Дело в том, что парадигма — ты за Россию или за Запад, в отношении всех троих не срабатывает. Потому что реалии белорусской жизни ставят перед кандидатамси совсем другие вопросы.

Начнем с Сергея Тихановского, который на протяжении уже двух недель является одной из главных мишеней для силовиков (его задерживают на встречах с избирателями, против него возбуждают уголовные дела и т.д.) и журналистов.

Москитная атака на президента. Лукашенко о заговоре, фейках и телеграм-каналах
Москитная атака на президента. Лукашенко о заговоре, фейках и телеграм-каналах
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Первое, что сразу бросается в глаза: Тихановский — абсолютный новичок в политике. Собственно, до того, как в марте 2019 года он начал раскручивать YouTube-канал «Страна для жизни», о нем известно немного.

Видеоблогер с мегафоном

Впервые о нем написал 30 января 2017 года сайт Onliner.by, тогда это касалось покупки Тихановским старого, но еще крепкого кирпичного дома, построенного в 1886 году в деревне Огородня-Гомельская (Гомельская область). Купил его Тихановский на аукционе за 2200 долларов, так объяснив журналисту эту сделку: «Однажды я направлялся по своим делам, почему-то поехал другой дорогой. Смотрю: стоит — и вывеска на нем. Ну как такой не купить?» Дом, действительно, красивый и «с историей», даже с мемориальной табличкой.

Журналист, очевидно, со слов Тихановского, сообщил следующее: «У Сергея есть самодостаточный бизнес — студия с подразделениями в Гомеле и Москве, которая снимает рекламные ролики. Есть жена, дети, квартира в Минске и дом «со всеми делами» за городом. При этом живет в основном в машине между Гомелем, Минском и Москвой. Но, видно, такая жизнь показалась ему недостаточно насыщенной». Последний момент, кстати, спустя 3,5 года выглядит весьма прозорливо подмеченным.

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

У гомельского бизнесмена были амбициозные идеи, как можно было бы возродить уже пришедшее в упадок здание, а затем и деревню в целом: «Внизу можно сделать кафе или магазинчик, или то и другое. Вверху — что-то вроде гостиницы или хостела… Хочу создать здесь не просто агроусадьбу, а комплекс, где нашли бы интересные и полезные занятия и взрослые, и дети. Чтобы можно было познакомится с какими-то ремеслами, что-то сделать самому, покататься на коне, полетать на самолете (в деревне есть старая взлетная полоса сельхозавиации. — Авт.), съехать зимой с горы — вы же видели, какие тут холмы!…»

Ни мира, ни войны. Что ждёт Белоруссию после выборов
Ни мира, ни войны. Что ждёт Белоруссию после выборов
© AP, Sergei Grits

Но у Тихановского в Огородне-Гомельской тогда не получилось. Спустя два с лишним года, 15 марта 2019 года, Onliner.by описал, как обстоят дела у решившего возрождать деревню предпринимателя. Дела невеселые. «За эти два года мне довелось получить штук восемь решений исполкома о переводе здания в жилой фонд, — рассказал о своих злоключениях Тихановский. — Сначала — что они не против, потом — что признают условия купли-продажи, потом разрешают ввести в эксплуатацию и так далее. На каждое решение — месяц. Постоянно приходится совершать какие-то бредовые действия. Например, вот это помещение, где мы находимся, на плане было подписано как читальный зал (ну тут же библиотека была). Но в жилом доме не бывает читального зала. А раз ты пишешь «жилая комната», то это уже новый проект, надо заплатить за него рублей двести и потратить еще примерно месяц. Просто чтобы поменять два слова. Похожих ситуаций много».

В общем-то вполне типичная для всего постсоветского пространства история — будь то Украина, Россия, Кахзахстан идли Белоруссия. Тотальная бюрократия, при этом одна инстанция не знает, что делает другая. И все это — на фоне вымирающей на глазах бизнесмена деревни.

