Четверг, 28 августа 1958 года, стал для некоторых советских офицеров и адмиралов черным днем. В тот день на пути из Москвы в Киев погиб Вадим Иванов. Он прожил 65 лет и успел прославиться как один из лучших знатоков линкоров в ВМФ СССР.

Вряд ли мальчик, родившийся в 1893 году в местечке Троянов Вал, что под Одессой, мог представить, что примет участие в коронации британского короля, а позже в далеких северных морях будет на британском линкоре отражать атаки немцев. И все это не под британским знаменем, а под военно-морским флагом нового государства, столица которого будет в Москве.

«Королевский» мореход и командир дяди Стёпы

Каждый, кто хоть раз бывал на станции метро «Площадь Революции» в Москве, среди многих скульптур на станции мог заметить фигуру матроса-сигнальщика, на бескозырке которого написано «Марат». Возле нее часто останавливаются группы туристов, которым экскурсоводы объясняют: этот матрос танцевал с самой королевой Великобритании Елизаветой II на балу в честь ее коронации и разбил сердце её сестре Маргарет. И действительно Олимпий Рудаков в 1953 году был удостоен приглашения на танец от молодой британской королевы. Правда, тогда он был уже капитаном первого ранга.

Скульптура на открытой в 1938 году станции изображает молодого Рудакова. Правда, к тому моменту он — корабельный курсант — уже успел поучаствовать в торжествах по поводу коронации британского монарха. Речь об отце той молодой леди, с которой повзрослевший Рудаков будет кружиться в вальсе в 1953 году — Георге VI. Именно по случаю его коронации 17 мая 1937 года через три дня в Спитхеде и прошел корабельный смотр. Среди приглашенных иностранных судов выделялся советский линкор «Марат», на котором и служил тогда Рудаков. Командовал линкором флагман 2-го ранга Вадим Иванов.

За 20 лет до этого в тогда еще российском Хельсинки был сделан исторический снимок. Команда «Марата» (тогда он назывался «Петропавловск») держит флаг с черепом, косой, копьем и костями под ними. На флаге надпись «Смерть буржуямъ». «Братишки» смотрят в объектив кто с улыбкой, а кто и с недобрым прищуром, не сулящим ничего хорошего врагам революции.

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами

Вряд ли тогда они могли подумать, что их линкор через 20 лет поприветствует на торжествах за границей одного из главных «буржуев» и «кровопийц-империалистов», двоюродного племянника свергнутого ими русского царя. Кто из них мог подумать, что спустя три года на их корабле поднимут контрреволюционное восстание под лозунгом «За советы без коммунистов»? И это всего лишь через два года после того, как сами они подавят антибольшевистское восстание форта «Красная Горка» и батареи «Серая Лошадь».

Единственное, с чем могли, скрепя сердце, согласиться те матросы, так это с тем, что их кораблем будет командовать бывший царский лейтенант. На Балтфлоте к тому времени служили «золотопогонники», завоевавшие любовь и уважение матросов. Одним из таких офицеров был и лейтенант Иванов. Он окончил Морской корпус в 1913 году и артиллерийские офицерские классы в 1915 году.

Столетие атаки «москитного флота» на Россию
Столетие атаки «москитного флота» на Россию
© commons.wikimedia.org,

В октябре 1917 года, за несколько дней до Октябрьской революции, он участвовал в последнем крупном сражении российской армии и флота в Первой мировой войне: Моонзундском сражении, где показал себя хладнокровным бойцом. Он командовал башней на эскадренном броненосце «Слава», который доставил много неприятностей немцам, но в конце концов после попадания в него трех снарядов был затоплен.

«Слава», стоявшая в Моон-Зунде, обстреливала с большими перерывами каменную дамбу; огонь корректировался наблюдением с воздуха. Артиллерийская оборона острова Моон была очень сильной», — хвалил действия русских немецкий генерал от инфантерии Эрих фон Чишвиц в своей книге, которую в 1937 году даже перевели на русский и издали в СССР.

