие деньги за счет активного индустриального производства в Белоруссии, а соответственно экспортно ориентированной экономики этой страны. Значительная часть товаров из Белоруссии шла через литовские порты, активно развивалась торговля между двумя странами.

Алексей Дзермант: Россия может выступить посредником на переговорах власти и оппозиции в Белоруссии
Алексей Дзермант: Россия может выступить посредником на переговорах власти и оппозиции в Белоруссии
© Facebook, Алексей Дзермант
Кроме того, через Белоруссию идет большой транзитный поток с востока на запад, некоторая часть которого отходила в сторону Литвы. Однако, к сожалению, Литва и другие прибалтийские республики делают субъективно иной выбор. Они предпочитают зарабатывать на противостоянии России и Запада и на своем статусе как прифронтовых стран в этом противостоянии. Нельзя сказать, что это совсем неразумная политика. Много лет эти республики получали большие бонусы от разворачивающейся холодной войны, но такая политика, во-первых, носит деструктивный характер. 

Во-вторых, она очень недальновидная, так как трудно себе представить, как эти республики могут выиграть в случае существенного ухудшения отношений между Россией и Западом. Но от малых государств и не ожидается, что они будут проводить стратегически выгодную политику. Их политический выбор определен связями элит этих стран с крупными покровителями, которыми для них являются Евросоюз и США. Так как внутри элит США существует запрос на ухудшение отношений с Россией, то элиты прибалтийских стран стремятся в него встроиться и заработать.

- А Польша?

— У Польши более сложная позиция. К ней также относится все, что я сказал по Прибалтике, но в то же время Польша развивает свой геополитический проект. Ее расчет строится на том, что она как среднее государство может получить большой вес в Европе, начать говорить на равных со своими западноевропейскими партнерами за счет статуса региональной державы.

Для этого она проводит очень активную политику как в центральноевропейском регионе, так и на постсоветском пространстве. Здесь ее интересы совпадают с интересами той части политической элиты США, которая настроена на ухудшение отношений с Россией и в общем контролирует американскую политику на постсоветском пространстве. Здесь есть простор для концептуальной политики Польши, она старается выстроить региональные структуры, недавно она создала новый формат переговоров между главами МИД Польши, Литвы и Украины — так называемый Люблинский треугольник.

Все это проходит в рамках геополитической концепции возрождения Речи Посполитой как федерального регионального объединения. Для этого Варшаве необходимо привлечение на свою сторону Белоруссии, ее радикальный отрыв от России и подключение к интеграционным процессам в Европе.

Богдан Безпалько: России и ЕС точно не нужна вторая Украина в Белоруссии
Богдан Безпалько: России и ЕС точно не нужна вторая Украина в Белоруссии
© РИА Новости, Нина Зотина
В этих планах Варшаву не готова поддержать европейская бюрократия, которая настроена ко всему этому региону иначе, чем в 2014 году. Явно, что в Европе не хотят видеть Белоруссию, пошедшую по украинскому сценарию. Они не готовы предложить Белоруссии европейскую перспективу и содержать ее в случае экономического краха, который неминуем при развороте страны на Запад. В Европе на это нет средств.

К тому же там отмечают, что Белоруссия сильно отличается от Украины в экономическом и культурном плане. Белоруссия не имеет своих источников дохода, как таковой является сырьевая промышленность Украины, в Белоруссии сырьевая индустрия очень небольшая, то есть внутренних источников экономической стабилизации в ней фактически нет. Кроме того, значительная часть населения настроена пророссийски, с их мнением в Европе не могут не считаться. Таким образом, в Европе опасаются получить проблемную Белоруссию, в которой начался бы тяжелейший экономический кризис, развал промышленности и пророссийское население.

- Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего развития ситуации в Белоруссии, и может ли Россия, используя пророссийские настроения большинства населения, выступить арбитром?

— Россия вряд ли будет выступать в качестве арбитра, так как положение Лукашенко сейчас довольно прочное, чтобы идти на переговоры с оппозицией. Для него это политически нецелесообразно, поэтому вопрос об арбитраже между властью и оппозицией не стоит.

Но несомненно, что России очень важно предложить какой-то понятный для общества проект выхода из этой ситуации через интеграцию, и очень важно, чтобы этот проект был привлекателен и для лояльной части белорусского общества, и для тех, кто выступает против Лукашенко, но не против интеграции с Россией.

Алексей Мухин: Путин протянул руку Лукашенко, признав выборы законными
Алексей Мухин: Путин протянул руку Лукашенко, признав выборы законными
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Это было бы выгодно и официальному Минску, так как такое предложение раскалывало бы белорусские протесты, ослабляя их. Россия может играть сильную игру благодаря публичным заявлениям, которые делает официальная Москва. Эти заявления сами по себе играют огромную роль и хорошо замечаются в белорусском обществе.

Так что тут формулирование привлекательного предложения о совместном будущем для белорусов, которое могло бы во многом обессмыслить нынешнее противостояние, — именно то, что ждут от России, то, что было бы целесообразно предпринимать.

Несомненно, что взрыв внутренней ситуации в Белоруссии — это катастрофический процесс, и удержать западных игроков от активного вмешательства было бы невозможно. Уже нельзя не считаться с активными протестами в белорусском обществе, так как власть может быть сильной, если в обществе господствует внутреннее согласие. Но в то же время пока удалось избежать сценария радикализации внутреннего противостояния, что выгодно всем и в первую очередь самой Белоруссии.