- Александр, в прошлое воскресенье прошел большой митинг оппозиции. Как, по-вашему, он демонстрирует, что протесты в Белоруссии не выдохлись, и оппозиция рано или поздно добьется ухода Лукашенко?

— В позапрошлую пятницу могло показаться, что выдохся Лукашенко. Но это не оправдалось. И протестный блицкриг очевидно не получился. Обе стороны оказались втянуты в марафон позиционного противостояния. Некоторые говорят, что только белорусы могут каждый день выходить на митинги, но и это оказалось преувеличено.

Артем Агафонов: Дальше либо силовое противостояние в Белоруссии, либо угасание протеста
Артем Агафонов: Дальше либо силовое противостояние в Белоруссии, либо угасание протеста
© vk.com, Артем Агафонов

Протест достиг максимума, который невозможно поддерживать постоянно. Потому наблюдаем пульсацию с большими акциями по выходным, и не такими значительными по всей республике в остальные дни. Это всё стимулирует креатив обеих сторон.

Провластные митинги отчасти может быть и сработали, но на фоне протестных акций оказались неубедительны. В это воскресенье военными был оцеплен мемориал-музей ВОВ — стела. Неделю назад она пестрела бело-красно-белыми флагами. Лукашенко с сыном прилетели в находящийся рядом Дворец Независимости в разгрузках, бронежилетах и с автоматами, что в принципе было на гране суровости и комизма. Показали силу, применить которую — значит, добить окончательно остатки своей легитимности. Хвала здравому смыслу, эта сила и не применяется почти две недели.

С другой стороны, среди протестующих возникли опасения, что слепое выполнение указаний одного телеграм-канала — это вряд ли лучше, чем президентская диктатура. Некто, находящийся за пределами страны, играет в онлайн игру, передвигает по городу скопление юнитов. В воскресенье дело дошло до опасного сближения протестующих и военных. Обошлось «стоянием», но заставило многих задуматься.

Еще одно наблюдение: среди протестующих происходит понимание того, что не всем нравится бело-красно-белый флаг, как не всем нравится красно-зеленый. Начались попытки символического примирения этих двух флагов и попытки создать нечто третье компромиссное. В то же время, хоть изредка, но стали мелькать флаги ЕС и Польши. Одновременно процессы консолидации и разделения среди протестующих.

Диалога с властью пока нет. Если происходящее выразить словами, то власть требует: «сначала угомонитесь, а потом будут реформы и смена власти».
Позиция протеста: «сначала смена власти, потом угомонимся». Вырисовывается понимание, что остановка предприятий — почти такой-же запрещенный прием, как и насилие. Уже очевидно, что ни одна из сторон не получит желаемого. Вопрос не о том, нужны ли реформы и смена власти, но когда и как именно, условия, обстоятельства, методы. Неизбежные притирка с утряской.

- Как вы считаете, отсутствие явных антироссийских лозунгов в белорусских протестах — тактика их организаторов или все-таки они реально не имеют в настоящем и будущем отношения к России?

— На массовом уровне протест имеет этический, а не политический характер. Многие белорусы убеждены, что власть им лжет, тогда как власть не затрудняет себя доступно и правдоподобно это опровергать.

Это еще и проблема дискурсов: иногда кажется, что интернет и телевизор вещают на разных языках, и дело не в русском или белорусском.

Еще больше людей совершенно возмущены чрезмерной жестокостью силовиков по отношению к протестующим. А поскольку власть в Беларуси предельно централизована, то ответственным видится только один человек, чье избрание также ставится под сомнение. Русская тема, что, наверное, к лучшему, вообще далеко не в топе.

Есть искреннее негодование большого числа людей действиями власти, вера в простые ответы на сложные вопросы. Разумеется, этими эмоциями есть кому пользоваться и манипулировать, в том числе как это делает известный телеграм-канал. Большинство, как лояльных, так и недовольных, ничего не имеет против России, русских и русского языка.

Весной все были напуганы коронавирусом, и многие были морально готовы к карантинным мероприятиям по примеру большинства других стран. Белорусское государство избрало довольно оригинальную практику в период пандемии, но не сумело ее убедительно обосновать.

Самоизоляция носила рекомендательный характер, многие продолжали ходить на работу и т. д. При этом не было отменено ни одно массовое мероприятие. Президент аргументировал это заботой об экономике, в то время как граждане больше опасались болезни, чем очередного экономического спада, к каким все привыкли.

Естественно, официальная статистика заболеваемости и смертности, заявления о том, что никакого вируса нет, вызвали в обществе недоверие. Государство ничего не сделало, чтобы позволить гражданам верифицировать официальную информацию, а откровенное хамство из уст президента о первом умершем от коронавируса и другие его высказывания только подлили бензина в костёр.

То есть нарастающие подозрения: «нам врут» и «от нас скрывают» никто даже не пытался опровергать. Если попытки и были, то доверия они не вызвали. К России у большинства людей, как не было претензий, так с тех пор и не появилось.

Фоном еще незабытая история с заморозкой углубленной интеграции, углеводородные споры с визитом того же Майка Помпео и несколько менее значительных эпизодов спровоцировали оппозиционные настроения среди пророссийски настроенных граждан, которые до этого были лояльны весьма.
Можно сказать, в этом году у нас появился зародыш пророссийской оппозиции. Раньше этого не было.

