Как гласит юридическое определение, «вытрезвитель — это медицинское учреждение, ставящее своей целью содержание лиц, находящихся в состоянии средней степени алкогольного опьянения, вплоть до их вытрезвления».

Сабля, водка, конь гусарский. «Если выпить-закусить — надо харьковцев спросить!»
Сабля, водка, конь гусарский. «Если выпить-закусить — надо харьковцев спросить!»
© Эполет (канал Яндекс-Дзен)
Такое соломоново решение продиктовано тем, что слабо пьющие в поисках добавки вне застолья не шатаются, а сильно выпившие уже нуждаются в интенсивной терапии. Лица же (слово в этом состоянии не вполне подходящее, но будем гуманными, как самый гуманный суд в мире) «средней степени» — самое то. И на своих ногах от душа до койко-места дойти смогут, и утром многого ненужного из действий персонала медвытрезвителя не вспомнят.

Начиналась же сия затея благодаря инициативе врача Федора Сергеевича Архангельского «дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах Тулы в тяжёлом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи». Инициативу эту поддержала Тульская дума и выделила деньги на содержание. Чтобы выражение «тульские оружейники на дороге не валяются» было неоспоримо, наверное.

Вообще, по трезвому выражаясь, борьба с пьянством в России велась обширная. В председателях провинциальных обществ трезвости состоял даже отец великого авиаконструктора Игоря Сикорского — Иван Алексеевич, человек высоких нравственных устоев и основоположник детской психиатрии. Правильный, наверное, сделал вывод ученый муж: от пьяных родителей здоровых детей не жди.

«Мы должны решительно сказать: мы — русские, и Киев — наш»: к 100-летию со дня смерти профессора Сикорского
«Мы должны решительно сказать: мы — русские, и Киев — наш»: к 100-летию со дня смерти профессора Сикорского
© commons.wikimedia.org, Bibliothèque nationale de France
С наступлением пламенных революционных событий стало не до воздержания от спиртов разной степени разбавленности. Опять же, какая может быть анархия, когда ни в одном глазу? Неистребимый центризм у трезвого человека преобладает, не может он охватить весь спектр политических разночтений, только если не косоглазит от природы. А тут какой повод выпить, если самодержавие долой, землю — крестьянам, фабрики — рабочим!

Так пережила страна вместе со своими национальными окраинами и коренизацию, и декоренизацию, и правый уклон, и левый (под градусом уклоняться же куда сподручнее), и дожила до первого советского вытрезвителя. Ибо некуда уже было терпеть этот конформизм под лозунгом: «Пить или не пить — та даже не вопрос!». И по сему поводу очень категорично высказался великий русский любитель грузинских вин товарищ Сталин: «Какая из этих опасностей хуже? Я думаю, что обе хуже».

Почему в 1931 году на ленинградской улице Марата и возник первый, если можно так выразиться, страстоприемник. Непонятно, правда, в честь какого Марата названа эта улица — если в честь младшего из братьев, Давида, то, учитывая его преподавание в Царскосельском лицее, вполне логично. Ибо учиться там было превесело. Но если в честь старшего, Жана-Поля, то улицы его имени есть не только в Санкт-Петербурге, и здесь без пол-литра не разобраться.

Однако недолго вольнодумствовали посетители первых советских вытрезвителей под эгидой Наркомата здравоохранения — Приказом наркома внутренних дел СССР Берии от в 1940 году эти заведения были переподчинены НКВД. Дальше все было уже более отрезвляюще, потому что первую палку… то есть, первую скрипку стали играть не медики, а милиционеры.

Пей, кури, гуляй, дерись: В Запорожье избили борца за трезвость
Пей, кури, гуляй, дерись: В Запорожье избили борца за трезвость
© CC0, Pixabay
Попасть в такое учреждение стало, может быть, и полезно для здоровья, но не полезно для репутации и, как следствие — для карьеры. Неотъемлемым «сервисом» являлось сообщение по месту работы о пребывании в вытрезвителе. Если руководство заводов к этому относилось достаточно спокойно, то для интеллигенции такое сообщение становилось позором и инициировало различные ущемления, вплоть до увольнения.

