В 10:00 в четверг, 10 октября, начался пресс-марафон президента Украины Владимира Зеленского. Ожидается, что он продлится десять часов. Тем самым Зеленский и его пресс-служба создают красивую цифру: четыре десятки — с 10:00 десятого дня десятого месяца года стартует марафон заявленной длительностью в десять часов. И даже если последнего не удастся достичь, три десятки останутся. При этом Зеленский выбрал для пресс-марафона новое модное место общепита, о котором писало издание Украина.ру.

Зеленский начал свою встречу с первой группой журналистов с расшаркиваний перед ними.

«Как в целом? Супер? Классное место? Я впервые здесь, видел только на картинках. Вкусно здесь? Я очень доволен. Я видел разные пресс-конференции, а вы видели в сто раз больше. Просто не хотелось какую-то официальную встречу, подготовленные вопросы, подготовленную встречу. Я хотел, кстати, извиняюсь, что я немного опоздал — я переехал в город, бегаю утром, поэтому, честно говоря, я хотел прибежать, но мне сказали, что это будет неуважение к вам, если я буду в спортивной форме», — заявил он.

При этом Зеленский заметил, что на велосипеде пока передвигаться по Киеву не очень удобно. Так он ответил на подколку одного журналиста — киношный герой Зеленского — президент Голобородько — на работу ездил на велосипеде.

Собственно, само начало пресс-марафона уже показало, что происходит с властью на Украине сегодня.

Без журналистов никуда

Судя по тому, как Зеленский попытался расположить журналистов к себе, план его администрации обойтись без «акул пера» потерпел фиаско. Ранее в августе глава Офиса президента Андрей Богдан в комментарии журналисту «Радио Свобода» заявил, что новая власть обойдется без посредников из СМИ в своей коммуникации с украинским обществом.

Коломойский сможет похоронить Зеленского, если он выйдет из-под контроля — Царев
Коломойский сможет похоронить Зеленского, если он выйдет из-под контроля — Царев
© скриншот с видео "Радіо Свобода" | Перейти в фотобанк

«Классические журналисты привыкли именно себя осознавать как общество. Но, как доказала наша избирательная кампания, мы общаемся с обществом без посредников, без журналистов», — заявил тогда Богдан.

Эти слова вызвали ярость среди украинских журналистов.

«Для них СМИ — это часть старой системы, а не отдельная институция, которая существовала до них, работает сейчас и останется после них. Имея огромную поддержку общества, они считают, что власти не нужны ни поддержка, ни тем более посредничество журналистов. И уверены, что именно такой disruption (разрыв. — Ред.) позволит максимально долго добиваться своих целей, избегая необходимости реагировать на критику. Я думаю, это системная ошибка», — отметил тогда бывший журналист и нардеп Мустафа Найем.

Время подтвердила его правоту. Спустя два месяца после слов Богдана Зеленский почти что заискивает перед журналистами.

«Когда команда Зеленского шла от победы к победе, они кичливо давали понять, что столичная журналистская тусовка (отвратительная мне сама по себе) им в качестве посредника в коммуникации с обществом не нужна. Следуя безграничной мудрости великого учителя Трампа, наши зеленские популисты предполагали коммуницировать с обществом напрямую. Однако, столкнувшись с первой серьезной внутриполитической проблемой, они не придумали ничего лучше, чем созвать пресс-конференцию», — комментирует это поведение украинского президента историк и автор издания Украина.ру Александр Васильев.

Сейчас, когда украинская власть столкнулась с реакцией радикально настроенной части общества на «формулу Штайнмайера» и на разведение сил в Донбассе, Зеленский начал общаться со СМИ.

Впрочем, о зависимости Зеленского свидетельствует не только общение с прессой.

