Светлана Бондаренко

Донецкий писатель-фантаст нашел способ остановить войну
Донецкий писатель-фантаст нашел способ остановить войну
© Facebook, Владислав Русанов
Светлана Бондаренко — дончанка, один из ведущих специалистов по творчеству братьев Стругацких. В мире! Стругацкими Светлана увлекалась с детства. В университете занималась не только их художественными произведениями, но и публицистикой, критикой, а через 10 лет, когда в СССР стали массово возникать клубы любителей фантастики, через сеть КЛФ связалась с такими же любителями их творчества. В Свердловске на фестивале фантастики «Аэлита» в 1990 году межрегиональная группа по изучению творчества братьев Стругацких, в которую вошла и Светлана Бондаренко, впервые собралась вместе и, собственно, начала своё существование. Группа называлась «Людены». Название — это не выпендрёж, а аналогия: в повести Стругацких «Волны гасят ветер» была группа исследователей «Людены», изучавших историю люденов.

В группу «Людены» вступали не те, кому творчество АБС (Стругацких) просто нравилось (так пришлось бы принимать вообще всех любителей фантастики и не только фантастики), а те, кто именно изучал какие-то аспекты их творчества. «В группе каждый занимался тем, что ему больше нравилось, было интересно, — рассказывает Светлана, — кто-то изучал тексты с точки зрения воздействия на читателя, кто-то собирал библиографию, кто-то собирал редкие издания… Я занялась текстологией. Было интересно, потому что окончательных версий произведений издано не было: каждая публикация чем-то да грешила. Где-то были сокращения, где-то редакторское своеволие, где-то постаралась цензура, где-то элементарные опечатки… Да и сами авторы порой, перенося текст из черновика в чистовик, решали: «Это не пройдёт сквозь цензуру» — и убирали какие-то моменты».

Были и противоположные ситуации — когда редактор или цензор требовали изменить то или иное место в произведении, и Стругацкие находили такой поворот, от которого произведение выглядело ещё более ярким и интересным, чем до этого. Сначала Светлана Бондаренко занималась сверкой изданий, а потом, когда Борис Стругацкий доверил ей архивы (черновики и наброски произведений), стала обрабатывать и их. Результатом должно было стать некое собрание произведений Стругацких, очищенных от цензуры, неправильной редактуры и опечаток. Борис Стругацкий тогда (в середине девяностых) говорил Светлане, что, мол, до следующего собрания сочинений ещё далеко, но она ему на это ответила, что за месяц всё не сделаешь. «Я пока буду делать, — сказала тогда Стругацкому Светлана, — а вот когда появится шанс для издания, то он подключится к моей работе и будет решать по каждому предложенному изменению текста — стоит ли? То есть это была не новейшая редактура, это было восстановление текстов, приведение их к тому виду, в котором произведение задумывалось авторами».

Тексты отличались иногда разительно. Особенно черновики с такими сюжетными линиями или развитием событий, которые авторы позже посчитали менее выразительными и убрали из произведения вообще. Это дало Светлане Бондаренко возможность составить и выпустить четыре тома цикла «Неизвестные Стругацкие: черновики, рукописи, варианты», выходившие в 2005-2008 годах. Теперь они частью вошли в ПСС Стругацких в 33 томах.

Архив

Просто фантастика. О коварном иезуите, еврейском заговоре и подводном гуманизме
Просто фантастика. О коварном иезуите, еврейском заговоре и подводном гуманизме
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк
Светлана возила архив частями домой (в Донецк), обрабатывала его, отвозила назад. После очередного приезда в Петербург Стругацкий попросил Светлану забирать материалы, но пока не привозить назад — мол, у него скоро грядёт капитальный ремонт, и чем меньше папок будет у него, тем лучше. Позже, уже после ремонта, Светлана напомнила об архиве, но Борис Стругацкий ответил: «Сейчас, после ремонта, так удачно всё сложилось по столам, шкафам, антресолям и тумбочкам… Места для тех папок уже нет совсем. Пусть они у вас пока полежат?» Так Светлана Бондаренко стала хранительницей части архива Стругацких. Это около полусотни папок (от небольших — до огромных редакторских, в которых лежало по несколько обычных папок) с черновиками и чистовиками произведений Стругацких. «В основном это были машинописи, но и рукописей было достаточно, — вспоминает Светлана, — особенно раннего творчества, а также всяческих сюжетных планов, разработок отдельных персонажей и пр.».