Но! Эта пророссийская протооппозиция еще никак практически не оформлена. Даже на уровне символов. Поэтому часть пророссийски настроенных граждан, выражающих свой протест, решили хотя бы временно встать под бело-красно-белые флаги. Как бы: поменяем власть, а потом будем решать свои проблемы по мере их поступления. К тому же, так исторически повелось, что, если ты в Республике Беларусь всерьёз оппонируешь действующей власти, то выступай с символом всех современных белорусских протестов: гербом Погоня и бело-красно-белым стягом.

Риторика самого г-на Лукашенко, де, господа Цекало, Тихоновский и Бабарико — это протеже Москвы, история с якобы вагнеровцами, только способствовали неофициальному тактическому альянсу самых разнообразных оппозиционных движений. Самым естественным образом прозападная часть всего этого большой и стихийного сообщества имеет и опыт политической борьбы и зарубежную поддержку от финансовой, политической до информационной. Поэтому они ведут в этом танце и пророссийским движениям внутри такой оппозиции в обозримое время не светит.

- Каковы должны быть действия России в ситуации, когда в ближайшем соседе — Белоруссии, происходят антиправительственные волнения? На чьей стороне должна быть Россия? На стороне Лукашенко? Белорусского государства? Белорусского народа?

— Публичная позиция России конкретно сейчас, когда ситуация в горячей, на мой взгляд, в любом случае должна быть предельно деликатной. Бездействие или чрезмерная вовлеченность вредны одинаково. Чрезмерная поддержка непопулярного сейчас Лукашенко грозит непопулярностью России среди белорусов.

С другой стороны: поддержка протестующих могла бы показаться полезной и справедливой, если бы с их стороны были достаточно влиятельные пророссийские группы и лидеры, альтернативные Лукашенко, но их сейчас нет. Россия теоретически могла бы поддержать преемника Лукашенко, согласовав это с ним же при всех взаимных гарантиях.

Это упирается, как в личностный фактор, так и в правовой. Необходимо избежать вмешательства в дела суверенного государства (РБ — не банановая республика и такое посягательство на ее суверенитет возмутит всех), необходимо действовать в рамках белорусского законодательства.

Остается игра вдолгую: от участия в достижении компромисса между властью и обществом сейчас, активизации интеграционных процессов (достижения политической субъектности Союзного государства), желательно, с привлечением общественного участия и в условиях и х открытости; возможного сопровождения конституционной реформы и трансформации распределения власти в Беларуси от суперпрезидентской до президентской классической или президентско-парламентской республики; до буквально выращивания дружественных себе лидеров, партий, движений, работы со всем обществом примерно аналогично тому, как это делает Евросоюз.

- В чем, по-вашему, просчет политических структур России, опять, спустя 6 лет после Евромайдана, «получивших беспокойного соседа»?

— Нельзя класть все яйца в одну корзину. Делая ставку только на взаимодействие с главой государства и его командой, Россия ставит себя в зависимость от них и увеличивает свои риски. Всегда необходимо иметь запасной состав игроков на непредвиденный случай. Необходимо работать со всем обществом, а не только с элитами. Ничего подобного до сих пор мы не видим.

Этот просчет проявился в случае с Украиной и повторяется в Беларуси. Предполагая ранее потерянную Россией Грузию и вероятность аналогичной ситуации в Казахстане, а также другие аналогичные казусы, танец на граблях продолжается в континентальном масштабе.

Этому могут быть объяснения: во-первых, Россия сделала ставку не реставрацию своего статуса мировой державы, минуя статус региональной.

Во-вторых, российская власть, по-видимому, все еще слишком опасается собственного гражданского общества, чтобы взаимодействовать с таковыми в соседних странах. Это политическая культура самодержавия, где исключительно всё решают элиты. Поэтому Россия стабильно проигрывает Западу в мягкую силу. На Западе куда больший опыт демократии и манипулирования ею.

- Как можно использовать ситуацию в интересах пророссийски настроенных в Белоруссии политиков и населения?

— Наконец-то начать их активно и всесторонне поддерживать. Но тут есть проблема. Пророссийские силы разобщены. Есть пророссийские коммунисты, либералы, консерваторы, имперцы и так далее до бесконечности. Российская власть не без труда балансирует между этими течениями на своей территории, не говоря про соседей.

Для пророссийских сил в Беларуси необходимо уяснить: кто не против нас, тот с нами. Свои люди здесь — это все, кто за реальный союз между двумя государствами, за государственный русский язык в паре с государственным белорусским. Иначе дружественные силы скушают друг друга раньше, чем это сделают их противники.

Есть такая китайская мудрость: когда большое и сильное царство намерено покорить меньших соседей, оно не идет на них войском, но ставит себя ниже их, уподобляется озеру, в которое стекаются ближайшие ручейки. Потому никакого высокомерия и мессианства.

Антон Розенвайн: Лукашенко с автоматом – ответ на фото Тихановской с Бернаром Леви: вызов принял
Антон Розенвайн: Лукашенко с автоматом – ответ на фото Тихановской с Бернаром Леви: вызов принял
© kp.ru

- Почему в самой близкой политически и ментально республике бывшего СССР нет ни одной мощной политической пророссийской силы?

— В этом виноваты как Лукашенко, не дающий возникать конкурентам, так и Россия, которая 26 лет ставит только на Лукашенко. Исключительно элитизм и проблема элит.