Если верить пресс-службе СБУ, то оказалось, что некие должностные лица частных компаний организовали поставку товаров завода и передачу некоторых военных технологий в «страну-агрессор», то есть Россию. Главным преступником объявлен «заместитель директора одного из мощных российских предприятий, которое обеспечивает продукцией военного назначения подразделения российской армии и предприятия военно-промышленного комплекса», который по всем канонам обязательно связан с сотрудниками ФСБ. Вышеуказанным менеджерам частных компаний сообщено о подозрении по ст. 333 УК (контрабанда военной техники).

Таинственные похитители и волшебное обогащение

Еще в феврале 2017 года руководство Укроборонпрома отправило обращение военному прокурору Запорожского гарнизона. В нем шла речь о причастности к выводу государственных средств должностными лицами КП «Искра» в ходе выполнения договоров за право использования объектов интеллектуальной собственности и причинении вреда на сумму 7,1 млн гривен.

«Укроборонпром» передал Минобороны непригодные для стрельбы минометы
«Укроборонпром» передал Минобороны непригодные для стрельбы минометы
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Согласно налоговой декларации, за май 2018 года директор «Искры» Пащенко заработал столько же, сколько за весь 2017 год — примерно 2,3 млн гривен. А весной 2019 года он заявил, что некая частная структура завладела правами на интеллектуальную собственность завода и делает все, чтобы сорвать производство и поставки.

«Фактически это было похищено и передано частному лицу, которое заключило лицензионное соглашение с «Искрой» и пытается диктовать, что делать, куда что продавать, не продавать или платить роялти, которое в десятки раз превышает все разумные пределы. Притом, что эти люди никогда не были разработчиками радиолокационной техники».

Получается, что техническая документация «Искры» таинственным образом оказалась у некоего частного лица, которое требует с предприятия деньги за право пользоваться этой документацией. Что значит «похищено», Пащенко не объясняет. Зато объясняет, что «похитители» мешали отгрузить в США радиолокационную станцию и сделать это удалось только через суд.

«Они пытались, практически, остановить производство на предприятии. Меня обвиняли в том, будто завладел чужой интеллектуальной собственностью с целью воплощения ее на государственном предприятии. Последние два года мы не вылезаем из судов».

Операция «Ликвидация». «Укроборонпром» разрежут и грамотно упакуют
Операция «Ликвидация». «Укроборонпром» разрежут и грамотно упакуют
© Facebook, Державний концерн "Укроборонпром"

Кстати, «последние два года» — это с 2017-го, когда был поставлен вопрос о выводе госсредств руководством «Искры» и праве использовать объекты интеллектуальной собственности. Считается, что предыдущее руководство предприятия подписало договор для вывода денег с некоей подставной фирмой «КИТ», но суд признал его недействительным. Здесь темна вода. Зато пошли неоднократные обращения сотрудников завода касательно всякого рода нарушений — от распила станков и оборудования до резкого снижения экспорта, что привело к переходу предприятия на 4-дневный режим работы.

Это не приватизация, ни в коем случае

18 февраля 2020 года на обращения отреагировал нардеп от «Слуги народа» Сергей Штепа (тот самый знаменитый свадебный фотограф) и потребовал у Укроборонпрома провести проверку. Состоялась она в начале апреля. Из интересующих нас вещей выяснилось следующее:

«Слухи о том, что предприятие специально уничтожают для ликвидации или дальнейшей приватизации за копейки, не подтвердились».

Объем производства уменьшился.

