Отношение бывших провинций, а ныне независимых государств, к столицам империй и союзов всегда является смесью претензий и зависти. Так было после распада Австро-Венгерской монархии в 1918-м, так происходит уже на памяти нашего поколения после развала Советского Союза и Союзной Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). И если негативное отношение к Белграду со стороны хорватов и мусульман можно объяснить участием Югославской народной армии в балканских войнах 1992-1995 годов, то весьма успешные попытки внедрить сербофобию в черногорское общество выглядят парадоксально. Ведь после распада СФРЮ Черногория вместе с Сербией создала новую Союзную Республику Югославию, в составе которой подверглась бомбардировкам НАТО весной 1999 года. Да и на протяжении столетий различные властители Черногории всегда считали её государством сербского народа.

Бандеровцы и «Спутник V». Как Украина пошла против Бандеры
Бандеровцы и «Спутник V». Как Украина пошла против Бандеры
© РИА Новости, Виталий Тимкив | Перейти в фотобанк

Однако после выхода из союза с Сербией в 2006 году Черногория резко взяла курс на НАТО, не считаясь с волей своего же народа. Когда в июне 2017-го Черногория всё же стала самой маленькой страной — членом Альянса, её президент Мило Джуканович обещал черногорцам чуть ли не манну небесную, а уж ускорение вступления в ЕС — несомненно. Однако ни этого, ни улучшения жизни граждан не происходило, потому властям приходилось постоянно искать виновных. Естественно, главным виновником была назначена Россия и её альтер эго на Балканах — Сербия, и это несмотря на то, что именно россияне и сербы всегда составляли львиную долю туристов на черногорских пляжах. Против нескольких сотен россиян были введены санкции, а ряд граждан РФ обвинили в подготовке фейкового «госпереворота» в Черногории.

Правда, уменьшение количества отдыхающих из-за политики и пандемии коронавируса стало лишь второй по значимости причиной того, почему партия Мило Джукановича, правившая Черногорией более 30 лет, потерпела поражение на парламентских выборах летом минувшего года. Первой стала попытка властей Черногории отобрать храмы и монастыри у местной митрополии Сербской православной церкви (СПЦ). Черногорцы, более трёх четвертей из которых являются прихожанами СПЦ, массово вышли на улицу — причём акции протеста продолжались, несмотря на карантинные ограничения. Проиграв выборы, уходящее правительство Черногории в конце ноября 2020-го успело выслать посла Сербии — которого, кстати, новые власти так и не вернули.

Черногория согласна принять вакцину из России и Сербии, с которыми ранее поссорилась

Новый премьер-министр Черногории Здравко Кривокапич, от которого ожидали улучшения отношений с Белградом и Москвой, пока в основном повторяет мантры о верности его правительства обязательствам перед НАТО и ЕС. А его подчинённой, министру здравоохранения Елене Боровинич-Бойович, на протяжении последних недель приходилось объяснять черногорскому обществу, почему в Черногории до сих пор не началась вакцинация от COVID-19, в то время как соседняя Сербия является лидером по количеству привитых от коронавируса на европейском континенте. При этом сама Черногория является одним из лидеров в Европе по числу инфицированных COVID-19 на миллион населения — свыше 110 тысяч, больше только в карликовых Андорре и Гибралтаре.

26 января Елена Боровинич-Бойович заявила, что вакцинация черногорцев начнётся «в конце января — начале февраля», правительство Черногории подписало контракт на поставки 150 тысяч доз китайской вакцины от компании Sinofarm и ожидает «в первом квартале» 50 тысяч доз российской вакцины «Спутник V», а «контракт с Pfizer подписан и находится на финальной стадии». Естественно, как и в случае с заявлениями главы украинского Минздрава Степанова, ничего не произошло. 3 февраля министр уточнила, что начало вакцинации ожидается «в середине февраля», когда в Черногорию поступят первые несколько тысяч доз «Спутника V». И лишь 11 февраля Институт лекарств и медицинских средств Черногории выдал разрешение на поставки в страну вакцины от коронавируса российского производства «Спутник V».

ЕС принял заявку России на регистрацию вакцины «Спутник V»
ЕС принял заявку России на регистрацию вакцины «Спутник V»
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Как сообщил в тот же день сотрудник Первого Московского государственного медицинского университета им. Сеченова Сергей Болевич, первая партия российской вакцины поступит в Черногорию до конца февраля, сначала в республику отправят до 15 тысяч доз вакцины, а затем ещё 50 тысяч. Не исключено, что уже весной это будет вакцина, расфасованная не в России, а в соседней Сербии. Ведь именно 11 февраля в Белград прибыли специалисты Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и сотрудники Научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Они договорились о выпуске вакцины «Спутник V» на базе института «Торлак», который является главным научным центром Сербии в области вирусологии. Но если подготовка к полному циклу производства препарата займёт около 9 месяцев, то его фасовку можно будет начать уже через 2-3 месяца.

