- Вы только что вернулись из Крыма. В каких концертах вы там принимали участие?

— Несколько лет назад мне написал фотограф Александр Кадников о том, что он хотел бы пригласить меня на фестиваль авангардного искусства в Симферополе. Эта затея поначалу не увенчалась успехом. Но уже в марте-апреле сего года он снова написал мне, что нашел спонсоров — крымский фонд развития культуры «Одиссей». Его возглавляет местный грек Одиссей Пипия. В конце мая в музее Тавриды в Симферополе такой фестиваль состоялся.

При встрече с Одиссеем я сделал встречное предложение — показать фильм «Оборона Севастополя» в сопровождении импровизационной электронной музыки. Зерно попало на подготовленную почву, и уже в августе мы стали выбирать даты этого мероприятия. Одиссей хотел, чтобы мое выступление совпало с визитом греческой делегации. 19 сентября мы вылетели в Крым, чтобы принять участие в акциях фестиваля «Скорость света» в Симферополе. На следующий день мы должны были поехать в Севастополь и показать фильм. Нам все удалось. Сначала мы выступали в галерее «Неправильный прикус» в Симферополе, там у нас было чтение стихов современных поэтов, музыка и перформанс.  

- Сколько зрителей собирают такие акции?

Путь домой: Пять лет назад Севастополь ответил «Правому сектору»*
Путь домой: Пять лет назад Севастополь ответил «Правому сектору»*
© РИА Новости, Василий Батанов | Перейти в фотобанк
— В маленьком пабе, куда мы потом переместились для концерта и джема, была очень небольшая вместимость, конечно. А вот на следующий день мы переехали в Севастопольский центр культуры и искусства. Там зал на 600 мест. Пришло человек 400-500. Для Крыма это много. Мероприятие вообще прошло с невероятным размахом. Наш показ фильма был во втором отделении. А в первом было чтение патриотических стихов, ансамбль русской народной песни исполнял севастопольские композиции XIX века. Еще были нахимовцы в костюмах той эпохи. Они устроили большое красочное действо в фойе. Это был ответ севастопольцев на наш кинопоказ.  

Местные зрители, как выяснилось, фильм «Оборона Севастополя» видели много раз. Для них эффект был не в фильме, а в том, что он будет в сопровождении современной электронной музыки. Надо сказать, что от управления культуры Севастополя требовалась определенная открытость ума и гибкость, чтобы для военно-патриотического мероприятия пригласить на музыкальное сопровождение исторического немого фильма такую смелую экспериментальную музыку. Мы же импровизируем, своего рода современные электронные тапёры!

Первоначально предполагалось, что демонстрация будет в Ливадии, где фильм был впервые показан в 1911 году. Но Минкульт Крыма отказал. Оказалось, что там все слишком забюрократизировано. А Севастополь является отдельным субъектом РФ. И там в управлении культуры сразу же одобрили нашу идею, выделили помещение и со своей стороны подготовили такое большое действо.

- Вы говорили, что авангард развивается по логике сопротивления официальному искусству. Как этот диалог построен сейчас?

— Радикального противопоставления авангарда и официальной культуры уже как бы нет. Значительная часть бывшей в советские времена неофициальной культуры стала вполне официальной. Авангард стал одной из граней современной культуры. Это очень хорошо видно в Москве. С момента пришествия в столицу команды Собянина произошла определенная смена парадигмы. Если на протяжении всего советского и лужковского периода меня не приглашали участвовать в Днях города, то четыре года назад, когда министром культуры Москвы стал Кибовский, начали приглашать, и сразу в несколько мест. У памятника Маяковскому возобновились чтения стихов молодых поэтов (я их музыкально поддерживал), а в Центре документального кино сопровождал импровизированной музыкой немое кино Дзиги Вертова.

Такое впечатление, что на смену балалайкам, кокошникам и псевдорусскому стилю, который был в дособянинские времена, пришел более широкий взгляд на современную культуру. На мероприятиях в Саду Баумана привозят рояль и исполняют Джона Кейджа. Это все под патронатом правительства Москвы.

Во время Московского культурного форума нам с Московским театром поэтов даже удалось исполнить «Все идет по плану» Егора Летова. За что, правда, был небольшой нагоняй. Пару слов мне пришлось, так скажем, отредактировать, заменить аккордами гитары.

