- Тимофей, в условиях кризиса, когда обвалились цены на нефть и когда упал рубль, стоит ли России давать Белоруссии скидки на нефть, как в прежние времена?

— Во-первых, пока этих скидок Батька не добился. Однако прежде всегда их добивался политикой стращания. Когда ему надо что-то от нас, он начинает нас стращать. И в принципе, исходя из своей логики белорусского руководителя, правильно делает. На его месте другую политику проводить было бы глупо.

Но вот то, что касается нас, то могу сказать следующее: если мы стремимся укреплять и дальше союзное государство — Союз Белоруссии и России, — то, конечно, мы должны давать ему скидку и преференции.

У нас уже был опыт с Украиной — мы давали скидки и сами повели себя не очень хорошо. Батька все-таки другой человек, и Белоруссия совсем другая страна, нежели Украина. Любой человек, кто был в Белоруссии, понимает, что в отличие от Украины большая часть белорусов не склонны майданить. К этому склонна только небольшая часть белорусских радикалов, так называемых змагаров. Но их слишком мало.

А что касается нас, то мы должны Батьке помогать, если мы действительно хотим иметь союзное государство. Просто мы теряем союзников — с каждым десятилетием у нас их все меньше и меньше.

Да, есть такая замечательная фраза, которая приписывается Александру III, о том, что у России есть два союзника — армия и флот. На мой взгляд, это бывает только у дурачков. Нет! У России должны быть союзники, и Белоруссия — наш первый союзник.

Конечно, мы ей должны всячески помогать, и экономически в том числе, потому что в случае чего Белоруссия поможет России.

Политолог Дзермант: Белоруссия хочет фиксированного равноправия с Россией
Политолог Дзермант: Белоруссия хочет фиксированного равноправия с Россией
© Facebook, Алексей Дзермант

- Насколько сейчас население Белоруссии пророссийское, насколько оно сейчас желает быть вместе с Россией?

— Их много, но, к сожалению, его с каждым годом все меньше и меньше. Это прямое следствие взаимоотношений некогда двух братских социалистических республик, а ныне капиталистических стран. Капитализм к объединению не ведет. Он ведет только к завоеванию либо к поглощению.

Поглощаться белорусы не хотят, и их можно понять. Там после развала СССР выросло поколение, представители которого стали уже занимать достаточно серьезные должности и в политикуме, и в экономике. Просто они не понимают, на каком основании они должны быть поглощены Россией. Равноправного сотрудничества на основе рыночных отношений не получается: кто-то должен другому уступить.

Россия более сильная страна, хотя у нее и слабая экономика, но она все-таки сильнее, чем белорусская, по ряду объективных причин — из-за территории, из-за ресурсов.

Но объединяться нужно не на поглощении, а на преемственности двух стран. Но белорусы видят, что наши власти ведут себя несколько агрессивно. Мы и белорусы пытаемся друг друга шантажировать.

Такие кризисы с Белоруссией встречаются у нас раз в пять лет, когда, например, в белорусском молочке вдруг находят какие-то палочки, хотя белорусских продуктов полно на прилавках российских магазинов.

Считаю, что такая политика усилению нашего союза не способствует.

Безпалько: С белорусским народом у России много общего, но не с белорусским президентом
Безпалько: С белорусским народом у России много общего, но не с белорусским президентом
© РИА Новости, Владимир Трефилов

- Белорусы — это русский народ или какой-то иной народ?

— Белорусы больше русские, чем украинцы. Хотя змагары, выходящие на свои акции с белыми флагами с красной полосой, полагают, что они потомки литвинов. Все эти литвины говорили по-русски. Поэтому что такое литвинская идентификация, я не знаю.

Например, с западными украинцами все более-менее понятно. В них очень силен польский элемент. Их очень тяжело при всем желании записать в «братский народ». Даже тот язык, на котором они говорят, очень тяжело понять.

В Белоруссии совершенно иная ситуация. Там все говорят по-русски. Я спрашивал у самих белорусов: кто у вас, кроме телекомментаторов, говорит по-белорусски. Моя знакомая белорусская журналистка отвечает: да никто.

Надписи на государственных учреждениях на двух языках, но никто по-белорусски не разговаривает и себя с белорусским языком не идентифицирует. Им никто не пользуется.

- Тогда в чем трудности интеграции с белорусами?

— Приезжайте в любой белорусский город. Он всегда будет чистый и вылизанный. У них там всё чисто, мирно и благородно. Пусть не супербогато, но зато все очень цивильно.

И вот тут одна из причин, почему многие белорусы не хотят с нами связываться. Они ведь ездят в Россию к своим родственникам и видят бардак, который у нас происходит в провинции, такой плохо управляемый хаос.

Они этого хаоса боятся. Это как люди боятся возвращаться в 90-е. У белорусов нет уверенности, что этот их городской покой и благолепие не перерастет в истинно русский хаос. Они боятся, что Россия принесет в Белоруссию хаос. Это эмоционально чувствуется, когда общаешься с белорусами. Так что лучше не говорить о поглощении Россией Белоруссии.

- Есть ли в таком случае будущее у союзного государства Белоруссии и России?

— На мой взгляд, мы должны создать конфедерацию с Белоруссией. Причем у последней должна быть очень серьезная автономия. К ней может в будущем присоединиться и вся Украина. Правда, я не думаю, что в нее войдет она вся. Вряд ли. Войдут только русские территории — в частности Новороссия.