Скажем честно, не все стереотипические воззрения на русский характер, русскую историю и русскую действительность являются злопыхательством. Скорбной правды тоже хватает. Но ведь давно известно, что контрпропаганда работает с 96-процентным спиртом правды, подмешивая к нему 4 процента отравы. Попробуем же произвести сепарацию, отделив, как говорится, плевела от зерен, постаравшись сделать так, чтобы в бокале остался только удобоваримый напиток.

Мнение первое: Русские — самый отсталый народ в Европе

Как ни странно, это давно в общем-то позабытое клише в наши дни пытаются реанимировать отдельные наши «партнеры». На самом деле очевидна несостоятельность этого утверждения. Мы не станем углубляться слишком уж в историю государства Российского. Заметим только, что русский человек во все времена был невероятно переимчив. И если уж говорить начистоту, то лесковский левша возник не на пустом месте. Это типичная для русского черта — взять что-то хорошее (интересное, полезное, забавное, красивое) и дополнить его с точки зрения интересов русского мастера (писателя, ученого, спортсмена, монарха, инженера). Обычное дело в нашей истории. Взять хотя бы первопечатника Ивана Федорова, чья хмурая фигура маячит напротив ЦУМа в Театральном проезде Москвы. Многие ли страны могут похвастать в своей истории столь быстрым перехватом новаторской идеи Йогана Гуттенберга? Перехватом и реализацией. Круче только Берия с Курчатовым атомный проект воплощали в жизнь в сороковых.

«Чтоб Москва и Крым была одна земля». Упущенный шанс Петра Первого
«Чтоб Москва и Крым была одна земля». Упущенный шанс Петра Первого
© РИА Новости, Михаил Озерский | Перейти в фотобанк
Маньяк технического (и не только) прогресса Петр Первый зарядил этот процесс на всю катушку. Пинка под зад ретроградам первый российский император дал столь мощного и животворящего, что, несмотря на разброд и шатания у трона, устроенные в его империи племянницей Анной и дщерью Елизаветой, уже при Екатерине Великой промышленность российская, переваренная луженым желудком восточнославянских народов, рванула не хуже Гагарина в космос. Сегодня мало кто знает и редко кто задумывается, что при Екатерине II, Павле I и Александре I Россия существенно опережала ведущие страны Европы по выплавке чугуна, добычи руды и золота, производству многих технических новинок того времени.

О советских темпах и качестве ускорений в промышленности, образовании, науке и технике за неимением места и говорить не будем — слишком все это известные вещи. Заметим однако же, что отсталые русские первыми в послевоенной Европе и мире испытали водородную бомбу, построили атомную электростанцию, отправили человека в космос, создали передовую генетику, опережающие свое время ЭВМ (в том числе и портативные, для подводных лодок). Перечислять можно до бесконечности. Подчеркнем — Россия и все русские народы в силу исторических обстоятельств позднее некоторых европейских вступили на путь научного познания мира. Но пробежали его в рекордные сроки, став лидерами в самых разнообразных областях знаний и практического их применения.

Мнение второе: русские ленивы и нелюбопытны

Евгений Южин: «Пушкин на украинском – это просто кощунство»
Евгений Южин: «Пушкин на украинском – это просто кощунство»
Этот мем, введенный в литературный оборот в свое время «нашим всё» Александром Сергеичем в «Путешествии в Арзрум», был многократно повторен и обласкан вниманием. Хотя на самом деле сетование Пушкина относится лишь к тому, что Грибоедов, погибший во цвете лет, не вел дневников и не оставил по себе воспоминаний.

Ленивые и нелюбопытные русские веками отодвигали на юг засечные черты и, неся бестрепетно огромные потери, теснили на юг, к морям, бесчисленных кочевников, которые еще и до XVIII века набегами опустошали Русь. Ленивые и нелюбопытные русские, за век пройдя в XVI столетии Урал, рванули на Восток и дошли до Камчатки, Чукотки и Сахалина, высадились на берегах Америки, основали форт Росс в Калифорнии и претендовали на Гавайи. Только огромность расстояний пройденных земель остановили русскую колонизацию на этих рубежах. Гигантская империя была основана не при помощи флота, а пешим ходом, который с давних времен у ленивых и нелюбопытных русских стал национальным развлечением и образом жизни.

В истории мировых открытий был генуэзец Колумб, венецианец Марко Поло, португалец Магеллан, англичанин Кук. В одном ряду с ними стоят русские первопроходцы Афанасий Никитин, Ермак, Владимир Атласов, Витус Беринг. Тоже, видимо, страдавшие от лени и отсутствия любопытства. Ленивые и нелюбопытные русские построили величайшее в истории человечества государство на одной шестой части земного шара, в условиях рискованного земледелия не только выжили как народ, но и преуспели как политическая нация, став главным раздражителем социальных мечтаний человечества. 

Мнение третье: все русские пьяницы

Как вам сказать. Да что уж там — да, русский человек (в это понятие в данном случае мы включаем людей разного этнического происхождения, обитающих во вселенной русской культуры) любит выпить. Это безусловная правда. Мы находим в этом удовольствие. И как же прав был князь Владимир, заявивший на весь мир еще в IX веке: «Руси веселие пити». По легенде, рассказанной «Повестью временных лет», это обстоятельство между прочих решило колебания в выборе вере между христианством и исламом. В последнем, как известно, с выпивкой строго, а оно нам надо?