«Человек с киноаппаратом»: Машина времени Дзиги Вертова
«Человек с киноаппаратом»: Машина времени Дзиги Вертова
© imdb.com
Я участвовал в Международном фестивале молодежи и студентов в Сочи. Это радикально левацкий форум. Он находится не в русле политической повестки России. Там леворадикальные элементы всего мира собирались. Мы там показывали наш спектакль «Площадь революции. 17» Московского театра поэтов под руководством Влада Маленко. Пришло около тысячи зрителей. Спектакль посвящен современным поэтам, которым в 2017 году исполнилось 27-30 лет.  Они читают стихи свои и произведения современников Революции. Как Есенина, Маяковского, Асеева, так и Гиппиус, Бунина. Это как бы диалог. Мы с поэтами для этого спектакля фотографировались на станции метро Площадь революции. Я держал в руке маленький шатл «Буран», в создании которого я в свое время принимал участие. К этому спектаклю была подготовлена электронная музыка. У нас играют не профессиональные актеры, а молодые поэты. Я у них такой дядька Черномор. Я их всех старше ровно в два раза. Им до 30, а мне за 60. Я выхожу, как Карл Маркс, с большой бородой. Немножечко подыгрываю им на саксофоне, а они читают стихи Мандельштама или Пушкина под хип-хоп.

- Про вас можно сказать, что вы левый?

— Я сочувствующий. Сейчас в Крыму в составе той греческой делегации, к приезду которой хотели приурочить наше выступление, оказался Костас Исихос, основатель левой партии СИРИЗА и бывший заместитель министра обороны Греции. Он ушел в отставку с этого поста, когда Греция присоединилась к антироссийским санкциям, в знак протеста. Сейчас он хочет прорвать информационную и деловую блокаду Крыма — организовал что-то типа форума за сотрудничество бизнесменов всего мира с Крымом. Интересно, что в связи с моим озвучиванием фильма я познакомился уже с двумя представителями Евросоюза, которые были в Крыму во время референдума. Один из них — это Костас, а другой — испанский оперный певец, который возглавляет представительство провинции Кантабрии в Мадриде (я показывал «Оборону Севастополя» испанцам в Casa Cantabria позапрошлым летом). Это европейские политики, которые поддерживают Крым.

Пуля — дура, Маркс — молодец. Шпионские страсти в донбасском забое
Пуля — дура, Маркс — молодец. Шпионские страсти в донбасском забое
© kino-teatr.ru

- Вы же знаете, что все поездки артистов в Крым отслеживаются «Миротворцем»?

— Я давно на «Миротворце». Меня вот хотели пригласить на Днепропетровский джазовый фестиваль. Не буду называть фамилии людей, чтобы они не пострадали. Мы с ними секретно переговариваемся по скайпу. Даже не переписываемся, потому что переписка может контролироваться. И почти сразу организаторы столкнулись с проблемой, что меня нельзя пригласить на этот фестиваль. Все упирается в «Миротворец».

- Когда и почему вы заняли такую позицию в украинской ситуации?

— В 2013 году я был осенью на Украине, в Киеве, Полтаве, Запорожье и потом приехал в Крым. Там проходил Боспорский форум, встреча украинских и российских писателей. Уже тогда я напряженно смотрел телевизор и слышал, какая шла оголтелая пропаганда разрыва с Россией и вступления в ЕС. Единственное место, где протестовали против этого, был Крым. Там я видел пикеты и демонстрации, организованные Коммунистической партией Украины. А вот на материковой Украине я такого не видел. Потом что-то произошло с командой Януковича и они отказались подписывать соглашение с ЕС. Но до того — по телевизору депутаты его партии с пеной у рта доказывали, как хорошо будет в Евросоюзе, как им не нужен «таежный» союз, так они называли Таможенный союз.