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

«На доске объявлений у магазина больше нет бумажки про работу в России, — отметил журналист Onliner.by изменения в Огородне-Гомельской за два года между его приездами туда. — Трудовые ресурсы вымерли, тратить на Огородню целый лист А4 с телефоном вербовщика уже нецелесообразно. Зато прибавилось объявок с ритуальными услугами. Это процветающая и рентабельная отрасль. Да и сам магазин больше не работает. Говорят, внутри что-то горело, временно закрыли (в августе). Из «градообразующих предприятий» остался дом престарелых».

Почти миллиард. Откуда на счетах у сына Лукашенко могут быть сотни миллионов долларов?
Почти миллиард. Откуда на счетах у сына Лукашенко могут быть сотни миллионов долларов?
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Как раз накануне второго приезда журналиста, 11 марта 2019 года, Тихановский создает YouTube-канал «Страна для жизни». Это зло-ироническая отсылка к названию рекламного видеоролика для иностранцев, представленного 21 декабря 2015 года в минском «Президент-отеле» и дублировавшего многочисленные аналогичные глянцевые ролики, начиная с 2011 года тиражируемые властью на внешнеполитических площадках.

«Ты пойми, я не ради бизнеса это начинаю, а для людей», — говорил Тихановский журналисту Onliner.by в 2017 году.

Уже в первой статье на Onliner.by дана ссылка на сайт компании Тихановского — kompas.by. На сайте сообщается: «Мы сняли улетные видео для 273 брендов». И приведены логотипы очень крупных международных и российских компаний, а также музыкальных исполнителей. В портфолио — целая подборка видеороликов, в том числе запечатлевших процесс съемки рекламных и музыкальных клипов. По словам Тихановского, в этом бизнесе он работает около 15 лет.

Стоит отметить такой немаловажный факт, что оппозиционные белорусские политики и массмедиа еще полгода назад относились к Тихановскому откровенно негативно, явно считая его «чужаком» и ревнуя к популярному блогеру протестную аудиторию, которую за годы привыкли считать своей. Негатив скользит буквально в каждом публикации.

«Раньше фоткался с Собчак, теперь — с Северинцем», — выносит в заголовок материала 21 ноября 2019 года газета «Наша Нiва», и далее — с откровенным негодованием обличает конкурента: «Ранее содержание соцсетей Тихановского было совсем другим. Это сегодня там видеоинтервью с (оппозиционным белорусскими политиками. — Авт.) Анисим и Северинцем. А еще год — два назад страница будущего блогера была заполнена фотоснимками из путешествий по миру и совместными фото с представителями российского шоу-бизнеса».

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

«Сомнительная бизнес-репутация», — это уже название одной из главок в публикации материала Belsat от 8 мая этого года. Почему? «Гомельский активист и редактор одного из крупнейших городских порталов «Сильные новости» Петр Кузнецов… подтверждает, что бизнес-репутация Тихановского в Гомеле — весьма сомнительная». Правда, приведенная Belsat в подтверждение цитата Кузнецова говорит лишь о скепсисе знакомых Тихановского по бизнесу к его политическим амбициям: «Я разговаривал о нем с его бывшими бизнес-партнерами… Максимально дипломатично можно сказать так: на общественную фигуру те люди, которые его знают, смотрят с большим скепсисом».

Уже в конце мая этого года прошелся по Тихановскому и вождь Белорусского национального фронта (с 1999 года после раскола в организации возглавляет одну из его версий — Консервативно-христианскую партию БНФ) Зенон Позняк.

Лукашенко в положении осаждённой крепости. Эксперты о предвыборном обострении в Белоруссии
Лукашенко в положении осаждённой крепости. Эксперты о предвыборном обострении в Белоруссии
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

«Какие-то люди ходили с плакатами, где изображены шлепанцы, несли их на древках, держали в руках. А во время долгого интервью борец с режимом Сергей Тихановский, которого вдруг выпустили из-под ареста, много раз поднимал сжатый кулак вверх и кричал: «Стоп таракан!» «Стоп таракан!» — отзывались рядом. Какое там «Лукашэнка прэч!» Какое там «Слава Айчыне!» Какое там «Жыве Беларусь!» «Таракан»… На вопрос про 1991 год — национальную революцию и независимость Беларуси реплика: «А, это когда Советский Союз распался». Про Погоню и белорусский флаг — «как народ решит» и т.д.», — возмущался Позняк в заявлении, опубликованном 26 мая на сайте его партии.

