Корреспонденту Украина.ру удалось пообщаться с бойцами, проходящими лечение после ранений в Донецке.

В отличие от их «коллег» из морской пехоты России, где все бойцы похожи друг на друга — все как на подбор, в единообразной экипировке, — морпехи из ДНР абсолютно разные. Разный возраст, разные лица, разные политические убеждения. Их роднит только одно — все они русские герои, одним махом пробившиеся в Мариуполь и задавшие на его улицах жестокую трепку «Азову» и украинским «коллегам».

Битва за Мариуполь. Как ее пережил один из городских храмов и его прихожане
Битва за Мариуполь. Как ее пережил один из городских храмов и его прихожане
© Александр Чаленко

— Когда мы первую линию обороны с ходу сломали, все ****** [сильно удивились]! — смеется доброволец Иван, позывной «Ванька». — Что укропы, что наши ***** [удивились].

«Ваньке» двадцать лет. В Народной Милиции он служит с 2020 года. Сам он не местный, родом из России, из Минеральных Вод. Служит в ДНР он поехал «по зову сердца» — мечтал об этом еще будучи подростком. Едва отметив свое 18-летие, он собрал вещи и уехал служить. «Поехал, потому что хотел защищать русский народ и русский мир».

— У меня родители вообще не знали, куда я поехал. Я им сказал, что на заработки в другой город. Но все тайное становится явным — они узнали, ругались, — смущенно говорит «Ванька», — а сейчас гордятся мной.

Иван ранен в руку — не раз бойцам «девятки» приходилось сходиться с оборонявшими Мариуполя «азовцами» и морпехами в стрелковом бою на дистанции кинжального огня. Пулевое ранение в руку — можно сказать, что ему повезло.

Совсем не похож на «Ваньку» офицер-доброволец Юрий «Директор» Березовский. «Ванька» среднего роста, худощав и совсем юн, «Березе» за сорок, он высокого роста, массивный и говорит басом. Про таких говорят «донбасская порода» — такой же фактурой обладал четвертый президент Украины, уроженец Енакиево Виктор Янукович.

— Я воюю с 2014-го, — говорит «Директор». — Вступил в ополчение в сентябре, в первую волну не попал.

— Отчего ж не попал?

— Ну я же заместителем директора совхоза был! Все на мне было! Нужно было сначала урожай убрать, зерно все собрать — потом уже можно было и на фронт.

Свой позывной Юрий не любит — он хотел быть «Березой». Вот только «Береза» в подразделении, в которое он вступил, уже был — и так он стал «Директором».

— Я родился и вырос в Донецке, все жизнь тут жил, — гудящим басом повествует «Директор» свою историю, — Когда в 2014-м Евромайдан победил, мы поняли, что нам, донбассцам, будут мстить, будут пытаться прогнуть нас. Мы все как один тогда поднялись.

Мариуполь, левый берег. Город пытается выжить. Репортаж с места событий
Мариуполь, левый берег. Город пытается выжить. Репортаж с места событий
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк

«Директора» ранили после активной фазы боев за Мариуполь, когда их подразделение отправилось на Запорожье. Лесопосадку, где засело их подразделение, накрыли артиллерийским ударом, «Директора» чиркнуло осколком по затылку — и к довольно опасной ране головы добавилась еще и контузия. Он не унывает:

— Еще немного полечусь и вернусь в строй! — оптимистично заявляет Директор.

От своих товарищей боец с позывным «Орел» отличается еще сильнее, чем они друг от друга. Даже ранением — «Орел» получил пулевые ранения обеих ног.

«Орел» — доброволец, как и «Ванька», ему около 30 лет и он киевлянин. Имя свое он попросил не называть, равно как и не показывать свое лицо — у «Орла» на территории Украины осталось множество родственников и он не хочет навлечь на них беду.

— Я в июне 2014 года пошел в ополчение. Но служил не здесь, под Луганском. Почти восемь лет не могу с семьей нормально пообщаться, не хочу им проблем создавать, — чуть морщась, говорит «Орел».

«Орел», потомственный киевский интеллигент, долго и много рассуждает о том, как «мягкая украинизация», практиковавшаяся еще со времен СССР, привела к такому положению вещей. Тема ему близка. Его товарищи не могут похвастаться столь глубоким знакомством с проблемой — «Ванька» никогда не жил не территории Украины, а «Директор» всю жизнь прожил в Донбассе, где даже до Евромайдана украинизация приживалась слабо. «Орел» же был очевидцем того, как в русском городе Киеве насаждалась украинская культура сельской окраины.

— Из меня культурно и идеологически пытались сделать украинца. У них не получилось, — решительно говорит «Орел».

Стоит отметить, что при этом «Орел» прекрасно говорит по-украински — на заданный ему вопрос на мове он длинно и обстоятельно отвечает на украинском же.

Среди героев этого репортажа есть и единственный профессиональный военный — Андрей Палий, позывной «Сыч». Он уже пожилой, ему 51 год. «Сыч» родом из Макеевки, но, как он сам говорит, «больше двадцати лет не появлялся на Родине». Для Сыча война не испытание, не вызов, не героизм. Для него это образ жизни — еще с 1989 года, с Афганистана. С развалом Союза Андрей остался в России, служил по контракту — «с перерывами». Когда начались бои в Донбассе, «Сыч» уволился и отправился в осажденный Славянск.

Мариуполь сейчас. Город, который возрождается из развалин
Мариуполь сейчас. Город, который возрождается из развалин
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк

— Я пришел к командиру, написал рапорт на увольнение, потому что на мою Родину пришла война, — вспоминает «Сыч». — Начальство отнеслось с пониманием.

В 2014-м году Андрей стал легендой Славянска — он сумел сбить украинский военный вертолет… из сигнальной ракетницы. Сбивать причем не собирался — хотел просто дезориентировать пилотов выстрелом в лобовое стекло, чтобы успеть уйти с крыши, на которой была его позиция. Но вертолет сменил курс, ракета пробила боковое стекло (на старых вертолетах оно не бронированное, в отличие от лобового), попала в пилота. Экипаж потерял управление машиной, вертолет упал, а «Сыч» стал легендой.

Сейчас «Сыч» тоже на лечении — он, как и «Ванька», ранен в руку. И все так же — в ходе стрелкового боя накоротке с украинскими войсками. Но он не унывает, ранение это у него далеко не первое. Ранен он был уже под конец штурма, хотя был в числе тех, кто вошел в Мариуполь первыми.

— Мы вечерком, в сумерках зашли в Мариуполь. Засели в домах, нас там приютили добрые люди, — рассказывает «Сыч» с доброй улыбкой, как будто речь идет не о войне, а о добром застолье, — Даже из окна видели, как укропские патрули документы у прохожих проверяют. А с утра обрушились на них, как снег на голову!

В будущее «Сыч» смотрит с оптимизмом:

— Все хотят дойти до Киева, а вот я хочу дойти до Фастова. Этот город основал мой далекий предок, атаман Палий. Это моя земля!

Все бойцы Девятого полка разные. Совсем юные, как «Ванька», и уже в возрасте, как «Сыч». Добродушно-простоватые, как «Директор», и утонченно-интеллигентные, как «Орел». Но все они — солдаты армии Донбасса, выигравшие самую кровопролитную битву этой войны. И все они совершенно точно едины в одном — воевать они собираются до победного конца.