Зачем Путин приезжал в Крым. Фоторепортаж
Зачем Путин приезжал в Крым. Фоторепортаж
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк
Я особенно близко переживаю проблемы Крыма, потому что там живет моя дочь и три внучки. Я в Крыму первый раз женился, еще в советские времена. Многое в Крыму мне понятно. Моя внучка училась в Севастополе в украинской школе в украинском классе. На Украине нельзя получить высшее образование на русском. Поэтому ее мать, моя дочь, считала, что, если ты не знаешь украинского языка, у тебя нет будущего. Она сама хорошо знает украинский язык. Еще в советской школе все выучила. Так вот моя внучка рассказывала, что в день референдума девочки их класса завязали в волосы белые, голубые и красные ленточки — в украинском классе украинской школы! Когда закончился учебный год, их опросили, кто желает продолжить образование на украинском языке. Ни один человек не захотел. То есть это было образование из-под палки. Понятно, что некоторые учащиеся с семьями вернулись на Западную Украину. В основном это семьи детей, чьи родители работали в СБУ. Но конфликтов и ссор не было.

Когда началась трансляция Майдана и я стал смотреть на всю эту картину огней и пожарищ, я подумал о том, что если там начнется то, что обещал "Правый сектор"* — Крым будет или украинским, или безлюдным — дочку и ее семью нужно с полуострова забирать. Осенью 2013 года дочь с одной из внучек съездили в Омск, в квартиру моего отца, чтобы подготовиться к возможной эвакуации.

- Вы с самого начала знали, что происходит на Майдане?

— Конечно. Я довольно часто бывал на Украине. У меня был коллектив под названием «Русско-украинский проект». Мы исполняли современную электроакустическую музыку. После смерти основателя этого проекта киевлянина Александра Нестерова, одного из первых украинских исполнителей, который еще в советские времена занимался электронной музыкой, молодежь из Киева подхватила эту идею. Я не буду называть их фамилии. Мы вместе играли в этом русско-украинском проекте, выступали ив Киеве и в Москве, выпускали компакт-диски и все шло хорошо. Теперь все это стало невозможно. Для меня это страшная трагедия. Во-первых, я теперь не могу ездить на Украину. Не могу выступать с друзьями из Харькова и Киева. И я даже не знаю, насколько сотрудничество со мной безопасно для этих людей. Я даже не знаю, что они думают, потому что всякая переписка прекратилась.

Я общаюсь только с одним музыкантом из Украины по скайпу. С остальными контактов нет. Они не комментируют у меня ничего в соцсетях, и я не комментирую их. Понятно, что если они проводят концерты в поддержку АТО, наверное, нам особо не о чем разговаривать. Но ряд музыкантов бежали в Россию. Это яркие, выдающиеся музыканты. Они теперь выдающиеся музыканты Москвы, все вписались в нашу действительность.

- Но ведь то же разделение имеет место и в России?

Последняя воля директора групп «Воскресение» и «Машина времени» была исполнена в Донецке
Последняя воля директора групп «Воскресение» и «Машина времени» была исполнена в Донецке
© Андрей Дудуш
— Знаете, в России такого размежевания нет. Я участвую в проектах, в которых участвуют мои идеологические противники. Уже в этом месяце я выступал с людьми, с которыми у нас абсолютно несовместимые взгляды. При этом наши эстетические позиции совпадают, и мы спокойно играем на одной сцене. В российской музыкальной среде совершенно отсутствует нетерпимость. Ты левый, ты правый — это неважно на сцене. Я стараюсь не выпячивать свои взгляды, но и не делаю из них секрета. И для музыкантов они не являются препятствием, чтобы со мной работать. Я вижу их постоянные лайки в "Фейсбуке". Они расшаривают мои посты, предлагают сотрудничество. Это нормально. Мы просто знаем, что есть темы, на которые лучше не говорить. Иначе мы начнем ссориться. А это никому не нужно.

- Есть эстетический конфликт между музыкой левых и правых?

— Есть определенная проблема. Дело в том, что существенная часть людей национально-патриотического направления заинтересована больше в популярном искусстве, которое обращено к массам. Я таким искусством не занимаюсь, я им просто оказываюсь ненужным. Поэтому они меня редко зовут. То, что я делаю, их не интересует.

- Вы не ездили с концертом в Луганск и Донецк?

— Ну а что я могу там предложить? Там нужно какое-то мероприятие на площади, адресованное широким массам. Популярная музыка, рок или рэп. Людям, которых постоянно бомбят, не до чего-то заумного. Им нужно что-то жизнеутверждающее, простое, что бы помогало им выживать в этих обстоятельствах. 