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

В интервью, опубликованном 29 мая Белорусской редакцией Радио «Свобода», Позняк слегка смягчился, согласившись признать за Тихановским некоторые заслуги «работы рупором» в мобилизации граждан на протесты, но не преминул подчеркнуть его чуждость национализму: «Этот человек находится под влиянием российской гибридной пропаганды, и мы относились к нему очень осторожно. (…) Его риторика свидетельствует о несформированности его белорусской национальной позиции и влиянии российской маргинальной идеологии».

Несложно заметить, что Тихановский — абсолютно чужой человек не только для белорусских чиновников, но и для белорусской оппозиции, оформившейся за годы в своеобразную тусовку, где политическая деятельность уже распределена между основными игроками, ревностно следящими друг за другом. И вот в эту статичную затхлую картину вдруг из неоткуда ворвался видеоблогер с мегафоном.

Феномен Тихановского именно в том, что он говорит о нуждах обычных людей и на их языке. И как раз поэтому за ним идут люди. Внятной идеологии у него нет, это в чистом виде популизм, ставший весьма модным на Западе в 2015 году (Brexit и победа Дональда Трампа, такого же чуждого партийному истеблишменту кандидата), который опирается на принципы прямой демократии и общения с людьми напрямую, минуя СМИ — пять лет назад это обычно делали через Twitter, сейчас — через YouTube. Отсюда, кстати, и обычное для популистов нежелание Тихановского общаться с журналистами (даже оппозиционными), отсюда и неприязнь к нему с их стороны.

Работая как популист с широкими массами, причем провинциальными, небогатыми, «униженными и оскорбленными» именно Тихановский из всех независимых кандидатов больше всего играет на традиционной электоральной поляне Лукашенко. И поэтому, а также за счет умелой мобилизации недовольных граждан через Интернет, именно он представляет довольно-таки сущкественную угрозу главному кандидату в президенты — Александру Лукашенко.

Банкир-меценат

В отличие от Тихановского, Виктор Бабарико — фигура хорошо известная в белорусском обществе, позитивно воспринимаемая и бизнес-сообществом, и образованным средним классом из больших городов, и даже частью белорусской элиты. Бабарико дал за прошедшие годы много интервью, упоминая там огромное количество деталей из своей жизни, хотя целостной картины все равно не складывается. Как и любой крупный бизнесмен, он достаточно закрытый человек. Даже в Википедии или в статьях популярных СМИ (будь то белорусские или российские) его биография — это просто копипаста с официального сайта кандидата в президенты, где эта самая биография занимает всего два (!) абзаца по 4 предложения.

Виктор Бабарико. Биографическая справка
Виктор Бабарико. Биографическая справка
© Facebook, Виктор Бабарико

И ладно бы речь шла о каком-то молодом человеке, только начинающем жизнь, но Бабарико 56 лет, и с 1995 года он трудится на руководящих постах в банковской сфере Белоруссии, а с 2000 года и вплоть до 12 мая этого был председателем правления Белгазпробмбанка, пятого по величине активов финансового учреждения в стране.

Впрочем, это — понятно. Не зря, как говорится в популярной пословице финансистов, «деньги любят тишину». В том числе в отношении деталей биографий тех, кто этими деньгами распоряжается…

Но все же из интервью Бабарико можно сформировать представление и о его психологическом портрете, и о его идеологических воззрениях. Интересно, что мы находим у него общие черты Тихановским, — это успешный self-made man, стартовавший с низов с высокой планкой проектов и готовностью к риску.

