Само по себе укрупнение районов является элементом реформы децентрализации, в соответствии с которой создаётся новый уровень самоуправления — объединённые территориальные общины (на Украине их называют ОТГ), в которые и переносится большая часть предоставляемых государством услуг. Роль районов при этом сокращается, и в нынешнем количестве они становятся ненужными. Принципиально меняется и их функция — район уже не центр предоставления услуг, а центр контроля над деятельностью администраций общин. Районная администрация как орган управления заменяется префектом как органом контроля.

Децентрализация и местные выборы. Совместимо или не очень
Децентрализация и местные выборы. Совместимо или не очень
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Вполне логично, что укрупнению районов должно было предшествовать минимум два важных момента.

Во-первых, необходимо завершить охват всей территории страны ОТГ (вопрос о том, зачем они в принципе нужны, мы тут не ставим).

Как известно, этого до сих пор не произошло — созданы объединённые общины там, где они объединились самостоятельно (что это значит — тоже отдельная тема). По поводу остальных принято решение правительства (у нас демократия, поэтому мнение населения ОТГ относительно их границ и самого создания не учитывается, колхоз — дело добровольное), процесс создания ОТГ продолжается.

Во-вторых, нужно принять изменения в Конституцию, а также ряд законодательных и подзаконных актов, которые регулируют работу префектов в районах.

Проект конституционных изменений был внесён в Раду, а потом отозван — его принятие упирается в особый статус Донбасса, который Киев категорически отказывается принимать. Из-за этого «завис» вообще весь процесс децентрализации, и сейчас власть в новых районах будет формироваться по старой схеме.

Есть ещё и третий фактор, который прямо к децентрализации не относится, но подразумевается — по мере проведения земельной реформы численность сельского населения существенно сократится. Сейчас порядка 80% сельского населения в производственном и административном отношении не нужны, а живут они за счёт арендной платы за землю и обработки приусадебных участков. Когда земля у них будет выкуплена (а часто, видимо, отобрана), жить им будет не на что, и они поедут в города. Соответственно, прежний объём услуг на селе окажется не нужным.

Но земельная реформа ещё даже не начата толком.     

В общем, для проведения укрупнения районов не готово примерно ничего. Есть только голый расчёт на то, что к 25 октября новые ОТГ и районы всё же будут сформированы.

К чему такая гонка, спросите вы?

Руслан Бортник: Территориальная реформа — децентрализация или неофеодализм?
Руслан Бортник: Территориальная реформа — децентрализация или неофеодализм?
© Скриншот из видео Украина.ру

Ну, с одной стороны, вопрос связан с выборами — если их провести по старой схеме, то нынешнее административно-территориальное деление будет зафиксировано на весь срок полномочий новоизбранных органов самоуправления. В смысле вопрос, конечно, можно решить, например, закрепив необходимость перевыборов в переходных положениях проекта изменений в Конституцию, но тут сыграл роль финансовый фактор.

Насколько можно судить, главным толкачом реформы сейчас выступает МВФ, требующий сокращения государственных расходов. Сокращение числа районов в три с половиной раза действительно позволит существенно сократить государственные расходы.

Понятно, что не в три с половиной раза. Например, оставить центральные районные больницы только в центрах новых районов было слишком круто даже для Супрун, а содержать больницы в ОТГ чаще всего нерационально. Потому создаются госпитальные округа, которые больше прежних, но меньше новых районов. Аналогично поступают и другие государственные ведомства. Координируется ли их работа и будут ли совпадать границы госпитальных, учебных округов и, например, округов управлений юстиции, мы не знаем. Судя по всему, нет.

Теперь что касается собственно укрупнения.

Из 490 районов осталось 136. На самом деле их должно было быть меньше (в разные периоды времени назывались цифры в районе 110-130 районов), но какое-то количество новых районов выторговали. Киев и Севастополь в районы не входят.

Например, в Херсонской области по всем предварительным проектам должно было быть три района, но в итоге создали пять.

Размерность районов очень не сбалансирована.

Например, в Днепропетровской области с населением 3,2 млн человек — 7 районов, а во Львовской с населением 2,5 млн — тоже 7. Получается, что 700 тысячам населения Днепропетровщины районы как бы и не нужны…

Разница в размерах районов — почти в 60 раз! Самый большой — Харьковский (почти 1,8 млн), самый маленький — Верховинский в Ивано-Франковской области (30,5 тыс.). Причём трудно отделаться от ощущения, что последний — чья-то персональная «фазенда» («средневзвешенный» сельский район всё же должен быть больше 100 тыс.).

Раньше крупные города из районов выводились, а сами районы были приблизительно одинаковы по населению. Разумеется, очень приблизительно, поскольку численность населения колеблется, но таких диких перепадов всё же не было.

Как и было обещано соседним странам, созданы де-факто национальные районы для венгров и болгар. В первоначальном проекте их не было, и Закарпатская, например, область должна была быть трёхрайонной. Румыны, правда, недовольны — румынского района в Черновицкой области с центром с Сторожинце нет, причём это никак не оправдано статистически — в Черновицком районе и так населения в 2,5 раза больше, чем в двух других районах вместе взятых. 

«Пустая» децентрализация. Новая попытка украинских властей имитировать демократические реформы
«Пустая» децентрализация. Новая попытка украинских властей имитировать демократические реформы
© CC0, Pixabay

Не обошли своей заботой законодатели и «оккупированные территории». В Крыму, например, создано десять районов.

Чем при этом руководствовались — совершенно непонятно, потому что сейчас в Крыму 14 районов, а всё население без Севастополя — 1,9 млн. Т.е. если в Днепропетровской области на район усреднённо приходится почти 460 тыс. населения, то в Крыму — 190 тыс. В чём логика?

В общем, что бы ни имелось в виду при проведении реформы, сделано всё было самым абсурдным образом. Скорее всего, результатом её проведения будет ещё большая деградация власти.