Спустя год — в 1918-м — Иванов еще раз крупно насолил немцам: он среди других офицеров и матросов принимал участие в Ледовом походе Балтфлота — операции, благодаря которой от захвата германским и финскими войсками были спасены русских 236 кораблей и судов. Среди прочих тогда из Хельсинки в Кронштадт увели и «Петропавловск». Через восемь лет Иванов и станет его командиром. К тому времени линкор переименовали в «Марат» в честь французского революционера, многие годы жившего в том числе и в Англии. Именно под началом Иванова «Марат» прошел капитальную модернизацию в 1928-1932 годах. При нем же линкор посещали Сергей Киров и нарком по военным и морским делам Климент Ворошилов.

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами

Исаак Бродский. «К. Е. Ворошилов на линкоре "Марат"». 1929 год

В 1933 году Иванов покинул «Марат», однако через два года снова стал его командиром.

Именно этот линкор отправили с визитом в Великобританию. Что не удивительно: к тому времени он был гордостью Балтфлота. Не случайно именно туда направил служить своего дядю Стёпу поэт, автор советского и российского гимна Сергей Михалков.

Буквы золотом горят
И прохожим говорят,
Что идет моряк с линкора
И зовут линкор «Марат»

— вот строчки из первого издания «Дяди Степы» отдельной книгой.

Кстати, дядя Стёпа как персонаж появился в 1935 году, а первая отдельная книга, которая и цитируется, выпущена «Детиздатом» в 1936 году, когда «Маратом» вот уже как год повторно командовал Иванов. С учетом того, что во флоте срочники тогда служили четыре года, дядя Стёпа уж точно застал командиром линкора Иванова.

Впрочем, была в отправке «Марата» в Великобританию и своеобразная ирония судьбы — в 1919 году тогда еще «Петропавловск» открывал огонь по  британским эсминцам.

В Англии «Марат» заинтересовал британцев своим внешним видом.

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами

«Марат» в Спитхеде

«Ушел советский русский линкор «Марат», передняя изогнутая труба которого вызвала так много комментариев и интереса из-за своего своеобразного внешнего вида», — писала после его ухода британская газета Portsmouth Evening News 24 мая 1937 года.

Впрочем, британцев «Марат» поразил не одним лишь внешним видом. Советские моряки удивили британцев своей выучкой. В 1938 году Иванова перевели на преподавательскую работу в Военно-инженерную академию, где спустя год он стал доцентом и начальником кафедры.

Поразительно, но членом партии подавлявший антибольшевистские восстания на фортах «Красная Горка» и «Серая Лошадь» Иванов (кстати, тогда в 1919 году в подавлении восстаний принял участие и «Петропавловск») стал лишь в 1940 году. Может, это и уберегло его во время репрессий 30-х годов, хотя происхождение у него было не самое лучшее: как указано в одном из позднейших наградных листов, Иванов был… дворянином! С другой стороны, это был весьма опытный артиллерист и знаток линкоров.

Именно поэтому в 1940 году Иванов стал командиром самого мощного линкора «Советский Союз», который тогда еще только строился. Окончить его строительство не позволила война.

И снова немцы, и снова англичане

Хваливший экипаж «Славы» немецкий генерал фон Чишвиц заканчивал свою книгу о завоевании немцами Балтийских островов грозным пророчеством.

«Превратности судьбы и ход мировой истории неизвестны. Неизвестно, какие задачи предстанут перед нами в будущем. Но эти цели не должны лежать в других частях света. Нам выгоднее получить обратно в свое владение наши исконные земли на востоке. И если тогда будет использован богатый опыт операции «Альбион», то занятие Балтийских островов в октябре 1917 года, несмотря на их потерю, окажется не напрасным», — писал он.