«Первый офис банка был на Ольшевского. В правом подъезде располагалось похоронное бюро, в левом — банк. Мы мрачно шутили, что наш лозунг: «Ближе всех к вечности», — вспоминал начало своей банковской карьеры Бабарико в интервью, опубликованном газетой 17 апреля 2019 года (тогда он явно еще не помышлял о политической деятельности) газетой «Салiдарнасць». — В 1996 году мы, наглые и дерзкие, решили аккредитоваться в Европейском банке реконструкции и развития. В банк пригласили Криса Блюмфельда, представителя ЕБРР. И вот я думаю, Крис приедет, и не дай Бог, он зайдет не в тот подъезд. Приезжает в банк — попадает в бюро ритуальных услуг».

Экономика от Лукашенко. Что происходит сейчас с Белгазпромбанком
Экономика от Лукашенко. Что происходит сейчас с Белгазпромбанком
© РИА Новости,

Да, в общем, банк в одном здании с похоронным бюро недалеко ушел от амбициозных планов Тихановского создать агроусадьбу для туристов в заброшенном доме в деревне.

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

Во второй части интервью, опубликованной 25 апреля 2019 года, Бабарико вспоминает свою семейную жизнь, когда он еще не был не только богатым, но даже по сути и обеспеченным по советским меркам человеком: «Мы открывали мир по мере возможностей, которые предоставлялись… Первое большое путешествие — на Тенерифе — случилось в 1998 году. В то время Канары по статусу были почти рядом с Багамами. У меня не было машины и квартиры, но я, как олигарх, с семьей улетел на Канары».

Бабарико придерживается либеральных взглядов, прежде всего в сфере экономики. Это заметно практически в любом интервью. «Я не знаю того Советского Союза, по которому можно было бы ностальгировать, — говорил он 10 апреля 2019 года в интервью «Салідарнасці». — У меня иногда спрашивают: «Почему ты летаешь бизнес-классом?». Я не знаю, какие деньги готов заплатить, просто чтобы не стоять в очереди… Не хочу, чтобы я или мои дети в восемь часов вечера встали в очередь, чтобы в шесть утра в универмаге «Беларусь» получить финские сапоги. Я не хочу тридцать лет работать и стоять в очереди на квартиру. И другого варианта у тебя нет».

В этом, опять-таки, можно найти перекличку с Тихановским. И гомельского бизнесмена от рекламы, и главу одного из крупнейших банков объединяет нежелание жить в обществе, где по их мнению полностью задавлена инициатива, предельно нивелированы возможности людей.

Существующее государственное устройство в Белоруссии тогда еще председатель правления Белгазпромбанка описал 6 мая этого года «Салідарнасці» так: «Мы построили не самостоятельную экономику, а государство-паразит. Сначала мы паразитировали на экономике, оставшейся после Советского Союза, потом на сырьевых ресурсах «старшего славянского» брата (России. — Авт.), а сейчас пришла эпоха паразитировать на теле собственного народа». Сказано громко, хотя наверное не совсем точно — в Белоруссии, о чем не раз писалао наше издание, сумели сохранить, а иногда и приумножить целый ряд производств.

Никто кроме. Лукашенко и три взгляда на конфликт вокруг Белгазпромбанка
Никто кроме. Лукашенко и три взгляда на конфликт вокруг Белгазпромбанка
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

А вот выпад в сторону действующей власти, озвученный 24 мая 2019 года в интервью газете «Вечерний Брест»: «Не может бизнес нормально развиваться, если в массовом сознании и зачастую на государственном уровне он все еще ассоциируется с лоточниками… И если бы не поддержка государственных предприятий за счет бюджета, то есть наших же с вами налогов, боюсь, очень многим госкомпаниям пришлось бы писать некролог».

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

Получается, по Бабарико нечто похожее на либертариантство Зеленского, когда государство должно самоустраниться из сферы бизнеса, а возможно, и социальной сферы.

По поводу того, чей же кандидат Бабарико, идут ожесточенные споры. С одной стороны, банкир сейчас подвергается консолидированным нападкам белорусской националистической оппозиции как «агент Кремля». «Нет необходимости в сложных доказательствах с Виктором Бабарико, — писал в колонке, опубликованной 13 мая на сайте Белорусской редакции Радио «Свобода», политолог Юрий Дракохруст. — До вчерашнего дня он возглавлял Белгазпромбанк. «Газпром» — это квинтэссенция «русского мира»… Что еще нужно, чтобы не было никаких сомнений в российских отношениях господина Бабарико?»

