План предполагает проведение прямых переговоров с республиками Донбасса. Украине нужно сформировать официальную делегацию и разработать предложения. Стороны внутриукраинского конфликта могли бы разработать план, который впоследствии был бы выдвинут на общенациональный референдум, после чего можно было бы двигаться к подписанию мирного договора и возвращению территорий политическим путём. Соглашения должны предполагать «особый статус этих территорий на несколько лет — на восстановление мирной жизни и инфраструктуры; возвращение людей в реалии нашей страны и закон про амнистию для тех, кто не убивал и не совершал преступлений». Гарантом исполнения соглашений будет Россия.

Что нового в этих заявлениях? Да практически ничего. Всё это или содержится в Минских соглашениях, или предлагалось другими кандидатами (референдум, например, предложил Зеленский).

Тем не менее, эти предложения стоит разобрать по пунктам.

План Медведчука – автономия Донбасса
План Медведчука – автономия Донбасса
© platform.org.ua | Перейти в фотобанк

Во-первых, Бойко предлагает прямые переговоры между Украиной и Донбассом. Это само по себе очень важно, поскольку ни действующая украинская власть, ни большинство других кандидатов переговоров с Донбассом вести не желают. Тот же Зеленский прямо говорит — буду переговариваться не с теми, кто на Донбассе сидит, а с теми, кто их там посадил. Бойко же говорит, что «миру не известны другие способы невоенного решения конфликтов — позитивно, с возвращением территорий, людей — без переговоров между конфликтующими сторонами».

Во-вторых, Бойко прямо назвал сторону переговоров — власти народных республик.

Украинская сторона их как субъект переговорного процесса не признает, по украинскому законодательству на Донбассе функционирует оккупационная администрация России. Само по себе ведение переговоров требует отмены этого закона. Без этого никаких переговоров не будет.

Кстати, в соответствии с «Минском-2» народных республик не существует. На минских переговорах их представители навязаны Украине как представители Донбасса. Реализация Минских соглашений предполагает ликвидацию ЛДНР.
Бойко же предлагает признать ЛДНР стороной переговоров, что не только означает признание существования республик, но и открывает дверь для сохранения их в составе Украины.

В-третьих, Бойко предлагает сохранить за Россией статус гаранта выполнения соглашений, что совпадает с сутью Минских соглашений. По официальной версии Киева, Россия является оккупантом и выступать в качестве гаранта, соответственно, не может, а, напротив, должна выполнять Минские соглашения (в которых ни слова нет о том, что именно должна делать Россия).

В-четвертых, если ведутся переговоры, где обе стороны выдвигают какие-то предложения, то это требует, чтобы предложения были приемлемы, а результатом переговоров был компромисс.

Например: Украина предлагает проект автономии (его выдвинул Виктор Медведчук), власти ЛДНР предлагают конфедерацию, а в итоге стороны приходят к федерации, примерно в той форме, которая предлагалась Молдавии по меморандуму Козака.

Федерализация Украины. Справка
Федерализация Украины. Справка
© РИА Новости, Игорь Чекачков | Перейти в фотобанк

Напомним, что этот план предполагал создание «асимметричной федерации», а ПМР и Гагаузия получили бы особый статус и возможность блокировать законопроекты, нежелательные для автономий. Молдавия обязывалась соблюдать нейтралитет и предоставить России право на размещение российских войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет в качестве гарантов урегулирования конфликта. Кстати, Дмитрий Козак сейчас один из ответственных за украинское направление в российском руководстве…

Оговорка об особом статусе на несколько лет явно не связана с будущим статусом Донбасса в составе Украины — речь идёт об особом режиме финансирования для восстановления нормальной жизни в регионе.

Заодно это средство безопасности для самого Бойко — призывы к пересмотру территориального устройства сейчас влекут за собой обвинения в государственной измене. А так Бойко только-то предлагает временное решение в рамках реализации Минских соглашений (впрочем, их выполнение тоже приравнено к государственной измене).

В-пятых, относительно референдума.

В трактовке Зеленского референдум — способ (не)выполнения предвыборных обещаний. Он пойдёт на переговоры с Путиным, достигнет каких-то соглашений, вынесет это на референдум и, увы и ах, народ соглашения не утвердит. Не утвердит потому, что сам же Зеленский считает, что мир должен быть только на украинских условиях, т.е. Путин должен сдаться.

Не клоун, а клон. Зеленский предлагает то же самое, что уже делает Порошенко
Не клоун, а клон. Зеленский предлагает то же самое, что уже делает Порошенко
© "Слуга народа 2" | Перейти в фотобанк

В случае с планом Бойко смысл другой — если договариваться с Донбассом на платформе сохранения республик с определённым статусом, это потребует внесения изменений в защищенные статьи Конституции.

В-шестых, относительно закона об амнистии.

Обычно этот момент обходят стороной, но надо признать объективный факт: любая прочная власть на Донбассе — украинская, российская или донецкая — должна будет решать проблему социализации ополчения и кадров республик. И дай Бог, чтобы это решение не предполагало сталинских методов.

Но еще важнее другое — уголовное преследование военных преступников на стороне Донбасса является отражением преследования военных преступников на стороне Украины. Ни одна сторона тут не должна иметь преимуществ.

Ну и пара слов о недостатках плана Бойко.

Прежде всего, сейчас уже совершенно очевидно, что Бойко президентом не станет, а его сторонники большинства на парламентских выборах не получат. То есть реализация соглашений силами новой власти нереальна.

Это не значит, что такой план в принципе нереализуем. Однако украинское население и украинский политический класс нужно заставить понять, что другого пути решения конфликта нет.

Минские соглашения и «холодный мир» Петра Порошенко
Минские соглашения и «холодный мир» Петра Порошенко
© пресс-служба президента Украины / Микола Лазаренко | Перейти в фотобанк

В 2015 году была полная иллюзия того, что военные поражения заставили Украину идти на переговоры. За прошедшие годы эффект от этих поражений превратился в свою противоположность — не только население, но и политическая элита поверила, что это Россия потерпела военное поражение и вынуждена была пойти на уступки. А значит, достаточно подождать, и Россия сама согласится на безоговорочную капитуляцию, с возвращением не только Донбасса, но и Крыма. Как убедить их в обратном без крупномасштабного военного конфликта — совершенно непонятно.

Кстати, российская сторона демонстрирует ту же самую шапкозакидательскую логику — Украина, под гнетом экономического кризиса, должна будет согласиться на российские условия… Исходя из этой логики, Донбасс и Крым в ответ на блокаду должны были броситься назад в объятия Украины. Они же только ещё более убедились, что с Украиной лучше не иметь ничего общего. В случае же с Украиной ничего такого не будет, просто потому, что и самой блокады нет — оборот-то растёт…

Второй момент состоит в том, что, как ни прискорбно, позиция украинской стороны во многом оправдана — суверенитет ЛДНР и легитимность их властей не стоит преувеличивать. А, значит, переговоры в значительной степени придётся вести все равно с Москвой.