Родина промышленной ботаники: Донецкие лимоны противостоят украинской артиллерии
Родина промышленной ботаники: Донецкие лимоны противостоят украинской артиллерии
© commons.wikimedia.org, Vlad Zoloto
Весь научный мир Старого и Нового Света узнал чеканную формулировку еще одного закона мироздания, открытого русским гением: «Свойства элементов, а потому и свойства образуемых ими простых и сложных тел стоят в периодической зависимости от их атомного веса».

По воле случая как раз в это время заканчивались последние приготовления к подписанию с российской стороны договора о разрешении императором Александром II создать британско-российское Новороссийское общество. Ему будет суждено построить в донецких степях ядро промышленного региона Донбасс — город Донецк с окрестностями. Через 9 лет после подписания царской бумаги и регистрации Новороссийского общества в Лондоне, Дмитрий Менделеев приехал в Донбасс.

Случилось это в феврале 1888 года. Затем, в марте и апреле профессор Менделеев приезжал еще два раза. И не с туристическими целями, естественно.

Выполняя поручение министра

Поехать в Донбасс Дмитрию Ивановичу поручил царский министр государственных имуществ Михаил Николаевич Островский, младший брат великого русского драматурга. Менделеев был не только химик, но и прекрасный статистик, социолог, экономист, а говоря современным языком еще и логистик, гидрограф, геолог и футуролог.

Наезжал в Донбасс Менделеев, судя по всему, из Харькова, где все-таки была цивилизация и удобства, а то и из своего имения Боблово в Подмосковье. Каждая из поездок длилась по 2-3 недели. По итогам вояжей в мае 1888 года Дмитрий Иванович начал писать на имя министра Островского подробный доклад, который стал основой для социолого-экономического очерка «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца», по свежим следам опубликованный журналом «Северный вестник», который по русскому обычаю старых времен литературой считал не только беллетристику и поэзию, но и злободневную публицистику.

Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
© Скриншот

Менделеев: уголь — наше все, а он в Донбассе

Можно, конечно, ошибиться, но, наверное, все-таки нет в историографии Донбасса примеров большего пиара края. Столько говорить о пользе подземных богатств региона, лежащего вдоль берегов Северского Донца, сколько говорил Менделеев, никто не смог. При этом разговор велся вольный, но с цифрами и фактами, публицист Менделеев оставался все-таки прежде всего ученым.

Главная мысль и доклада министру, и очерка состоит в том, что уголь — это наше все. Проще говоря, Дмитрий Иванович утверждал, обращаясь и к властям, и к обществу, что процесс освоения угольных богатств России хотя и идет уже полным ходом, но должен приобрести масштабы общенациональной битвы за индустрию. По сути дела, многие положения экономической публицистики Менделеева были воплощены в государственном строительстве и протекционизме в эпоху сталинской индустриализации. Но во времена Менделеева не просто полезность, а историческую неизбежность массированной атаки на подземную кладовую у Донца еще приходилось доказывать, подчеркивать, что Донбасс — это единственная для России возможность прийти к энергетической безопасности страны.

Словом, делом и углем: Агент влияния Менделеев

Создатель периодической системы элементов объяснял: «Каменный уголь потому и получил свое современное значение, что проник уже во все стороны людской деятельности. Вот и эту книгу печатают, двигая станок углем и газом, из него получаемым, пользуясь металлом, на угле добытым и на угле приехавшим к месту назначения. В этой пушке, в этом станке, даже в моей возможности поехать на Донец, во всем так или иначе замешан уголь».

В Донбассе его носили на руках

Все три поездки Менделеев старался охватить как можно больше сфер угольной и смежной тематики. Он объехал практически весь Донбасс в его тогдашних географических границах — от Славянска до Юзовки, от Лисичанска до Грушевска (ныне г. Шахты Ростовской области РФ). В собрании сочинений Дмитрия Менделеева приводится ровно 100 населённых пунктов, которые он посетил за свою жизнь. Среди них 14 — в Донбассе.

Менделеева интересовало все. В Лисичанске он посетил старейшую в России школу штейгеров (горных мастеров), прочел там лекцию, после которой, по воспоминаниям очевидцев, учащиеся школы несли его на руках на вокзал.

Словом, делом и углем: Агент влияния Менделеев

Сам ученый написал после этой встречи: «В Лисичанске есть учрежденная правительством штейгерская школа. Хотя я сам видел ее, хотя я видел, что здесь готовят не баричей, не доктринеров, хотя я считаю вместе со всеми в крае школу эту отлично веденною, но, как натуралист, больше всего я ценю приговор действительности, а жизнь многих рудников, виденных мною, показала, что Лисичанская школа дает именно тот класс практических деятелей, каких вообще мало выпускают наши учебные заведения».

