Ровно за час до появления новости на Интерфаксе на сайте «Актуальные комментарии» было опубликовано интервью директора Центра политической конъюнктуры Алексея Чеснакова, который буквально с ходу заявил: «Возможны подвижки в гуманитарной сфере. Не удивлюсь, если в ближайшие недели состоится обмен удерживаемых лиц. И моряков (задержанных в Керченском проливе 25 ноября 2018 года. — Авт.) тоже».

Поскольку политолог Чеснаков известен близостью к курировавшему украинское направление в Администрации президента РФ Владиславу Суркову, можно сделать вывод о вероятности обмена или во всяком случае передачи украинцев, осужденных в России за терроризм, подрывную работу и проч. для отбытия наказания в Украину.

Вышинского на Сенцова: Украина предложила России неравный обмен заключенными
Вышинского на Сенцова: Украина предложила России неравный обмен заключенными
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Почему в списке кандидатов для передачи Украине оказались именно эти заключенные?

Николай Карпюк был задержан российскими пограничниками 17 марта 2014 года при пересечении украино-российской границы в Брянской области. Карпюк, как заявил позже он сам на суде (об этом также подробно рассказал 15 сентября 2015 года телеканал «Громадське»), был послан в Москву решением руководства «Правого сектора»* на переговоры с руководством России о возможности отмены референдума в Крыму.

Давнему члену УНА-УНСО*, на момент задержания «человеку номер два» в «Правом секторе»* (Карпюк руководил его политическим крылом) инкриминируется членство в запрещенных в России организациях, организация в 1994—1995 годах незаконных вооруженных формирований для участия в военных действиях на территории Чеченской Республике и непосредственное участие в таковых.

26 мая 2016 года Карпюк был приговорен Грозненским городским судом к 22 годам 6 месяцам колонии строгого режима по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 209 Уголовного кодекса РФ («Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой)»), пунктам «в», «з», «н» статьи 102 («Умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»), части 2 статьи 15 («Ответственность за приготовление к преступлению и за покушение на преступление»), пунктам «в», «з», «н» статьи 102 Уголовного кодекса РСФСР («Покушение на умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»).

Аналогичные обвинения были предъявлены Станиславу Клыху, задержанному 8 августа 2014 года в Орле. Одновременно с Карпюком он был приговорен к 20 годам колонии строгого режима по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 209 Уголовного кодекса РФ («Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях»), пунктам «в», «з», «н» статьи 102 («Умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»), части 2 статьи 15 («Ответственность за приготовление к преступлению и за покушение на преступление»), пунктам «в», «з», «н» статьи 102 Уголовного кодекса РСФСР («Покушение на умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»).

Карпюк и Клых попросили о переводе на Украину
Карпюк и Клых попросили о переводе на Украину
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

Александр Кольченко был задержан 16 мая 2014 года в Симферополе, прямо напротив здания Управления ФСБ по Республике Крым.

О его задержании ФСБ сообщила 30 мая следующее: «На территории Республики Крым сотрудниками ФСБ России задержаны члены диверсионно-террористической группы (ДТГ) «Правого сектора»*. Основной целью преступной деятельности группы являлось совершение диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь, а в последующем уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач. Следственным управлением ФСБ России расследуется уголовное дело в отношении Сенцова О.Г., Афанасьева Г.С., Чирния А.В., Кольченко А.А. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205 (террористический акт), ч. 2 ст. 205.4 («организация террористического сообщества и участие в нем»), ч. 3 ст. 222 («незаконный оборот оружия») УК РФ, осуществивших в составе террористического сообщества приготовление к совершению террористического акта — взрывов в ночь с 8 на 9 мая 2014 года самодельных взрывных устройств возле «мемориала Вечного огня» и памятника В.И. Ленину в г. Симферополе, а также поджогов офисов общественной организации «Русская община Крыма» и представительства партии «Единая Россия» в г. Симферополе 14 и 18 апреля 2014 года соответственно».

Стоит отметить, что весной 2014 года эти теракты оперативно освещались в пабликах в соцсетях, которые велись от имени «Молодежи Билецкого», молодежной организации «Патриота Украины»/Социал-национальной ассамблеи, на основе которых затем был создан батальон (ныне полк) «Азов». В настоящий момент ряд ранее созданных пабликов «Молодежи Билецкого» используется отделениями партии «Национальный корпус».

Обмен или все же депортация? Известных украинских заключенных могут передать на Украину

Кольченко и его защита оспаривали предъявленные ему обвинения, указывая в том числе на факт своей принадлежности к анархистам, в среде которых он был хорошо известен под кличкой Тундра. «С Кольченко… мы хорошие друзья, знакомы лет семь. Он всегда был сторонником левых и анархических идей, не раз на улицах встревал в драки с неонацистами, поэтому сказки про «Правый сектор» — вообще цирк и абсурд», — рассказала 22 апреля 2015 года журналисту «Медиазоны» Егору Сковороде бывший ассистент режиссера Олега Сенцова Анастасия Черная, еще в апреле 2014 года уехавшая на Украину.

