8 ноября Международный суд ООН постановил, что рассмотрение иска от 16 января 2017 года входит в его юрисдикцию. В иске Украина обвиняет Россию в нарушении Международной конвенции о противодействии финансирования терроризма от 9 декабря 1999 года и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 год. Соответственно, судебные тяжбы между двумя странами продолжаются.

Битва проиграна, но сам бой ещё впереди

Комментируя этот вердикт, МИД РФ указал на двойные стандарты принятого решения. Во-первых, в контексте конвенции о терроризме суд хоть и отклонил одно из ключевых требований Киева о том, что Россия должна «нести международно-правовую ответственность как государство-спонсор терроризма на Украине», а также поддержал позицию Москвы о том, что вопросы, связанные с финансированием терроризма со стороны государства и его должностных лиц, не регулируются этой конвенцией, но при этом суд проигнорировал другие юрисдикционные возражения со стороны Москвы, позволив Украине перевести навязанный российской стороне спор в рассмотрение по существу.

«Такую позицию Суда сложно объяснить, поскольку на этапе временных мер в 2017 году Суд поддержал аргументацию России, придя к выводу, что утверждения Украины о якобы нарушенных её правах по МКБФТ не являются обоснованными («правдоподобными»)», — говорится в заявлении внешнеполитического ведомства.

Во-вторых, по конвенции о расовой дискриминации суд не согласился с тем, что, прежде чем подавать иск в Международный суд ООН, истец, то есть Украина, должен обратиться в специально созданный Комитет по ликвидации расовой дискриминации, призванный осуществлять надзор за соблюдением этой конвенции и реагировать на её нарушения, а также не учёл возражения России о необходимости исчерпания внутренних средств защиты как предусловия обращения в Суд.

В интервью РИА Новости Крым руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве республики Крым при президенте РФ Александр Молохов заявил, что рассмотрение дела по существу может растянуться на несколько лет, и у России есть все шансы выиграть этот процесс, хотя придётся потратить на это много времени и усилий, а иски Украины не выдерживают никакой критики.

Ни вашим, ни нашим

Так или иначе, половинчатое решение суды не выносят, поэтому варианта два: либо оно будет вынесено в пользу Москвы, либо в пользу Киева.

Решения Международного Суда ООН носят обязательный характер, окончательны и обжалованию не подлежат. Максимум стороны могут обратиться с просьбой о толковании или изменении вердикта, а в случае его невыполнения Совет Безопасности ООН может принять решение о принятии мер для приведения вердикта в исполнение.

Международный суд ООН рассудит, кто прав: Россия или Украина
Международный суд ООН рассудит, кто прав: Россия или Украина
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

Если отталкиваться от временных мер, которые Международный суд ООН вынес в апреле 2017 года в контексте иска о нарушении Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, то в окончательном вердикте Россию снова могут обязать обеспечить обучение на украинском языке в Крыму и соблюдать права крымских татар. Украина традиционно будет трубить во все фанфары, что это ее победа и признание со стороны международного сообщества. Пусть даже суд вручит Москве бланк со списком действий, которые она обязана выполнить по иску, поданному Киевом, но Россия все эти меры реализует ещё с весны 2014 года, когда полуостров вошёл в её состав по результатам плебисцита: русский, украинский и крымско-татарский языки получили равный официальный статус в Крыму, чего не было при украинской власти, а все народы Крыма (в частности, крымские татары, армяне, греки и немцы) были реабилитированы по указу президента РФ Владимира Путина.

«Скорее всего, это будет такое себе решение. Суд ООН принимает решение, что нужно обеспечить права народов, которые населяют Крым, Россия отчитается, что права обеспечили, поскольку определённые нормы закона существуют — в Крыму признаются три официальных языка, могут открыть пару школ с обучением на крымско-татарском и пару школ с обучением на украинском языке. Соответственно, мониторинговая комиссия может сказать, что решение выполнено. Иными словами, это может быть формальный подход», — рассказал в интервью изданию Украина.ру председатель правления Фонда «Украинская политика» Константин Бондаренко.

Если же суд встанет на сторону России, то статус-кво сохранится, и для Украины ничего не изменится.

«Каждый, кто обращается в суд, надеется, что решение будет вынесено в его пользу. Стороны смогут получить моральное удовлетворение, но вряд ли можно говорить, что будет принято решение, которое обяжет Россию отдать обратно Крым. Это вопрос, который будет решаться очень долго и болезненно в отношениях между Украиной и Российской Федерацией», — сказал Бондаренко.

Украина — не первая страна, которая пытается навесить на Россию ярлык «государства-пособника терроризму». 12 августа 2008 года Грузия так же подала иск в Международный суд ООН, в котором обвинила Россию в нарушении Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Однако тогда суд постановил, что рассмотрение дела по существу не входит в его компетенцию, а также удовлетворил возражения Москвы о том, что Тбилиси не использовал все инструменты для урегулирования спора.

Как объяснил Константин Бондаренко, судьи вынесли диаметрально противоположные решения по искам, поданным против Москвы на одном и том же основании, потому что в документах украинской стороны содержатся другие формулировки.

«Крым молча признают де-факто российским». Западные СМИ об Украине на неделе
«Крым молча признают де-факто российским». Западные СМИ об Украине на неделе
© РИА Новости, Сергей Мальгавко | Перейти в фотобанк

В 2017 году в интервью агентству Укринформ заместитель главы МИД Украины Елена Зеркаль, которая участвует в заседаниях Международного суда ООН, заявила, что Грузия в своём иске указывала на проблемы с осетинами и абхазами, которые возникли ещё до пятидневной войны, а Киев делал ставку на отчёты международных организаций, в которых говорится о якобы имеющих место быть нарушениях прав национальных меньшинств Крыма. Однако иностранные политики и общественные деятели, которые совершают визиты на полуостров в составе делегаций, с 2014 года пытаются найти доказательства тех самых нарушений, но ничего не находят, а местные жители только и рассказывают, что ситуация за последние пять лет изменилась к лучшему.

Таким образом, международные инстанции, с одной стороны, стараются действовать в фарватере геополитической ситуации, то есть обвинять Россию во всех смертных грехах и защищать «молодую украинскую демократию», но, с другой — оказывают поддержку Киеву чисто номинально, а уж тем более если дело касается Крыма, статус которого в международных судах не подтверждён.

Россия в случае проигрыша в Международном суде ООН ничего не потеряет: права национальных меньшинств в Крыму она и так соблюдает, поэтому мониторинговой комиссии не останется ничего, кроме как подтвердить позицию Москвы, что после 2014 года крымским татарам и украинцам в Крыму жить стало лучше, жить стало веселее.