Многие люди надеялись, что с окончанием пандемии коронавируса мир действительно изменится — к лучшему. Что «партии мира» в разных странах одумаются, войны прекратятся. Что человечество объединится против вируса и будет вместе искать вакцину и предотвращать новые эпидемии. 

Однако на практике всё оказывается иначе. Мир впадает в затяжной экономический кризис, грозящий обернуться крупнейшей за 80 лет рецессией. Прежние конфликты (Запад-Россия, Украина-Россия) не утратили остроты. 

А к ним добавился новый: противостояние США-Китай, способное расколоть мир надвое. 

Старое умерло, новое еще не родилось. Эксперты о новом мировом порядке
Старое умерло, новое еще не родилось. Эксперты о новом мировом порядке
© REUTERS, Alyson McClaran

«США как глобальный арбитр уходят» 

По мнению китаеведа Николая Вавилова, общая причина мировых конфликтов сегодня — глобальный экономический кризис, который чреват утратой абсолютного лидерства США. 

Эксперт поясняет, что по мере потери лидерства США происходит не только сокращение торговли между разными странами, но и рост вероятности военных сценариев: они всегда наиболее вероятны, когда экономическая интеграция очень низкая. 

«Если нечего терять, то силовые варианты увеличиваются. Это закон геополитики.

Распадается мировой рынок, распадаются экономические связи, и в каждой стране появляются свои «ястребы», те силовые блоки, которые заинтересованы в увеличении своего собственного влияния за счет военных конфликтов. То есть позиции «партии мира», которая стояла на тесных экономических связях, сокращаются, а позиции «партии войны» растут по мере сокращения внешней торговли», — рассказал Вавилов. 

Также, подчеркнул он, есть еще более глобальный фактор. Когда была единая американоцентричная модель, США во многом руками ООН и других международных организаций защищали свое единое экономическое пространство долларов своими правилами и своим оружием.

Сейчас же позиции США по мере кризиса сокращаются. США как глобальный арбитр уходят, и на их место приходит возросшая в каждой стране «партия войны». 

«Ястребы» и силовики становятся у руля, оттесняя мирных сторонников американского экономического миропорядка. Эти силовики предоставлены сами себе. И учитывая, что американский миропорядок длился почти 30 лет с момента развала СССР, у этих людей нет опыта в том, чтобы проводить суверенную политику.

То есть людям выпал исторический шанс, но как такового опыта урегулирования конфликтов и недопущения их разрастания у них нет», — заявил китаевед. 

Китаевед Вавилов: Россия остается единственной страной, способной жить без надзора США
Китаевед Вавилов: Россия остается единственной страной, способной жить без надзора США
© скриншот видео Телеканал Сталинград

Без США «ястребы» предоставлены сами себе, и никакая внешняя сила не может остановить их от развития конфликта, предостерегает Вавилов: например, Индию и Китай американцы остановить не могут, потому что теряют свою позицию глобального арбитра.

«Мир становится хаотичным, с большим количеством центров влияния»

Мир сейчас возвращается в эпоху то ли до Первой мировой, то ли между Первой и Второй мировыми войнами, когда международные отношения снова становятся многосторонними. Об этом говорит директор Украинского Института политики Руслан Бортник.

Если раньше, поясняет он, в системе отношений важную роль играли международные организации, то сегодня страны возвращаются к двусторонним и многосторонним отношениям, прямым диалогам. А этот диалог строится на новых принципах, часто без учета системы международного права. Этот диалог диктуется исключительно интересами, а не принципами.

«Мир становится более хаотичным, с большим количеством центров влияния. Сегодня в каждом мировом регионе есть два-три конкурирующих центра влияния, которые не связаны друг с другом какими-то жесткими принципиальными обязательствами, кроме обязательств международной торговли.

Хаос в такой системе, конечно, более высокий. Процедуры принятия международных решений становятся все более и более закулисными, незаметными для общества. Уровень национального эгоизма, политического и экономического, в критической мере возрастает», — сообщил политолог.

Руслан Бортник: Мир вступает в эпоху нового популизма и уличной демократии
Руслан Бортник: Мир вступает в эпоху нового популизма и уличной демократии
© Facebook, Ruslan Bortnik

Также, отметил Бортник, в результате пандемии коронавируса либеральная модель, идеология очень сильно пострадала. Она оказалась намного менее эффективна, нежели более консервативные политические модели. 

«Либеральная модель сегодня не даёт чёткой уверенности в будущем, не отвечает на ключевые политические и военные вызовы, которые стоят перед обществом. Поэтому понимание либерализма, демократии, консерватизма, авторитаризма и диктатуры тоже будет меняться на наших глазах», — прогнозирует эксперт. 

Он добавляет, что, скорее всего, мы вступаем в новую эпоху популизма, во многих случаях уличной демократии.

«Серьёзнейший кризис глобализации»

Нынешнее обострение конфликтов в мире связано с тем, что сам проект глобализации переживает серьезнейший кризис, уверен эксперт Российского общества политологов (РОП) Андрей Серенко.

Андрей Серенко: Нас ждут три кризиса: внутриамериканский, внутризападный и внутрикитайский
Андрей Серенко: Нас ждут три кризиса: внутриамериканский, внутризападный и внутрикитайский
© предоставлено Андреем Серенко
По его словам, сейчас только подводятся итоги первой волны глобализации, которая началась вскоре после краха СССР и длилась все 90-е и нулевые годы. 

«Эта волна явно схлынула обратно, оставив после себя где руины и дымящиеся развалины, а где — вполне процветающие государства. Тут тоже однозначного итога нет.

Но в любом случае последствия первого эксперимента глобализации приводят к тому, что роль США как гвоздя, на котором висела вся картина мира, тоже подвергается пересмотру, и это не может не сказываться на других странах», — заявил Серенко. 

Впрочем, отмечает он, Запад будет стараться удержать за собой пальму первенства (и у него есть для этого много оснований) и сохранить за собой статус локомотива цивилизации. Политолог считает, что серьёзного конкурента у него на самом деле не просматривается.

«Те же китайцы, стремясь оспорить монопольный сверхдержавный статус американцев, тем не менее, не претендуют на создание универсальной культуры для всего мира, в отличие от западной цивилизации. Китайцы готовы мириться с другими моделями», — пояснил Серенко.