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
В Макеевке на шахтах генерала Иловайского Дмитрий Иванович вместе с начальником Донского горного округа Николаем Иоссой спустился под землю — к забою. Он ездил в Грушевск и Сулин — смотреть металлургический завод генерала Пастухова, и в Юзовку — оценить технологии выплавки чугуна на коксующихся углях. Качество и угольных пластов, и самих углей Берестовско-Кальмиуской низины впечатлило маститого химика. Рассуждая о том, что Пастухов, несмотря на все свои личные заслуги в металлургии, все-таки проигрывал Юзу именно из-за того, что взялся варить чугун на антраците, Менделеев настаивал на том, что Юзовскому металлургическому заводу успех способствовал именно из-за применения правильного кокса. Подводя черту под рассказом о том, как НРО и ее директор Юз достигли успеха в коксовании углей для металлургического производства, Дмитрий Иванович заметил: «Словом, недавняя пустыня ожила. Успех полный. Возможность доказана делом». Сто с лишним лет спустя эти слова написали на гербе Донецкой области.

Донбасс как залог экономической безопасности России

Увиденное в Донбассе позволило Менделееву сделать ряд глубоких обобщений. В основном, они касались того, как именно работать с полезными ископаемыми. Ученый не видел иного пути к упрочению могущества русского государства, кроме полного овладения угольными богатствами:

«Мне кажется, что сила России возрастет во много раз, если промышленность наша укрепится, обосновавшись на разработке каменного угля, что без этого есть даже много для нас опасности подчиниться внешнему экономическому давлению», — предупреждал Менделеев.

При этом он показывает себя не ксенофобом, не бездумным «квасным патриотом», он просто призывает к здравому смыслу в освоении Донецкого края: «Хотя я и не принадлежу к числу лиц, до забвения очевидности боящихся иностранцев, их участия в наших промышленных делах, хотя я убежден, что не только иностранные капиталы, но и сами иностранцы нам еще очень полезны, потому что люди и капиталы создают предприятия и идут на риск, к какому наши люди и капиталы мало привычны, тем не менее, и мне, как всякому русскому, желательно, чтобы свои, русские пользовались некоторым перевесом в делах предстоящих в России… Но из-за боязни иностранных капиталов дело тормозить — считаю просто вздорным».

Словом, делом и углем: Агент влияния Менделеев

Менделеев обосновал использование в логистических целях судоходства по Северскому Донцу, обосновал выгоды от сети подъездных путей, показал, как правильно использовать таможенные и иные пошлины и сборы, чтобы привлечь предпринимательство в край новых горизонтов.

 

Агент интересов Донбасса

Продолжал начатое дело Дмитрий Иванович и покинув Донбасс уж навсегда. Он писал о выгоде угля, стали, ртути, соли и соды, железных и медных руд, гипсов и мергеля Донбасса — всего набора подаренных этому краю природой  минеральных богатств. Слал письма министрам и трижды — императору Николаю II, публиковал статьи в русских и иностранных журналах. Наконец, много рассказывал своему зятю, великому поэту Александру Блоку, который написал о Донецком крае стихотворение «Новая Америка»:

Черный уголь — подземный мессия,
Черный уголь — здесь царь и жених,
Но не страшен, невеста, Россия,
Голос каменных песен твоих!
Уголь стонет, и соль забелелась,
И железная воет руда…
То над степью пустой загорелась
Мне Америки новой звезда!

Сразу видно, чье влияние, не так ли?

Письмо Пятова: Голкипер «Шахтера» понял, что в Донецк ему уже не вернуться
Письмо Пятова: Голкипер «Шахтера» понял, что в Донецк ему уже не вернуться
© РИА Новости, Владимир Песня | Перейти в фотобанк
В своем более чем выдающимся очерке о Донбассе Менделеев показал себя не только знающим публицистом и острым полемистом, но и мастером слова. Некоторые из его описаний Донбасса и скрытых в его недрах богатств дышат подлинной поэзией. А еще они точно передают лицо народа края — людей предприимчивых, трудолюбивых, мечтающих. И знающих, как мечту перевести в звонкий металл и прочие удобства жизни. И наоборот:

«Таких людей уже немало в Донецком крае, не только в виде массы бывших слушателей Горного института, но и между живыми деятелями местности. Вот натуралист хочет охватить тайну из вещей, некогда свершившихся в крае, его приглашают сколачивать деньги со знанием природы, а он только выбивает ракушки из обнаженных пластов. Здесь технолог сел на фабрику природы. Тут доктор изучил горное дело, полюбил его больше лазаретов, и сделал на нем себе достаток. Там гусар и казак бросили седло, всю утеху нашли в горном деле, и с порывом, вскачь преследуют каменноугольные пласты. Здесь путеец проводит кратчайшие пути к добыче состояния на угле».

Привязанность к угольному краю у великого ученого осталась на всю жизнь. Болея за Россию, он не мог себе представить ее будущего без бурного и всестороннего развития промышленного Донбасса. И поощрял всяческое знакомство с ним полезных людей. Кстати, через два года после своей донбасской «экспедиции» Менделеев настойчиво советовал «съездить на Донец» молоденькому выпускнику физмата Московского университета Сергею Толстому, сыну великого писателя. Тот совету внял, съездил, побывал в нескольких шахтах, вернувшись, также написал очерк. Думается, Менделеев был доволен — еще один голос в пользу Донбасса.