Утром 22 июня 1941 года Кронштадтская военно-морская база уже отражала атаку противника. В начале четвертого часа утра наблюдатели на фортах и кораблях увидели группу из 12 немецких «юнкерсов». На фортах Обручев и Первомайский и на «Марате» открыли огонь. «Юнкерсы» ретировались, сбросив перед этим в Финский залив магнитные мины. Советским зенитчикам удалось сбить две машины противника. В 3.30 утра с парохода «Луга», которое возвращалось в Ленинград с острова Ханко, было получена радиограмма от капитана Миронова: «Судно обстреляли немецкие самолеты. Имею около 20 пробоин. Ранен вахтенный помощник С. И. Клеменов».

Через 15 минут начальник Кронштадтской военно-морской базы — тогда уже контр-адмирал Иванов звонил в Таллин своему бывшему старпому с «Марата», а к тому времени уже командующему Балтфлотом вице-адмиралу Владимиру Трибуцу с докладом. Спустя 1 час и 32 минуты тот подписал телеграмму для всех соединений и частей.

«Германия начала нападение на наши базы и порты. Силой оружия отражать всякую попытку нападения противника», — гласила она.

В августе Иванов уже встречал своего товарища в Кронштадте, куда из Таллина с боем прорвались корабли Балтфлота. 

Погибшая «Москва». Первая крупная потеря Черноморского флота в Великой Отечественной
Погибшая «Москва». Первая крупная потеря Черноморского флота в Великой Отечественной
© armedman.ru

Кронштадт стал основной базой Балтийского флота и одной из главных целей для нацистов. Самой ожесточенной стала воздушная атака 21-23 сентября. Только 23 сентября немцы произвели шесть налетов на Кронштадт, в которых приняло участие до 270 самолетов. Один из них вел Ганс-Ульрих Рудель. Именно его самолет и сбросил бомбы, которые повредили «Марат». В результате той бомбежки линкор получил тяжелые повреждения, погиб его командир Павел Иванов, однофамилец контр-адмирала.

Позже Рудель стал единственным кавалером полного банта Рыцарского креста: с золотыми дубовыми листьями, мечами и бриллиантами и самым результативным пилотом пикирующего бомбардировщика Ю-87 «Штука». Этот убежденный нацист после войны скрывался в Аргентине, где выпустил книгу с заявлением, что снова готов сражаться против большевиков за жизненное пространство на востоке.

Что же касается Иванова, то он еще в августе он стал начальником Высших специальных курсов начсостава ВМФ, а с октября начал преподавать в Военной академии Генштаба. Стране нужны были те, кто мог бы передать свой огромный опыт новым бойцам.

Однако преподавательская карьера Иванова оказалась на паузе в апреле 1944 года. Именно тогда Иванову дали важное задание: получить в качестве итальянской репарации британский линкор.

На одной из военных фотографий можно видеть, как молодой курносый русский моряк держится за самую короткую снасть на корабле — рынду-булинь — веревку привязанную к концу судового колокола. На последнем надпись — H.M.S. Royal Sovereign. Сокращение ΗMS расшифровывается как His Majesty's Ship, «корабль его величества». На бескозырке матроса написано «Северный флот».

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами

Трудно представить, что творилось в душе у Иванова, когда ему сообщили, что за корабль ему предстоит провести по кишащему немецкими подлодками океану. Еще четыре года назад он был командиром одного из самых мощных кораблей мира — так и не достроенного из-за войны «Советского Союза». Теперь же ему предстояло командовать устаревшим дредноутом 1915 года постройки, многие из систем которого были неисправны.

Да и история корабля не впечатляла: ровно через год и два дня после спуска на воду он не смог принять участие в Ютландском сражении из-за поломки машин. В 1940 году из-за недостаточной скорости Royal Sovereign не смог навязать бой итальянским линкорам. После сопровождения нескольких атлантических конвоев, его на время приписали к Восточному флоту, а потом и вовсе убрали от греха подальше — к берегам Кении — в Момбасу. Этот супердредноут считался уже слишком устаревшим для борьбы с японским флотом.