Поскольку никакой реакции властей Черногории на эту информацию не было, есть надежда, что они не будут ставить жизни сограждан под угрозу в связи с политическими разногласиями с Сербией. Кстати, 12 февраля вакциной «Спутник V» привился чрезвычайно популярный на Балканах режиссёр Эмир Кустурица.

Белград опять становится светочем для стран бывшей Югославии

На минувшей неделе в балканских версиях портала Deutsche Welle вышел материал под заголовком «В плену геополитики, глядя на Сербию», в котором отмечено, что три страны — члена НАТО в регионе — Черногория, Албания и Северная Македония — долгое время принципиально не рассматривали возможность закупки российской или китайской вакцины. Ситуация изменилась лишь после того, как стало понятно, что нет смысла больше ждать вакцин от Запада, а давление общества на власти стало нарастать. До того в балканских столицах больше переживали о том, не вызовет ли использование вакцин из России и Китая неудовольствие союзников из ЕС и США.

В материале подчёркивается, что залогом успеха Сербии в вакцинации своего населения стал отход от геополитических предрассудков, которые определяют политику других балканских стран: к примеру, премьер Албании Эди Рама назвал предложение поставить в страну вакцину «Спутник V» «провокацией Москвы». «В дополнение к геополитике вакцинации теперь включён вакцинационный туризм, который преодолевает исторические и этнические различия. Люди из Боснии и Герцеговины, Черногории, Северной Македонии и Косово каждый день ездят в Сербию в надежде получить там вакцину от опасного вируса. Раньше мы предполагали, что спасение можно будет найти в какой-нибудь соседней стране — члене ЕС — Болгарии, Греции, Румынии или Венгрии. Но там жители Западных Балкан столкнутся либо с закрытыми границами, либо с недостатком вакцин», — заключил автор.

При этом 14 февраля президент Сербии Александр Вучич на границе с Северной Македонией (бывшая югославская республика Македония) передал премьер-министру этой страны Зорану Заеву 4 тысячи 680 доз вакцины от коронавируса производства Pfizer/BioNTech из 8 тысяч запланированных. Президент Сербии пояснил, что процедуру осложняли проблемы с получением разрешения от компании-производителя. Заев поблагодарил сербского лидера и сказал, что вся партия будет использована «для вакцинации медицинского персонала, работающего в COVID-центрах». В Северной Македонии ожидают поставок вакцин в рамках механизма COVAX, а также по прямому контракту с компанией Sinofarm, но о датах поставок и начале массовой вакцинации власти пока не сообщают.

На Украине вакцин до сих пор нет, хотя уже могли бы выпускать «Спутник V»

А вот украинских чиновников поймали на слове, ведь 29 января главный санитарный врач Украины, замминистра здравоохранения Виктор Ляшко заявил, что вакцинация украинцев от COVID-19 начнётся «в районе 15 февраля, где-то так». 4 февраля эту дату подтвердил и глава Минздрава Максим Степанов. Но никто особо не удивился, что 15 февраля вакцинация не просто не началась — вакцины даже не прибыли на Украину. Вечером в понедельник на встрече с фракцией «Слуга народа» министр пообещал, что процесс начнётся «до конца недели».

Как известно, 29 января на Украине вступил в силу закон, который безо всякой аргументации запрещает регистрацию на Украине любых вакцин, разработанных в «государстве-агрессоре». Однако 8 февраля президент Владимир Зеленский на форуме, посвящённом борьбе с пандемией коронавируса, не вспомнил о своей подписи под этим законом, а пафосно заявил: «Никакой официальной информации, что российская вакцина даёт эффект 91%, ни от ВОЗ, ни от специалистов мировых не существует. Украинцы не кролики, на них экспериментировать нельзя».

При этом в «темниках», которые раздают депутатам Верховной Рады от президентской партии, написано, что закупка вакцины неэтична из-за присоединения Крыма к России и конфликта в Донбассе. «Они хотят нас покорить, а не спасти», — сказано в этом документе, где российскую вакцину сравнивают с пропагандистским оружием, но не уточняют, как Россия может покорить Украину с помощью медицинского препарата, эффективность которого в борьбе с коронавирусом подтвердил авторитетный британский журнал The Lancet.

Вакцинация от COVID-19 в Украине терпит крах: как ей мешают жадность и глупость чиновников
Вакцинация от COVID-19 в Украине терпит крах: как ей мешают жадность и глупость чиновников

Напомню, ещё 8 декабря 2020 года на встрече с директором Центра имени Гамалеи Александром Гинцбургом и генеральным директором РФПИ Кириллом Дмитриевым глава политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктор Медведчук заявил, что харьковское предприятие «Биолек» может производить до 700 тысяч доз вакцины «Спутник V» в месяц. После этого регистрация российской вакцины была запрещена сначала решением регулятора и правительства Украины, а потом и законодательно.

На Украине принято подшучивать над медлительностью черногорцев и их желанием перепоручить работу другим. Не исключено, что это стало одной из причин неудовлетворительных показателей Черногории в борьбе с коронавирусом. Однако когда ситуация стала критической, эта балканская страна всё же оперативнее преодолела геополитические предрассудки, чем Киев, который сделал сограждан заложниками своей враждебности к Москве.