Согласно данным, которые предоставил комиссии завод, производство по сравнению в 2018 годом упало в два раза. Госзаказ со стороны Министерства обороны Украины снизился аж на 48%. Данный факт приводит к некоторым сомнениям по поводу достоверности выводов в первом пункте, поскольку приватизационная схема в виде лишения предприятия госзаказов стара, как мир. Что касается экспорта, то его практически нет. Всем экспортом компаний Укроборонпрома (в т.ч. и «Искры») заведует госкомпания Укрспецэкспорт, которая «прославилась» торговлей советским оружием в страны Африки. Скандалы преследуют ее много лет подряд. В 2007-2008 Transparency International уличила ее в офшорной коррупции при поставках советских самолетов на Шри-Ланку. В 2010 она сорвала поставку БТРов и самолетов в Ирак, а в 2013 Ирак вернул таки поставленные БТРы, потому что в их корпусах были обнаружены трещины. В том же году двоих сотрудников Укрспецэкспорта власти Казахстана осудили на 6 лет тюрьмы за попытку дать взятку чиновнику министерства обороны. Снова в 2013-м СБУ обыскивала компанию на предмет документов, подтверждающих незаконную торговлю боевым оружием. В 2016 году Укрспецэкспорт, получив откат, закупил высотомеры для казахских самолетов Ан-26 в семь раз дороже рыночной цены. Летом 2019-го Укрспецэкспорт уличили в махинациях при получении тендера от Пакистана на ремонт военной техники, вследствие чего Украина потеряла 15 млн долларов и остатки репутации. Зимой 2019-го в ГБР сообщили, что заместитель гендиректора Укрспецэкспорта, будучи одновременно собственником киевского ресторана Fisher, присваивал деньги с помощью организации питания в этом ресторане представителей иностранных делегаций, чего на самом деле не происходило. При этом всем за первое полугодие текущего года чистая прибыль компании выросла больше, чем в два раза.

Украинцы в Хорватии: «Укрспецэкспорт» обвинили в даче взятки
Украинцы в Хорватии: «Укрспецэкспорт» обвинили в даче взятки
© РИА Новости, Михаил Кухтарев | Перейти в фотобанк

Интересная получается картина. «Искра», которая еще совсем недавно приносила кучу прибыли, «вдруг» лишается прав на проектную документацию, затем лишается половины госзаказа (который формирует министерство обороны) и почти всего экспорта (за который отвечает в прямом смысле слова скандальный Укрспецэкспорт), но слухи о приватизации не подтвердились. Чудеса.

«Избыточное» имущество

Дальше происходят еще более странные события. 26 мая этого года Министерство обороны (которое лишило завод половины госзаказа) блокирует работу предприятия, внеся его в реестр должников. Это выглядит как шутка, но в 2020 году министерство «вдруг» вспомнило, что у «Искры» есть просроченная дебиторская задолженность за 2005 год по контракту 1997 года на сумму в 5,8 млн гривен. Раньше об этом, конечно, не знали. В итоге финансирование предприятия заблокировали и не заплатили 55 млн гривен аванса по программе производства радара «Зоопарк-3» и радара ПВО 80К6КС1. 2,5 тысячи сотрудников «Искры» тут же оказались под угрозой увольнения, поскольку зарплату им платить стало не из чего. Директор «Искры» Юрий Пащенко был очень удивлен, поскольку, по его словам, Высший арбитражный суд Украины еще в 2009 году разорвал госконтракт, по которому числился долг, а в иске по взысканию с завода 5,8 млн гривен было отказано.

Не проходит и нескольких дней, как 31 мая «Искру» исключают из реестра должников и разблокируют финансирование. Но тут 28 июля появляется СБУ с обыском по контрабанде техники в «страну-агрессор», а 31 июля на предприятие приезжает вице-премьер Олег Урусский, чтобы презентовать «концепцию первой секторальной бизнес-единицы, которую планируется создать как модель корпоратизации государственных предприятий Оборонпрома». Если этот набор слов перевести на человеческий язык, то планирует создать на базе Укроборонпрома новый государственный холдинг из девяти предприятий, который будет заниматься непосредственно радиолокационными станциями.

«При создании предусмотрена релокация промышленных мощностей предприятий, расположенных в других областях Украины; процесс очистки активов этих предприятий от обременений и лишения избыточного имущества. Зарегистрированный в Верховной Раде проект закона должен упростить финансовые операции с имуществом этих предприятий, что позволит быстро и эффективно осуществить процесс их реорганизации и объединения».

Итак, комиссия Сергея Штепы не соврала, сделав вывод, что завод приватизировать не будут. Приватизируют «избыточное имущество». Похоже, этого имущества у бывшего советского предприятия до сих пор достаточно для того, чтобы ради его распила принимали целый закон. Мораль же такова: если мотивы обслуживающих интересы бизнеса чиновников непонятны, значит, мотив — это приватизация.