Однако сам Сковорода, опубликовав тот текст, написал в соцсетях от себя: «Что мы знаем об этой истории сейчас (материалы недоступны, ментам верить сложно, поэтому это все с оговорками, конечно): в апреле (2014-го. — Авт.) ребята, которые пытались протестовать в Крыму на фоне ввода российских войск, совершили два символических поджога — офиса «Единой России» и пророссийской «Русской общины Крыма». Никто не пострадал, ущерб минимальный. Из арестованных в этом принимали участие Чирний, Афанасьев и Кольченко… Мне кажется, что поджоги «Единой России» — это жест отчаяния в ситуации, когда протестовать открыто и легально невозможно, а вокруг солдаты чужой страны и бандиты из «самообороны». Лично у меня такой идеологический поджог, от которого никто не пострадал и не мог пострадать, не вызывает никаких этических вопросов… Главная претензия к анархисту Кольченко — что он вообще связался с этой тусовкой околоправых активистов, лично ему малознакомых, и нарушал все возможные принципы активистской безопасности».

«Околоправых» — это мягко сказано, в той же статье на «Медиазоне» Сковорода отмечает: «Увлекавшийся исторической реконструкцией Чирний, возможно, единственный из четверых арестованных, кого можно определенно назвать ультраправым и сторонником идеологии неонацистского «Правого сектора», запрещенного в России. Судя по фотографиям «ВКонтакте», Чирний… сочувствует германским национал-социалистам и охотно зигует в компании друзей». (И, видимо, все-таки не единственный.)

Осужденных в РФ Балуха, Гриба, Карпюка, Клыха и Кольченко могут выдать Украине — СМИ
Осужденных в РФ Балуха, Гриба, Карпюка, Клыха и Кольченко могут выдать Украине — СМИ
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Кольченко был осужден Северо-Кавказским окружным военным судом 25 августа 2015 года на 10 лет колонии строгого режима по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 205.4 («Участие в террористическом сообществе»), пунктом «а» части 2 статьи 205 Уголовного кодекса РФ («Террористический акт, совершенный организованной группой»).

Безусловно, для украинской стороны желаемым было бы освобождение Сенцова, чье нахождение в заключении приоритетно освещается СМИ и в поддержку которого уже не первый год на международных площадках проводится кампания #Free Oleg Sentsov.

Владимир Балух был задержан сотрудниками ФСБ 8 декабря 2016 года в принадлежавшем ему доме в селе Серебрянка Республики Крым, в его доме были обнаружены патроны и динамит.

Балух был приговорен Раздольненским районным судом Республики Крым 16 января 2018 года к 3 годам 7 месяцам колонии-поселения со штрафом 10 тысяч рублей по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 222 Уголовного кодекса РФ («Незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов»), 14 марта 2018 года срок сокращён до 3 лет 5 месяцев колонии-поселения.

29 августа 2017 года стало известно о возбуждении нового уголовного дела в отношении Балуха по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»), поводом для этого стала его драка с начальником изолятора временного содержания Валерием Ткаченко. 6 декабря 2017 года обвинение было переквалифицировано на часть 2 статьи 321 Уголовного кодекса РФ («Дезорганизация деятельности изолятора временного содержания»). 5 июля 2018 года Раздольненский районный суд приговорил Балуха по данному обвинению к 3 годам общего режима, совокупное наказание составило 5 лет колонии и штраф.

Павел Гриб был задержан на территории Республики Беларусь, предположительно, 24 августа 2017 года (тогда стало известно от его родителей о его пропаже). Позже Управление ФСБ по Краснодарскому краю сообщила о его нахождении в следственном изоляторе областного центра. «7 сентября Генеральное консульство Украины в Ростове-на-Дону получило сообщение от ФСБ России в Краснодарском крае о содержании Павла Гриба в Краснодаре. В сообщении говорится, что Павел Гриб был задержан по обвинению в совершении преступления в соответствии с ч. 1 ст. 205 Уголовного кодекса РФ», — сообщил «Украинской правде» начальник управления консульского обеспечения департамента консульской службы МИД Украины Василий Кирилич.

Гриб был осужден Северо-Кавказским окружным военным судом 22 марта 2016 года на 6 лет колонии общего режима по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 205.1 Уголовного кодекса РФ («Содействие в террористической деятельности»).

Итак, все эти люди, вполне возможно, в ближайшее время окажутся на Украине. Стоит обратить внимание на несколько важных моментов.

1. Все они — граждане Украины.
2. Все они уже осуждены к различным срокам заключения российским судом, то есть приговоры им вынесены и они признаны виновными, в отличие от участников крымской провокации, дело которых пока еще только рассматривается российским судом.
3. Передача их украинской стороне — добрая воля российской власти. Последуют ли со стороны Украины соответствующие действия, понять трудно. Потому что российских граждан,
осужденных за аналогичные преступления, на территории Украины нет. И еще потому, что радикалы и нацисты на Украине зачастую своими действиями подменяют и судебную, и исполнительную власть.

 

* Деятельность организаций запрещена в РФ