День в истории. 15 января: Родился советский подводник №1
День в истории. 15 января: Родился советский подводник №1
© myhistori.ru

Плохое состояние механизмов вынудило отправить его на капремонт в США, после чего в сентябре 1943 года Royal Sovereign вернулся в Индийский океан, проходил там месяц и был отозван в резерв. Однако хитрые британцы быстро придумали, кому его можно сплавить.

8 сентября 1943 года Италия вышла из войны. Ее обязали выплатить репарации тем государствам, где воевали итальянские войска. Поскольку СССР не имел возможности получить итальянские боевые корабли, союзники временно передали Союзу свои устаревшие.

Команды для кораблей прибыли на военно-морскую базу Росайт 7 мая 1944 года. К удивлению британцев советские моряки быстро разобрались в механизмах. При этом они обнаружили дефекты в гидравлике и большой расстрел стволов главного калибра. Однако первым экзаменом для советских моряков стал переход из Росайта на другую британскую базу — Капа-Флоу. И тут Иванов буквально спас «Архангельск».

«На переходе из Росайта в Скапа-Флоу благодаря неопытности рулевого в момент подхода под мост резко был положен руль влево, кораблю грозила опасность удариться о бык моста, но своим умением и мастерством в управлении линкором контр-адмирал тов. Иванов вывел корабль из опасного положения», — рассказывалось в представлении на награждение Иванова орденом «Красное Знамя».

30 мая 1944 года состоялась церемония передачи корабля. В 11:45 на его мачте взвился флаг ВМФ СССР.

Роковой август для контр-адмирала: как командир дяди Стёпы впечатлял британцев и боролся с немцами

Корабль получил новое имя — «Архангельск». После двух с лишним месяцев учебных стрельб и практики 17 августа корабль с конвоем JW-59 вышел из Скапа-Флоу в Ваенгу (ныне это Североморск). Сначала линкор держался вместе с конвоем, который подвергся нескольким атакам подводных лодок.

После линкор следовал к северу от конвоя, отражая атаки других немецких подводников. В одной из них, 23 августа, немецкий капитан Ганс-Гюнтер Ланге ошибочно счёл, что поразил советский линкор торпедой. Семьдесят пять лет тому назад — 24 августа 1944 года — теперь уже «Архангельск» прибыл в Ваенгу и стал флагманом эскадры, созданной из переданных британцами кораблей.

Вернули «Архангельск» британцам в 1949 году, после того как СССР получил итальянский линкор «Джулио Чезаре», который вошел в состав Черноморского флота под названием «Новороссийск» и затонул в результате ужасной катастрофы в 1955 году. Возвращал британцам супердредноут уже не Иванов, а капитан 1-го ранга Николай Петрищев — начальник штаба эскадры Северного флота. Именно он после Иванова в 1945-1947 годах был командиром этого корабля.

На родине «Архангельск» разобрали, оставив от него лишь подшипники, которые использовали в следующем, 1950 году для 76-метрового радиотелескопа «Лавелл».

Иванов к тому времени вот уже несколько лет как преподавал в  Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева.

В 1953 году контр-адмирал пришел на свое последнее место работы, в Военно-политическую академию имени Ленина. В этом же году его верный «Марат» — в 1943 году ему вернули дореволюционное название «Петропавловск», а в 1950-м переклассифицировали в несамоходное артиллерийское учебное судно под именем «Волхов» — пошел на слом.

Иванов пережил «Марат» на пять лет. 26 августа по пути из Москвы в Киев он трагически погиб.

Август был в жизни Иванова судьбоносным месяцем: в августе 1920 года он стал старшим артиллеристом линкора «Гангут» — первого линкора в его карьере. Именно в августе 1935 года он во второй раз стал командиром «Марата», в августе 1938-го началась его преподавательская карьера — с Военно-инженерной академии, в августе 1944-го он провел «Архангельск» по опасному маршруту из Великобритании в СССР и в августе 1953-го Иванов пришел на свое последнее место работы. Спустя пять лет, все в том же августе — за пять дней до конца лета — контр-адмирал погиб.