Стальная пальмовая республика. Столица ДНР размашисто отмечает славный юбилей
Стальная пальмовая республика. Столица ДНР размашисто отмечает славный юбилей
Многие художники за рубежом придерживаются левых взглядов. Но они не занимаются массовым искусством. На их мероприятия приходят 20-30 человек. Это и есть тот самый «авангард». Сейчас, правда, это слово уже никто не употребляет. Лучше говорить современное искусство. Авангард — это все-таки милитаристский термин. Армия имеет авангард и арьергард. Подразумевается, что все движутся в одном направлении. А куда движется наше общество? Какое у него направление, если оно топчется на месте? 

- В России и на Украине современное искусство имеет красные оттенки?

— К сожалению, я этого не замечаю. Я чувствую себя единичным и неудачным примером. Когда некоторые поклонники заходят на мою страницу в соцсетях и узнают о моих взглядах, они или отписываются, или пишут — так ты "крымнашист" оказался? Это огорчает, но не обескураживает. Да и вообще музыканты стараются особенно не афишировать свои политические взгляды, чтобы не разочаровывать своих поклонников.  

- Фильмы Дзиги Вертова очень левые. Ваша музыка отражает это?

— Я к Дзиге Вертову вообще неравнодушен, как и к Эйзенштейну. Недавно я показывал фильм во Франции, и дама, которая организовывала мой концерт, оказалась из Приднестровья. И я надеюсь, что чем дальше, тем больше я буду вписываться в эти круги. Например, в Брюссель меня приглашал местный коммунист, у которого кнопочный телефон, потому что, по его мнению, смартфоны прослушиваются.

Праздник «Юманите»: почему Европа – не Украина
Праздник «Юманите»: почему Европа – не Украина
© Андрей Манчук
Мне организовали показ фильма Дзиги Вертова на дебатах французских коммунистических партий после поражения Меланшона на выборах. Когда мы приехали в Сент-Уэн, пригород Парижа, атмосфера на дебатах была очень накаленная, люди буквально хватали друг друга за грудки. Я думал, что скоро будет побоище, как в советских фильмах о Диком Западе. Но им сказали, что приехали русские, они покажут фильм о построении коммунизма.

И мы показали фильм «Одиннадцатый» о советской власти на Украине в 1928 году. И под конец уже все мирно разговаривали, кричали "ура". «Стачку» Эйзенштейна с нашим импровизированным электронно-шумовым сопровождением позвали показать фламандцы. После просмотра отметили, что сейчас полиция ведет себя точно так же, как в этом фильме. Ничего не изменилось за 100 лет. Но там надо показывать на английском языке, потому что есть напряжение между фламандцами и франкофонами.

Вообще говоря, западное общество в очень сложном состоянии находится. Вроде люди должны разделять левые идеи и дружить, но их разделяет язык. Вот представьте себе: Брюссель — это столица Фландрии, но там преимущественно говорят на французском языке. Мы приходим в культурный центр Фландрии показывать «Человека с киноаппаратом». Все служащие в хиджабах. Они открывают двери в зал, расставляют стулья, настраивают аппаратуру, и ни одна из них не остается смотреть фильм. В «Человеке с киноаппаратом» же роды показывают и женщины топлес на пляже! То есть в офисе культурного центра Фландрии не заметил ни одного фламандца. Все представители стран Магриба…

Луковица Ленина. Как украинские власти пропагандируют коммунизм
Луковица Ленина. Как украинские власти пропагандируют коммунизм
© Facebook, Кирило Галушко | Перейти в фотобанк
Только что меня пригласили в Германию в Веймар принять участие в торжествах по поводу столетия Баухауса. Мы делали программу вместе с Сергеем Бирюковым, профессором университета Мартина Лютера. Он из Тамбова, но много лет живет в Германии. Играли музыку современников Баухауса: Шёнберга, Шультхофа, который погиб в концлагере, Пауля Хиндемита. Звучали стихи Кандинского, переведенные на немецкий язык. К сожалению, большая часть публики — пенсионеры. Они очень активно ходят на все, что связано с высокой культурой. А молодежи-то нет…  

- Передастся ли левая идея молодежи?

— Среди музыкантов, играющих современную музыку, как правило, все левых взглядов. А вот академические музыканты уже не всегда. Музыкальные радикалы — они, как правило, и по убеждениям леворадикальные, чаще всего анархисты. Но они обращаются к очень узкой аудитории, которая тем не менее значительно шире, чем в России. 


* Деятельность организации запрещена в РФ