Это ежегодный ритуал, который проводится с 2011 года. Зачем Зеленскому участвовать в клоунаде после теплой встречи с Бацькой — тайна покрытая тьмой и туманом. Впрочем, объяснения у шизофазии Киева есть.

Сказочное свинство

Во-первых, это некрасиво. «Вероломное нападение без предъявления претензий, без объявления войны», как говорил классик. Украинский МИД с 2011 года не предъявлял никаких претензий Минску. Никогда никто в Киеве не высказывался относительно «преследования» белорусской оппозиции. Украинских политиков это не волновало, Лукашенко их не тревожил. С ним встречались и имели дела абсолютно все президенты Украины, ручкались, пили водку, ездили в гости.

Никто и никогда не мог даже теоретически что-либо предъявлять Бацьке относительно белорусской модели демократии, главным образом потому, что киевские политики сами с усами. А даже если разобрать с точки зрения конституционности некоторые нюансы, связанные с несменяемостью Лукашенко, то, к примеру, тот же Ющенко и Порошенко по сравнению с ним — рейдеры-беспредельщики.

Во-вторых, это подло. Неблагодарность — худшее из смертных грехов. За одну минскую контактную площадку, дающую возможность морочить голову всему прогрессивному человечеству относительно «российской агрессии», Киев должен Бацьке, как земля — колхозам. Из-за крайней «озабоченности» президента Белоруссии вопросом умиротворения двух братских стран он пошел на охлаждение отношений с Россией, что привело к известным, непростым эволюциям. Здесь непризнание воссоединения Крыма — самая малая услуга. Ибо поставки под прикрытием стратегических материалов, оборудования, техники, а главное, топлива для бронированных карательных армад ВСУ — просто ленд-лиз какой-то!

В кольце карантинов. Лукашенко рассудит не история, а ближайшее время
В кольце карантинов. Лукашенко рассудит не история, а ближайшее время
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

А кого украинцы считают самым популярным зарубежным политиком? Лукашенко, конечно, и много лет подряд. В 2019-м его, правда, обошел Зеленский. Но ненадолго. Уже сильно отстает.

Да, Бацька не признаёт «российскую агрессию». Да, он продает у себя крымские вина. Но разве Украина не самый крупный торговый партнер Крыма? Разве вопрос «чей Крым?» уместно задавать стране, которая вместо окопов и ДОТов поставила на границе бывшего «своего» полуострова обыкновенный, ничем не примечательный пограничный пункт, который сложно отличить от его братьев-близнецов на рубежах с Россией, Молдавией, той же Белоруссией? Разве режим пересечения на КПВВ «Чонгар» визовый? Нет.

Украина, установив обычный пограничный безвизовый пункт межгосударственного транзита де-факто признала то, что Крым — Россия. И если продукции «Массандры» не найти в винных бутиках Киева, как насчет крымского титана?

Словом, ничем Александр Григорьевич Лукашенко и возглавляемая им братская страна не провинились перед Украиной и украинцами. И уж точно не виноватый он перед Владимиром Зеленским, который ровно полгода назад в Житомире, чокаясь с Бацькой рюмкой водички, так ласково на него глядел.

После такой дружбы подсунуть такую свинью северному партнеру — это за гранью добра и зла.

Что это было?

Пакость братской Белоруссии Украина пыталась подпустить тихо: никаких предупреждений, никаких претензий, никаких вызовов посла в МИД или телефонных обсуждений. Киев явно рассчитывал, что никто ни о чем не узнает. Подлянка была практически незаметной. Она содержалась в одном-единственном слове в конце третьего абзаца заявления «Высокого представителя от имени ЕС о согласовании некоторых стран в отношении ограничительных мер в отношении Беларуси» от 17 февраля. То есть не вчера, не позавчера — полтора месяца назад! Просто стало известно это только сейчас.

Опустим само решение. Недостойно цитировать дежурные ритуальные мантры. Перейдём к сути.

Дабы придать «молитве» вес, под ней положен список стран, разделяющих негодование Евросоюза относительно «ай-яй-яй-режима». В списке «стран-кандидатов» в ЕС: Республика Северная Македония, Черногория и Албания. «Потенциальный кандидат»: Босния и Герцеговина. Страны Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ): Лихтенштейн и Норвегия. Ну и в самом конце: «а также Украина».

Стоит особо отметить, что вот это «а также» было обидно. Не кандидат, не потенциальный кандидат, не член Евроэкономической зоны, даже не Лихтенштейн!

Один-единственный вопрос от этого позорища: зачем они это делают? Какой в этом смысл? Кто именно был инициатором гадости в отношении Белоруссии, но главным образом к самим себе?

Ради красного словца. Почему Лукашенко не защищает от коронавируса Белоруссию
Ради красного словца. Почему Лукашенко не защищает от коронавируса Белоруссию
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Ответов нет. МИД Украины молчит «как рыба об лёд». Впрочем, молчат и белорусские коллеги незадачливых украинских чудо-дипломатов. Единственный, кто высказался на эту тему, — глава "Оппозиционной платформы — "За жизнь" Виктор Медведчук. Украинский политик, который не понаслышке знает о роли Лукашенко в попытках урегулировать гражданскую войну на Украине и весь украинский кризис, публично заявил: «Подобные враждебные действия по отношению к нашему ближайшему соседу можно воспринимать только как полную неадекватность власти и тех должностных лиц, которые отвечают за внешнюю политику страны».