Аналогичным образом высказался в заявлении, опубликованном 26 мая на сайте Консервативно-христианской партии БНФ, Зенон Позняк: «Москва готовит к будущему новую, уже номенклатурную, русифицированную (без национальных белорусских «неприятностей») контролируемую альтернативу режиму, которая будет использоваться для замены Лукашенко в случае необходимости. Господин Бабарико был подготовлен к этой роли три года назад».

Выборы в Белоруссии. Почему Киеву выгоден Лукашенко
Выборы в Белоруссии. Почему Киеву выгоден Лукашенко
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

С другой стороны, некоторые массмедиа предъявляют Бабарико претензии в национализме. При этом ссылаются на такие факты. 26 марта 2014 года на открытии выставки «Десять веков искусства Беларуси», организованной в Национальном художественном музее Республики Беларусь при поддержке Белгазпромбанка и «Газпром трансгаз Беларусь», Бабарико сказал: «Пока в Беларуси будет идея и мысль, которая может объединить нас таких разных, с разным художественным вкусом, политическим пристрастием, возрастом и отношениями, до тех пор была, есть и будет наша бело-червоно-белая синеокая Беларусь. Жыве Беларусь!». Дело в том, что бело-красно-белый флаг используют белорусские националисты, и шире — несистемная оппозиция в республике, и в этой же среде принят лозунг «Жыве Беларусь!».

Второе — это то, что в 2018 году Белгазпромбанк закупил 15 тыс. экземпляров пятитомника Светланы Алексиевич и бесплатно распространил их по библиотекам страны, а когда в Гродно и Бресте заявили, что в книгах оппозиционной писательницы не нуждаются, Бабарико заявил журналистам: «Мы были реально в шоке».

Профессор-зануда

Третий из популярных независимых кандидатов, Валерий Цепкало, не вызывает особых эмоций ни у одной из сторон. Даже ругают его представители националистической оппозиции как-то «по остаточному принципу», словно и нужно, а не хочется. Просто, как я отметил в предыдущей статье, Цепкало — человек без харизмы и без ярких идей, это классический технократ, причем подающий себя в занудно-поучительной манере университетского лектора.

«Что касается «дипломата» господина Цепкало, он, как кадровый функционер, «всегда готов», даже не скрывает своей роли в избирательной кампании и своих «русскомирских концепций», — кратко и устало охарактеризовал его Зенон Позняк, перед этим на эмоциях вылив буквально тонны негатива на Тихановского и Бабарико.

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

Несколько мягче, но аналогично высказался 21 мая в Telegram белорусский политический обозреватель Артем Шрайбман, описывая свои впечатления от первой пресс-конференции Цепкало как кандидата в президенты: «Тема белорусской идентичности человека интересует примерно так же, как она интересует Лукашенко. Это для них периферийный вопрос, важнее строить город-сад. И взгляды похожие. Мы с русскими — части одного целого (и с украинцами), их русский язык — это наш русский язык, мы западная часть исторической Руси… Он не русский шовинист и не белорусский националист, этой темы просто нет у него в голове. А там есть память о МГИМО и том, что различий между тремя восточнославянскими народами он не чувствует».

Впрочем, сам Цепкало с такой его характеристикой скорее всего не согласится. В интервью Tut.by 27 мая он упомянул, что в состав его избирательного штаба «вошли его друзья, его старые знакомые, в том числе по Министерству иностранных дел Республики Беларусь, с которыми мы когда-то формировали политику независимого Белорусского государства в 1992 году… развалился Советский Союз, и я работал в посольстве СССР в Финляндии, и я понял, что это моя страна, что я не должен продолжать в посольстве России работать, и я вернулся в Беларусь создавать независимую политику независимого государства».

