Было объявлено о намерении убрать посредников и общаться с народом напрямую. Как именно, сказано не было, но сегодня эта политика обрела очертания. Главными информаторами вместо прогнивших журналистов стали анонимные телеграм-каналы.

Каналы everywhere

Мессенджер Телеграм, явившись ниоткуда, стал самым загадочным явлением последних лет. И самым крупным хайповым пузырем, затмив в рунете даже криптовалюты. На сегодня основным источником новостей для целевой аудитории является «телега» — каждый крупный ньюсмейкер обязательно имеет именной или анонимный телеграм-канал. Удобство подачи, легендарная непрозрачность для спецслужб, привязка к смартфону, с которым днюют и ночуют люди, сделали каналы популярнее традиционных СМИ. Успех гарантирует то, что первым делом человек, просыпаясь, берет в руки смартфон, а последнее, что делает перед сном — выключает его. Крайняя политизированность народа Украины вывела Телеграм в топ. По данным сервиса TGstat, 16,1% русскоязычных пользователей мессенджера — граждане Украины. По-русски вещают 88 000 каналов, 44 000 о политике. Контент анонимных тг-каналов — ничем не подкрепленная информация, выдаваемая за «инсайд». Запретный плод и секретные секреты делают каналы еще более вожделенным для аудитории. Этот интерес активно капитализируют: сначала в России, теперь и на Украине.

«Трубу прорвало». На Украине опубликовали скандальные прослушки главы Госбюро расследований
«Трубу прорвало». На Украине опубликовали скандальные прослушки главы Госбюро расследований
© Facebook, Державне бюро розслідувань | Перейти в фотобанк

В мессенджер начали вливать деньги, появились фермы связанных друг с другом каналов, затем — «совхозы», которые теперь сливаются в государства. Цель подобной деятельности — корректировка информационного пространства. Система абсолютно непрозрачна для хакеров, если владелец канала прибегает к элементарным мерам безопасности. Капитализация создала довольно емкий рекламный рынок внутри системы, а при помощи взаиморепоста и взаимопиара едва созданный канал надувается за считаные дни до сотен тысяч подписчиков. Это ничтожно мало в сравнении с аудиторией Телеграма в Иране, например. Там популярный канал имеет миллионы, десятки миллионов посетителей. Но это другая история.

Сегодня на Украине телеграмеры переживают бурный рост сегмента, число каналов растет, а способствует этому тренд, задаваемый украинской властью. Ибо самые тучные фермы и каналы — это «инсайдеры» из Офиса президента Зеленского. Политические новости всегда были самым востребованным на Украине информационным товаром.

Катастрофа традиционных СМИ

До середины 90-х никакого рынка СМИ у Украины не было вовсе. В стране было три телевизионных канала, один из них дециметровый. Вся страна считала рентабельным «мешочный», торгашеский бизнес. Поэтому на людей, которые шли в журналисты, смотрели с сожалением. Однако перспектива такой страны, как Украина, оказалась практически безгранична для рынка информации. Десятки миллионов мультикультурного населения, которые думали по-разному, но говорили на одном языке, создавало такое «дикое поле», у которого нашлось очень много желающих сеять и сажать. Так появились нынешние монстры традиционных СМИ — телеканалы "1+1" и "Интер",  еще в середине 90-х. К ним стали добавляться все новые, и они разделили рекламный рынок, сформировали свои аудитории, что привело к появлению весьма успешного украинского сегмента, который привлек в первую очередь российские деньги. В основе всех крупных украинских СМИ лежат именно они.

При выходе на проектные мощности их неизбежно стали использовать в борьбе за власть. И коль скоро все они были частными, а не государственными, то в 2000-е годы Украина пережила то, что в России происходило во время печально известной «семибанкирщины». Телеканалы стали оружием олигархов во всех информационных войнах. При этом контроль над всеми СМИ не гарантировал политическую победу. Это доказал опыт СДПУ(О), лидер которой Виктор Медведчук в начале 2000-х рассылал темники во все СМИ, но выборы 2004 года были проиграны именно в силу того, что народ отказался воспринимать предлагаемое телеканалами. В тот печальный год впервые заявила о себе журналистская каста, претендовавшая на элитность.

«Трубу прорвало»: в cети появились аудиозаписи, сделанные в кабинете главы ГБР
«Трубу прорвало»: в cети появились аудиозаписи, сделанные в кабинете главы ГБР
© dbr.gov.ua

Работники СМИ, получавшие больше, чем инженеры, ученые и врачи, стали сытой и наглой средой, легко предавшей своих работодателей и перебежавшей на Майдан. Правда, они, по причине дремучести, не понимали, что, делая это, уничтожают среду своего обитания. Но ошибку 2004 года журналисты повторили и в 2014-м, после чего превратились в «государственных крепостных», которые обязаны вещать по темникам. Они стали пропагандистами и потеряли доверие аудитории. Сегодня они больше никому не нужны, их смели анонимные тг-каналы.