Слов нет! Занавес? Еще нет, все куда глубже.

Лютая дружба

Кроме всего, что уже перечислено, Виктор Медведчук вспомнил очень важный момент в украинско-белорусских отношениях: торгово-экономическое сотрудничество.

В этой категории Беларусь является одним из крупнейших партнеров Киева.

«Объем экспорта товаров Украины в Беларусь по итогам 2019 года составил 1,55 млрд долл. При этом объем импортируемых товаров за прошлый год составил 3,7 млрд долл. Беларусь поставляет в Украину 45% всех бензинов, около 35% дизельного топлива, 25% сжиженного газа, а также продовольствие, сельхозмашины и многие другие товары», — отметил лидер украинской парламентской оппозиции.

«Все так, только трошечки не так», как писал украинский классик. Рассматривать нужно со стороны Минска. Там главный партнер — Россия (49,7% товарооборота). На втором месте — Евросоюз. А третий по значимости партнер — Украина. Как правильно вспомнил Медведчук, сальдо для Беларуси положительное, объемом в 430,9 млн долл. Основа белорусского экспорта на Украину до недавнего времени — нефтепродукты, занимавшие более половины от общего объема поставок.

Заговорили даже о критической зависимости. В сегменте машиностроения белорусский МАЗ вошел в топ-5 крупнейших поставщиков коммерческих автомобилей на Украину. А также: калийные удобрения, тракторы и сельхозтехника, шины, металлопродукция, холодильники и морозильники, пластмассовая тара, чулочно-носочные изделия, части и оборудование для автомобилей и тракторов, полимеры этилена, кордные материалы, синтетические волокна, продукты.

Часть этого ассортимента — стратегические товары двойного назначения, по которым можно судить о военно-техническом сотрудничестве. Засекреченном, как мусульманская невеста. Предприятия Госвоенпрома Беларуси официально не торгуют с Украиной — это правда. Как и то, что украинская армия в значительной степени обеспечена благодаря белорусским поставкам.

Напомню, что Беларусь продает в Украину много больше, чем закупает. Импортируется лишь пищевое сырье и продукты питания. Самая крупная позиция — соевые бобы. Мало кто знает, что этому положению вещей на Украине радуются лишь потребители. Но кое-кому партнерство стоит колом поперек горла.

Заклятое партнерство

«Катастрофа какая-то». Лукашенко признал наличие коронавируса в Белоруссии
«Катастрофа какая-то». Лукашенко признал наличие коронавируса в Белоруссии
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк
Белорусско-российские торговые войны — бренд постсоветской повседневности. Притча во языцех.

Хотя, если изучить вопрос внимательнее, дотошный исследователь выяснит, что с Киевом Минск ведет не меньше торговых войн, чем с Москвой. Может, даже больше, просто они не так громко звучат в СМИ. А самый анекдот в том, что последняя серия конфликтов, которая началась при Януковиче, в 2013 году, случилась из-за попыток Украины воспрепятствовать поставкам дешевого белорусского топлива.

Оно создавало сильную конкуренцию тому же Коломойскому, который рвал и метал. Это был тот самый «реэкспорт» от льготных поставок российской нефти, которую до войны заливали Бацьке с русской широтой. С демпингом Киев боролся, а Бацька отвечал дискриминацией украинских кондитерских изделий. Угадайте, у кого из действующих политиков Украины от этого нахмурились брови?

Обе стороны защищали своих производителей, но обе это не признавали, обвиняя во всех грехах друг друга. Но тут грянул 2014-й. За год товарооборот между Беларусью и Украиной упал на 39,7%. В тот момент камнем преткновения в торговых спорах Киева и Минска стало постановление Совмина Беларуси №666 (sic), которое установило обязательную санитарно-гигиеническую экспертизу импортной продукции. Украинская сторона требовала отменить его как «недружественное и дискриминационное», но в итоге прекратила действие своих запретительных пошлин на белорусские товары без выполнения этого условия белорусской стороной.

Взамен Минск пообещал Киеву сохранить зону свободной торговли. Притом что Россия зону свободной торговли с Украиной остановила с 1 января 2016 года.

Так родилась эпоха «серых» трансграничных торговых связей Беларуси с Украиной. Контрабанда прозвучала в государственном масштабе и стала частью экономики. Например, после заключения украинско-молдавского соглашения о Евроассоциации Москва ударила по фруктам и овощам. Мгновенно вырос экспорт этого всего в Беларусь в 28 раз!

Зрада или перемога: какие именно условия Лукашенко приняла Москва
Зрада или перемога: какие именно условия Лукашенко приняла Москва
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
«Белоруссия в короткий срок стала крупнейшей перевалочной базой санкционной продукции на территорию России», — констатировал министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев в 2017 году.

Но там, где добыча, там и дележ. В 2018-м два белорусских «пивных» предприятия попали под украинские санкции, которые подписал лично Порошенко: их продукцию нашли в ДНР и ЛНР. Киев ведет антидемпинговые расследования против других белорусских предприятий. Ответных мер пока не вводили.

Но в этой связи присоединение Киева к санкциям ЕС в отношении Минска звучит совсем по-другому. Как минимум черная метка. «Когда нет денег — нет любви. Такая штука эта се ля ви», — поет новоиспеченный российский политик Сергей Шнуров. И в чём-то он прав.