Своя целевая аудитория у Цепкало есть — это прежде всего молодые белорусы, которые мечтают быстро получить доходную должность в IT-сфере (а это, как и на Украине, едва ли не единственная возможность для простого умного парня без родни и связей). Многие уважают его как создателя и директора Парка высоких технологий, опять-таки созданную без участия — и даже вопреки равнодушию и нежеланию — государства.

«Мне потребовалось свыше полутора лет, чтобы убедить всех без исключения, что мы должны пойти на такой эксперимент… Мне не дали территорию рядом с Национальной библиотекой для строительства, дали на месте свалки снега городской. И я своими собственными деньгам регистрировал Парк высоких технологий. Учредитель — государство — не дало ни копейки», — вспоминает Цепкало. Все это сильно напоминает злоключения Тихановского в Огородне-Гомельской!

Но IT-отрасль, помимо высоких зарплат, отличается еще и низкими налогами — всего 1%. Это явно не платформа развития для всей страны. Хотя Цепкало говорит о модернизации экономики, упоминая изучением им опыта «развития догоняющей экономики», выглядит все это очень неопределенно, а ссылки на опыт Малайзии не очень вдохновляют.

Выводы

Так все-таки пророссийские кандидаты перед нами или нет? Или прозападные? Националисты или нет? Ответ будет, пожалуй, несколько неожиданным для тех, кто уверен, что платформа любого кандидата в президенты сводится лишь к тому, какое место они должны занять в эпической битве Запада и Востока, зла и добра и т.д.

Все упомянутые независимые кандидаты сосредоточены прежде всего на внутрибелорусской тематике, на развитии экономики и росте благосостояния граждан, построении эффективной государственной модели, а внешняя политика воспринимается ими скорее как второстепенный фактор, где они предпочли бы оставить все как есть.

Напомню слова из президентского манифеста Цепкало: «На фоне стремительных перемен мы застряли в устаревших представлениях о мире, где ключевое понятие — враг. Его наличием оправдываются наши внутренние проблемы. Заговоры Госдепа, происки Евросоюза, интриги Россельхознадзора… Самой большой угрозой для нас стали не военная мощь НАТО или России. Самая большая угроза для Беларуси — это неэффективная экономика, архаичная система управления, бедность».

На презентации себя как кандидата Цепкало заявил журналистам: «Мое убеждение в том, что мы должны соблюдать все договоры, которые подписала Беларусь. Тема договора о создании Союзного государства непростая, потому что Беларусь на протяжении 20 лет требовала от России выполнения только экономического блока. Россия давала нам дешевые цены на нефть и газ. Но Беларусь и Россия не выполняли блок, который касался политической части договора».

Возмутители спокойствия. Кто они, независимые кандидаты в президенты Белоруссии?

Когда журналист Tut.by 28 мая уточнил в ходе интервью поинтересовался по поводу этой фразы «Мне из этого кажется, что вы заняли сторону России в интеграционном споре с Беларусью», то Цепкало ответил: «Нет! Я просто хочу понять суть этого спора». И дальше по поводу интеграции, по поводу единой валюты и прочего: «Садиться и обсуждать». И только на условиях, если «Беларусь будет равноправно влиять на этот процесс».

Аналогично мнение Бабарико, высказанное 2 июня «Московскому комсомольцу»: «Я думаю, что и вы, и ваши читатели ту самую «31-ю дорожную карту» по интеграции РФ и Беларуси в глаза не видели. Поэтому сначала надо понять, что содержится в этих документах. Я считаю, что позиция по любой интеграции и любому союзу должна содержать две очень важные вещи. Эта интеграция либо не должна затрагивать суверенитет государств. Либо затрагивать его в равной пропорции, в равной степени. И вторая история — все союзы должны быть взаимовыгодными».

«Мы раньше могли говорить, что все (производство в стране. — Авт.) ориентировано на российский рынок, — говорит Цепкало в том же интервью Tut.by о будущем экономики страны, в том числе приватизации предприятий. — Так нет! Нам надо вписываться в глобальный рынок, нам надо вписываться в международное разделение труда».