В 1998 году донецкий (вот уж так совпало!) предприниматель, владелец издательства «Сталкер», большой любитель творчества Стругацких Александр Воронин предложил Борису Стругацкому издать собрание сочинений АБС. Борис Стругацкий дал рекомендацию Светлане Бондаренко и предложил издать не просто очередное собрание, а собрание с восстановленными текстами, а также со своими мемуарами, где он вспоминал, как каждое произведение задумывалось, писалось и пробивалось в печать. Итогом стало 11-томное (с добавленным позже 12-м томом) собрание сочинений. Так называемое чёрное. На второй странице каждого тома факсимиле Бориса Стругацкого гласило: «Предлагаемые читателю тексты произведений являются, так сказать, «каноническими» или, если угодно, «эталонными».

Для справки: макеты этого собрания Александр Воронин позже продал издательству АСТ, которое до недавнего времени выпускало это собрание под разными обложками. Общий тираж собрания со всеми допечатками составил около полумиллиона экземпляров.

Как архив братьев Стругацких спасли от войны в Донбассе

Позже группе «Людены» пришлось работать ещё со многими архивными материалами, полученными как от Бориса Стругацкого, так и от Марии Стругацкой (дочь Аркадия Стругацкого). Рукописи уже далеко не возились, а сканировались поблизости и возвращались на место. Участники группы пользовались сканами рукописей. Первая же часть архива так и оставалась у Светланы Бондаренко. После смерти Бориса Стругацкого Светлана сообщила его вдове и сыну, что часть архива находится у неё. Им было в тот период совсем не до этого, поэтому архив так и оставался у Светланы в Донецке.

Война

Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
© РИА Новости, Анатолий Гаранин Актриса Татьяна Окуневская и писатель Борис Горбатов | Перейти в фотобанк
«Когда началась война, ещё было не известно, до какого места дойдут обстрелы, — вспоминает Светлана, — центр Донецка уже обстреливался (это западнее меня), обстреливалась и Красногвардейка (район Макеевки — это севернее меня). На юге, в Еленовке, стояли «Грады» и гаубицы ВСУ. Дострелят ли до моего дома? Дострелят, если захотят попугать население». Так хранительница архива думала в 2014 году. И если сама Светлана Бондаренко ещё как-то могла бы спастись, угоди снаряд в её дом, то 10-й этаж в случае пожара не давал бы никаких шансов уцелеть бумажному архиву. Было ясно, что архив пора возвращать владельцу — сыну Бориса Стругацкого, наследнику. В то время вывозить архив было столь же опасно, как и хранить его дома, — обстреливались все дороги, ведущие в Россию. Поэтому было решено переправить его в частный дом в более безопасном районе города, в подвал, и надеяться, что там уж огонь не достанет.

Такой подвал предоставил Светлане Бондаренко заместитель председателя Союза писателей ДНР Владислав Русанов. «Архив Стругацких — это более сорока обычных папок с завязками, каждая из которых была набита пожелтевшими листами, — вспоминает Русанов, — архив хранился у Светланы Бондаренко в простом шкафу, на антресолях. В 2014 году в Донецк пытались войти не только со стороны аэропорта, но и со стороны Марьинки, и со стороны Моспино. Если бы начались городские бои, архив вряд ли их пережил бы. Он мог просто сгореть, Светлана бы не смогла в одиночку спасти такое количество папок с рукописями. Она живёт на 10-м этаже, дай бог самой остаться в живых, а уж вытащить архив нереально… Мы аккуратно упаковали архив в пищевую плёнку, упаковывали каждую папку отдельно, обматывали многократно. Перевезли архив в подвал частного дома в Куйбышевском районе Донецка».