Пресс-конференция «Опасная формула: момент истины для Зеленского» — трансляция
Пресс-конференция «Опасная формула: момент истины для Зеленского» — трансляция

Встречаться не велят

Одним из вопросов, которые задали Зеленскому, касался его встречи с российским лидером Владимиром Путиным. Кстати, президент США Дональд Трамп, в разговоре с которым Зеленский заявил, что американцы больше всех помогают Украине, советовал украинскому президенту решать вопросы именно с его российским коллегой.

«Я верю, что президент Путин хотел бы что-то сделать. Я действительно надеюсь, что у вас получится встретиться с президентом Путиным и обсудить проблемы. Это было бы невероятным достижением», — заявил Трамп в ходе двусторонней встречи с Зеленским на Генассамблее ООН в Нью-Йорке в конце сентября.

Отвечая уже на вопрос украинского журналиста 10 октября Зеленский заявил: против встречи с Путиным выступает окружение украинского лидера.

«Встречаться мы можем только в двух форматах: «нормандский формат» и встреча моя прямая с президентом России. Об этой встрече прямой никто не говорит, потому что все против», — отметил Зеленский.

Этими всеми, по его словам, являются его друзья.

Однако встреча с Путиным все же состоится. Пускай она и не будет прямой и единоличной.

«Эта встреча должна быть, если мы хотим завершения войны. Мы сейчас говорим только о нормандском формате. Пока что он такой, и я действительно очень благодарен нашим западным партнерам, что у нас он есть хотя бы, у нас есть что-то, и сейчас все готовы к нормандскому формату», — отметил он.

Таким образом, Зеленский расписался в том, что он не единолично принимает решения.

При этом из его заявлений следовало: Зеленский наконец-то понял, что президент на Украине не царь и Бог.

Хотел бы, да не может

Говоря о реформах и наказании коррупционеров, Зеленский признал: не все так ему легко дается, как это ему виделось сначала.

«Когда я пришел, я думал, на второй день мы будем всех коррупционеров сажать. При этом после первых надетых наручников все вокруг мне сказали: «Ай-ай-ай, президент не имеет права влиять на правоохранительные органы». Я [ответил]: «Ок. А я могу собирать совещание с правоохранительными органами и спрашивать, какие у них действия?» «Так можно, это по закону». «А если ходит бандит по улицам и убивает людей, я могу сказать правоохранительным органам: «Где посадки?» «Ну, очень осторожно». То есть я должен еще выбирать слова, ведь это может быть влияние на правоохранительные органы», — жаловался Зеленский.

Зеленский выбрал для общения со СМИ знаковое место — Олейник
Зеленский выбрал для общения со СМИ знаковое место — Олейник
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Украинский президент заявил, что если журналисты спросят сто людей на улице, бандит ли арестованный бывший нардеп Сергей Пашинский, сто из них ответят, что да.

«Так я ни при чем. Я не влияю? Не влияю. Вот и все. Мы собираем совещания с правоохранительным органами. У нас крайняя точка — 1 ноября. Каждую неделю-две мы собираемся на эти совещания, где я не влияя их спрашиваю: «Где результат?» Нужно изменить то-то и то-то, встречаюсь с депутатами», — отметил Зеленский.

Таким образом, по его словам, и был инициирован закон о реформе Генпрокуратуры. Но все, по его словам, нужно делать по закону. Поэтому так аврально Верховная Рада принимает законы.

Зеленский пообещал: к 1 ноября правоохранители должны показать результат по ряду громких дел, которые Зеленский не назвал. При этом он пожаловался на то, что многие из таких дел делили на части и отправляли в разные правоохранительные органы: НАБУ, СБУ, ГПУ. А у тех своя история отношений друг с другом.

В общем, Зеленский рассказал, что и в деле посадок он не полновластный хозяин. И это правильно: все-таки есть законы, которые нужно соблюдать.

Таким образом, первые часы пресс-марафона Зеленского показали — он все же не картинный Голобородько. Ему приходится бороться с окружением и сопротивлением среды. И для этого ему нужна помощь украинского общества, в том числе и журналистов.