Вселенная «инсайдеров»

Сквозь дымящиеся развалины традиционных СМИ в инфопространство ворвались блогеры и быстро подчинили его. Если раньше издание или телеканал представлял коллектив, теперь стали господствовать индивидуальности, имеющие миллионы подписчиков. Пример Анатолия Шария показывает поистине безграничные возможности одного человека против конгломерата СМИ целого государства, когда победителем стал блогер. Минусом является конечность индивидуальных возможностей человека — он устает и выдыхается, что и случилось с тем же Шарием. Поэтому бизнес не торопится вливать деньги в личностей: они еще и непредсказуемы.

Финансировать стали анонимные ботофермы, за которыми стоят хоть и люди с именем, но их анонимность гарантирует инвестора от человеческих слабостей. Впервые мощь блогосферы использовала команда Зеленского во время последней президентской кампании. Отказавшись от СМИ, исключительно в блогосфере она обеспечила себе стопроцентное информационное сопровождение, максимально эффективное. Эта работа была проанализирована и систематизирована, в результате чего осенью 2019-го явилось целое созвездие тг-каналов, окруживших власть многочисленными информационными силовыми полями, которые формируют ее имидж. Парадокс: не подкрепленным ничем анонимным «инсайдам» верят больше, чем официальным телеканалам и их ведущим.

Порошенко уводит своих писак в телеграм-каналы – Онищенко
Порошенко уводит своих писак в телеграм-каналы – Онищенко
© Facebook, Александр Онищенко

Все громкие скандалы последнего времени были вызваны уже исключительно телеграм-каналами. Первым ньюсмейкером стал Джокер, который, подобно Вовану и Лексусу, стал «разводить» политиков пранком. Жертвами стали киевский бандит и ресторатор Николай Тищенко, который в переписке с Джокером признался в причастности к раздаче конвертов коллегам-депутатам; Богдан Ярёменко, угодивший в секс-скандал, думал, что общается с генпрокурором Рябошапкой, но это был Джокер. Затем пострадал Михаил Радуцкий, также депутат от СН, рассуждавший о зарплатах в конвертах. Было много чего еще: каждый политик ежесекундно связан множеством переписок, поэтому они априори будут жертвами и легко поражаемыми мишенями. Телеграмеры тем временем стали решительнее и наглее. На днях разразилась катастрофа: 19 ноября канал «Трубу прорвало» начал выкладывать аудиозаписи, якобы сделанные в кабинете главы ГБР Романа Трубы. На одной из записей он, по требованию уже реального генпрокурора Рябошапки и главы Офиса президента Богдана, приостанавливает обыски в Днепровском горсовете, «Приватбанке» и Нацбанке на время визита в страну представителей МВФ. Судя по записям, дело экс-президента Петра Порошенко контролируется Богданом, например. И много чего еще.

Главный телеграмер

Масштаб деятельности анонимных телеграмеров впечатляет и не оставляет мокрого места от майора Мельниченко и его многокилометровых «пленок», которые наделали столько шума на заре информационных войн. Теперь вся украинская власть прозрачна, она в буквальном смысле «в смартфоне». Но после хмельной ночи наступает утро: ясно, что кто-то за этим всем стоит. Мессенджер — это прелестно, но он только лишь ретранслятор. А ведь кто-то установил в ГБР подслушивающие устройства, на которые сделана запись. Кто-то через всяческие «крокодилы», «легитимные», «инсайдеры», «шаурмы зеленского», «черные рыцари», «джокеры» играет по-крупному, но если присмотреться, то все это — своеобразный воспитательный и очистительный процесс партии власти.

Все удары точечные и ниже пояса, как по судимому насильнику Роману Иванисову. Да и прочим «жертвам» было неповадно. Это уникальная возможность мочить всех подряд, невзирая на лица и совершенно без аппарата НКВД. А Офис Зеленского и сам Зе усиленно делают вид, что борются за сохранение военной и государственной тайн, предлагают заблокировать мессенджер, хотя заведомо понятно, что это невозможно и только поднимет хайп на космический уровень. Офис президента совершает действия, которые сопровождаются хором якобы «инсайдеров», однако таких, которые никогда и не при каких обстоятельствах не трогают и не разоблачают самого Зеленского.

«Наш канал первым давал инсайд о намерении Офиса президента взять под контроль не только интернет-СМИ, но и социальные медиа, а именно Ютуб-канал Шария», — пишет канал «Резидент». Сведущему человеку данный «инсайд» говорит только одно: это прямая реклама Ютуб-канала Шария, которого на днях заблокировали в Facebook, вызвав у блогера-миллионщика поток ненависти к конторе Цукерберга и обещание уйти с его площадки. В такой же самой форме рекламная кампания проводится для всех заказчиков, и она эффективна.

Правило №1: если какой-нибудь канал «инсайдеры» обещают закрыть приказом Офиса президента (но не самого президента!) — значит, вы слушаете рекламный блок.

Именно пиар-кампанией был скандал вокруг канала «Джокер», который, похоже, ведут силовики, «Темный Рыцарь» — здесь авторы очень напоминают людей Богдана. Вот откуда слухи, что готовится закон, который приравняет блогеров к СМИ. Вот зачем на заседании Минкульта и профильного комитета ВР поднимают заведомо неподъемные вопросы: что будет с блогерами, влияние которых порой даже еще больше, чем у СМИ. Это всего лишь идет работа по пресловутой диджитализации Украины. Одно нужно понимать хорошо: такого нет даже в Китае.

Продолжение следует — будет очень интересно!