В подвале архив пролежал с августа 2014 года по май 2015 года. Зимой Владислав Русанов начал бить тревогу, именно зимой были очень сильные обстрелы и были прилёты уже и в Куйбышевский район. Снаряды ложились рядом с домом (на соседней улице и в соседний огород), но Бог миловал. Боялись, что снаряд попадёт в дом и архив окажется под завалом. Когда дорога в Россию стала безопасной, была вновь предпринята попытка вывезти архив и вернуть его владельцу. С помощью Союза писателей ДНР, Министерства информации ДНР, а также ряда организаций и СМИ России это и было сделано.

Что касается шумихи, поднятой по этому поводу в 2015 году. Собственно, произошло довольно-таки частное событие. Некие вещи были возвращены владельцу. Из-за войны — да. С помощью ряда государственных и общественных структур — за что им лично от Светланы Бондаренко огромная благодарность. Но если российские СМИ ещё как-то правдиво описывали эту ситуацию, то украинские СМИ разразились по этому поводу гневными статьями, что, мол, Россия похитила у Украины ценные раритеты. Были и смешные продолжения.

Как архив братьев Стругацких спасли от войны в Донбассе

«В социальных сетях я как-то набрела на обсуждение передачи архива с предположением, что, мол, не добровольно же Бондаренко отдала эти архивы, небось, на этих архивах и кровь Бондаренко, — вспоминает Светлана, — а одна журналистка по телефону поставила меня в тупик вопросом: «Как вы решились на такое?» — «На что?» — «Ну, на спасение архива Стругацких…» Что сразу нарисовало мне такую картину: иду это я по Донецку, вокруг рвутся снаряды, иду я и замечаю — лежит архив Стругацких, и я принялась его спасать, спасать…»

Продолжение истории

Донецкий щелчок Вересаева: магнит, холера, любовницы-тунеядки
Донецкий щелчок Вересаева: магнит, холера, любовницы-тунеядки
© РИА Новости, Василий Малышев | Перейти в фотобанк
В течение последних 10 лет группа работает над выпуском полного собрания сочинений Стругацких в 33 томах. По инициативе и с помощью того же Александра Воронина. Это собрание включает в себя не только художественные канонические тексты, но и их варианты, архивные художественные произведения, которые по тем или иным причинам не увидели свет, публицистику (статьи и интервью) авторов, переписку братьев между собой, дневники (рабочие и личные) и записные книжки. Каждый том завершается справочным разделом с комментариями и примечаниями, с указателями и библиографией. Структура собрания хронологически-тематическая, т.е. каждый том посвящён определённому году (годам) творчества авторов, а именно: каждый том содержит в себе как художественные произведения, законченные в определённом году, так и статьи и интервью, опубликованные в том же году, а также письма и дневники за этот же период.

Собственно, номерные тома не могут считаться полным собранием сочинений, часть творчества Стругацких будет опубликована в дополнительных томах (переводы Стругацких, произведения, написанные совместно с третьими лицами, интернет-публицистика, переписка с коллегами, друзьями и по работе — с издательствами и киностудиями). Планируются тома с видео- и аудиоматериалами — не фильмы или начитанные книги, а материалы, на которых запечатлены сами Стругацкие: их выступления, беседы и прочее. Сейчас собрание выходит в электронном виде (выпущено уже 25 томов) и в бумажном виде — подарочное издание, тираж 350 экземпляров, выпущено 13 томов. Светлана Бондаренко надеется, что после завершения работы над номерными томами Министерство культуры России или Фонд президента закажут некий тираж в центральные библиотеки России (такие попытки уже были предприняты, но когда там узнали, что собрание целиком ещё не готово, отложили это до полной готовности).

Сейчас архив находится у сына Бориса Стругацкого — Андрея. «Насколько я знаю, — говорит Светлана Бондаренко, — архив планируется передать в музей Стругацких, который под эгидой Фонда президента собираются открывать в Петербурге».