Хотя, как известно, существуют и исключения из правил. В этом случае тоже были предусмотрены номенклатурные льготы. Положение о медицинском вытрезвителе при отделе Внутренних дел исполкома городского, районного Совета народных депутатов, утверждённое в 1985 (и в 1991) году приказом МВД СССР, типизируя порядок работы вытрезвителя, выделяет отдельно определенную категорию граждан, принимавших с устатку после тяжких трудов на благо советского народа, и примкнувшим к ним исполнителям долга перед Родиной: «Находящиеся в общественных местах в средней или тяжёлой степени опьянения депутаты Советов народных депутатов передаются представителям соответствующих Советов; военнослужащие и призванные на сборы военнообязанные, одетые в форменную одежду или находящиеся в штатской одежде и имеющие документы, удостоверяющие личность, — представителям военной комендатуры; работники органов внутренних дел, государственной безопасности и прокуратуры — соответствующим представителям; Герои Советского Союза или Социалистического Труда, лица, награждённые орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» трёх степеней, Славы трёх степеней, Трудовой Славы трёх степеней, передаются родственникам…».

Специфика постоянного контингента вытрезвителей дала богатейший материал для творчества советских кинематографистов. Не останавливаясь на частностях, хочется воздать должное всем сценаристам, режиссерам и актерам обаятельных «афонь». В то время, когда загнивающий Запад думал — куда бы в очередной раз послать непобедимого 007, в Советском Союзе думали — кого бы послать за забористым портвейном 777?

На сегодня до нас дошли буквально осколки тех мыслей, которые, при умелой огранке, способны стать сокровищами славянской души на витрине мультикультурализма. Вот только некоторые из них: «Не прими, Боже, за пьянку, прими за лекарство», «Раз пошла такая пьянка — режь последний огурец», «Не вижу повода не выпить», «Кто празднику рад — тот и накануне пьян!»

И буквально «орловским алмазом» сверкает вековая мудрость: «Вечером напиться каждый дурак может, а вот прям с утра, чтобы потом весь день под откос пустить — тут особый талант нужен!»

Квинтэссенцией же эпохи — в специфическом ее измерении, конечно же — является песня Владимира Высоцкого «Милицейский протокол».

Однако ничто не вечно в подлунном мире. Не вечными оказались и эти специализированные заведения. 12 августа 1999 года на Украине было принято решение о закрытии всех вытрезвителей. Их функционирование было принято Кабинетом министров нецеселе… нецесомиле… нецебезобраз… простите, просто лишним. Как видно, рано.
Ибо «западные партнеры» находят другие способы помогать попавшим в объятия зеленого змия, кроме запретов и отмен. В США, например, в большинстве штатов полиция не имеет права задерживать лиц в нетрезвом состоянии, если те не совершают противоправных действий, а просто спят на скамейке, идут пьяной походкой и т. д., так как это считается нарушением прав человека. Если же лицо в нетрезвом состоянии совершает какое-либо нарушение порядка, его доставляют в полицейский участок.

Пили пиво, ели раков: В Донецке спасают дом классика советской литературы
Пили пиво, ели раков: В Донецке спасают дом классика советской литературы
© РИА Новости, Давид Шоломович | Перейти в фотобанк
В Канаде действует служба «Красный нос», которая доставляет выпивших людей до места их проживания, взимая при этом плату. Если же клиент находится в стадии глубокого опьянения, его доставляют в медицинское учреждение. Подобная служба действует и в Швеции.

В странах Западной Европы пьяных задерживают лишь при нарушении порядка, однако существуют благотворительные службы, которые на добровольной основе могут доставить человека домой. Их активность особенно проявляется в холодное время года.

По Данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно в мире от употребления алкоголя умирает 3,3 миллиона человек. Сколько среди них украинцев, россиян и прочих душевно нестойких к искушению славян, вероятно, установить можно. Но сколько пострадало из-за отсутствия вытрезвителей, подчас спасавших жизни «перебравших» — не знает ни один статотчет. В Российской Федерации, кстати, появилась инициатива по возобновлению учреждений. В Украине же на это, как всегда, не найдется денег.

На открытии первого российского приюта, о котором писалось выше, врач Архангельский произнес речь, выдвинув задачу борьбы с алкоголизмом, приводящим «к вырождению населения, к экономическому разорению и нравственной порче пораженного им населения». Уж сколько лет минуло, а ВОЗ и ныне там…