Надо сказать, уровень потребления алкоголя не главный показатель у русских народов. Что в Киеве, что в Москве, что в Гомеле в разные времена по-разному мерили «правильный» объем выпитого. Было бы что пить. Но вот что мало кто понимает, отчего пьет так много и часто русский обыватель. С одной стороны, в былые времена объяснялось все по Горькому «свинцовыми мерзостями русской жизни», но тогда непонятно, с чего это дворяне с купцами да попами так много, по свидетельству русской литературы и западных завистников, кушали белого и красного вина.

Водка и смерть. Пока власти воюют за спирт, украинцы умирают от палёнки
Водка и смерть. Пока власти воюют за спирт, украинцы умирают от палёнки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Скорее всего, отгадка лежит в «ндравном» русском характере, в понимании личной свободы. По мнению философа Никола Бердяева, для русского в отличие от европейца свобода — это прежде всего воля. Его воля. Никем и ничем не ограниченная. Помните у Высоцкого: «Если я чего решил, то выпью обязательно». Хорошо об этом написал с четверть века назад один московский журналист: «В феврале загадочной русской душе хочется шампанского. Это потом, в марте, на полянке, освободившейся от снега, можно будет жарить шашлык и пить водку. А в феврале — хочу шампанского, извольте подать его сюда немедленно!»

Если серьезно, русские к этой своей черте характера относятся с юмором. Ну а как еще относиться к тому, что мило сердцу? Мы и к власти так относимся, и к родной жене, как в старом советском анекдоте: немножко любим, немножко боимся, немножко хотим другую.

При этом ни над выпивкой, ни над своей властью чужим мы шутить не разрешаем. Святое!

Мнение четвертое: русские — это советские, а советские — это русские

Этот стереотип родился сравнительно недавно. Вместе с Советской властью. Но вместе с ней, как ни удивительно, не умер. Запад и весь остальной мир всегда, с самого большевистского переворота говорил: «Советская Россия». Враги и союзники во Второй мировой говорили: «эти русские», не разбирая ни евреев, ни татар, ни армян с грузинами, ни казахов с латышами. В песне из фильма «Офицеры» (1970) есть слова: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». И все 250 миллионов граждан советских республик, входивших в СССР, немедленно принимали это на свой счет.

Шампанское «Советское» и «Антисоветское»: Крутой замес новогодних традиций в бывших республиках СССР
Шампанское «Советское» и «Антисоветское»: Крутой замес новогодних традиций в бывших республиках СССР
© pixabay.com
Россией считалось все Русское поле, на которое падал отсвет русской культуры и русской истории. Попытка этот отсвет отменить, погасить привела к появлению множества междоусобных войн и несчастных национальных государств. В двадцать первом веке, когда «national states» не только не модны, но и бессмысленны, спасти от упадка все бывшие советские (русские) республики может только возврат к советской (она же имперская) идее братства на русском фундаменте. Очень показательно, что Российская Федерация после долгих колебаний в итоге взяла на вооружение старый советский гимн. Слова там теперь изменены, но в гимне ведь главное музыка, тревожащая сердца и память, а она — советская. И в этом есть прямая логика исторического развития России и ее окраин. Великий русский и советский режиссер Владимир Меньшов сказал: «С годами мне стало совершенно ясно: вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии».

В советские времена, к сожалению, не удалось подвести прочную идеологическую базу к понятию «новая историческая общность — советский человек». На практике она малость криво, но вышла на уровень реалий нашего времени. Кстати говоря, и сегодня, в условиях Российской Федерации, где эту практику укрепляют на основании мирного и общего патриотического настроя семьи российских народов, старая советская идеология неявно, но живет. Хотя бы потому, что соборность, общинность — древнее русское свойство и правило жизни. А порознь как выжить?

Мнение пятое: русские долготерпеливы

Тут у нас снова — максима. Освященная именем человека ее придумавшего. Верней сказать, введшего в культурологический европейский оборот. Граф Отто Бисмарк-Шёнхаузен, посол Пруссии в России, прожил в ней достаточно долго, чтобы весьма метко подметить: русские очень долго запрягают, но очень быстро везут. Вообще надо сказать, западным дипломатам той эпохи было опасно ездить в Россию, они в нее влюблялись, как влюбляются в того, кто дает невообразимо много. Это знаменитый британский посланник лорд Керзон подметил: «Каждый англичанин въезжает в Россию русофобом, а уезжает из нее русофилом». Знал, что говорил, значит, и Бисмарк.

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Терпение, особенно в ту, весьма еще христианскую по бытийному наполнению, эпоху на Руси почиталось за первейшую добродетель. Увы, русским блюсти ее всегда было трудно. Но старались! Терпели. Это ведь очень русская пословица: «Бог терпел и нам велел». Долгое такое терпение русское, тягучее, парит, как перед грозой. А после — гроза, та самая, быстрая, и несется она по просторам Евразии безоглядно. Так скинули ордынский гнет после двухсот пятидесяти лет терпеливого сноса, так вставали к мятежу ватаги Разина и Пугачева, так неслись навстречу смерти и новой жизни Первая конная Буденного и танки Катукова.

Она и сегодня затаилась Россия, терпит поношение от мелких сошек, страдает о братьях меньших, введенных во искус «партнерами», копит силы, но отнюдь не злобу. И в этом сила русского терпения — оно количество переводит в качество. А это лучшее, что может представить себе в людях Господь Бог.