«Провокация — мать революции», — писал Дмитрий Корчинский. Порошенко эту фразу переосмыслил. Ему революция не нужна, для него провокация — способ сохранения власти.


Предпосылки

В чём особенность хорошей провокации? В том, что её жертвам никак не вывернуться, любое их действие будет обращено против них.

Классический пример удачной провокации — события в Керченском проливе. Как сказал министр обороны Степан Полторак, «Путин и РФ ждали провокации с нашей стороны, чтобы начать полномасштабную агрессию против Украины». Дождались.

Напомним, что появилась эта провокация не на ровном месте.

С одной стороны, у Порошенко возникла острая необходимость учудить что-нибудь эдакое — рейтинг не растёт, Тимошенко лидирует, «Северный поток» строится (причём Трамп отказался от идеи вводить санкции против европейских компаний, участвующих в строительстве), отношения Запада с Россией сглаживаются, об Украине все забыли.

С другой стороны, была создана основа для осуществления провокации — напряженность вокруг Азовского моря нагнеталась с момента захвата «Норда» в марте этого года. Рвануть должно было обязательно, и оно рвануло.


Инцидент

Если говорить о самих по себе событиях в Керченском проливе, то у России не было варианта действий, который бы не был негативно для неё истолкован.

Понятно, что наилучшим вариантом было бы морское сражение, которое бы закончилось героической гибелью эскадры и началом формирования «морской сотни». Однако украинские моряки воздержались от такого развития событий, да и российские коллеги тоже явно к нему не стремились.

Впрочем, реализованный вариант ничем не хуже и даёт дополнительные бонусы в виде возможности для проведения кампании по вызволению украинских моряков из российского плена (печальный опыт Савченко подсказывает, что кампанию надо проводить так, чтобы она не привела к успеху).

Военное положение на Украине. Справка
Военное положение на Украине. Справка
© Украина.ру

Если бы украинские моряки получили возможность вернуться — вариант худший, но при этом не безвыигрышный — всё равно можно было бы возмущаться тем, что украинские корабли не пускают по украинскому Керченскому проливу в украинское же Азовское море. Актуализация темы оккупации Крыма — налицо.

Если бы, например, россияне пропустили корабли в Азовское море, наверняка был план «Б». Можно было бы, например, инсценировать попытку подрыва Крымского моста. Или ещё что-то такое в этом же духе.

Порошенко и новая политическая реальность. Провокация как стиль жизни


Выигрыши

За счёт провокации возникает целая охапка бонусов для действующего президента.

Во внутренней политике можно ввести военное положение и запугать людей до икоты. Это очень важно, потому что страх — серьёзный мотиватор, а Порошенко, по большому счёту, кроме войны больше и предложить-то нечего (учитывая, что тема томоса зашла совсем уж не в ту степь).

Кстати, несмотря на то что процесс пошёл не слишком удачно (не удалось ввести ВП на всей территории и на два месяца, не удалось «обкатать» выборы в территориальных общинах в условиях ВП и т.п.), главный результат достигнут — население действительно запугано. И сообщил об этом не кто-нибудь, а главный конкурент Порошенко — Юлия Тимошенко. Это позитивный сигнал — не стала бы она переживать, если бы испуг не заблокировал у избирателей восприятие её собственной предвыборной агитации. Значит, если продолжать кампанию в там же духе, можно устранить конкурентов без каких-то радикальных мер, которые могут вызвать недовольство международного сообщества.

Тимошенко в условиях военного положения
Тимошенко в условиях военного положения
© Facebook, Юлія Тимошенко | Перейти в фотобанк

Во внешней политике нужно было вернуть внимание к Украине. Этого достаточно, поскольку Запад настроен реагировать на вызовы из региона одним единственным образом — осуждая российскую агрессию.

Конечно, можно было бы ожидать большего — введения санкций, предоставления военной помощи… Однако и полученный результат совсем неплох. Как минимум МВФ пообещал предоставление транша, несмотря на введение военного положения. Успех? Безусловный…

Правда, есть и издержки. Тимошенко, например, поехала в США и встречалась там с явными «ястребами» местной администрации, очевидно, за тем, чтобы привезти гарантии — США на страже демократических завоеваний, никто на Украину не нападёт, а потому ВП не нужно. А потом ситуация будет решаться по-другому — США выходят из договора о РСМД, а Украина в него очень удачно вписывается. Другое дело, что США вряд ли захотят настолько рисковать, чтобы размещать ракеты на территории Украины, но какие-то элементы инфраструктуры — почему бы и нет? Ну и, понятно, договориться о таких гарантиях безопасности может не Порошенко, ставший фактически нерукопожатым, но новый лидер нации. С косой.

Это война! Украина будет задерживать в Черном море все суда РФ и стрелять на поражение
Это война! Украина будет задерживать в Черном море все суда РФ и стрелять на поражение
© Facebook, Міністерство оборони України | Перейти в фотобанк

Однако и тут есть лекарство — ведь напряженность можно ещё нагнетать и нагнетать… Сам же Порошенко обозначил, что военное положение может снять только Путин, если пойдёт на уступки. Например, начнёт перемещать российские войска на российской территории в соответствии с пожеланиями Порошенко. Поскольку этого не случится, Порошенко «будет вынужден» продлять ВП. А ведь есть ещё множество замечательных идей — не зря же на границу отправляют десантников, а украинским пограничным кораблям разрешили открывать огонь без предупреждения (очевидно, и в тех случаях, когда их встретят в чужих территориальных водах).


О провокациях как таковых

Это только один пример того, как путём провокаций создаётся новая политическая реальность. Профит можно извлекать практически из чего угодно.

Вот, например, создание новой церкви — неиссякаемый источник новых тем и смыслов. Тут и томос как второй акт о независимости. Тут и Генпрокуратура, которая начала проверки по заявлениям спикера Парубия об убийствах украинских солдат православными священниками на Донбассе (угадайте, откуда Парубий это знает?). Тут и заявление того же Генпрокурора о том, что нападение на активистов — покушение на государственную власть (очень актуально в контексте возможного захвата активистами православных храмов).

Такой же источник всего и вся — расторжение договора о дружбе и сотрудничестве с Россией. Теперь любые шаги российской стороны, предпринятые в соответствии с новой юридической реальностью, можно рассматривать как недружественные и даже агрессивные. И в это поверят и внутри, и вовне страны.

Отменить уже отмененное. Как Порошенко в очередной раз разрывает с Россией
Отменить уже отмененное. Как Порошенко в очередной раз разрывает с Россией
© РИА Новости, Михаил Мокрушин | Перейти в фотобанк

Порошенко всё же выдающийся политик. Он не реагирует на вызовы и раздражители, а создаёт совершенно новую реальность, принуждая действовать в своих интересах не только население и политиков своей страны, но и крупных международных игроков. Это, заметьте, притом что Украина — страна во всех отношениях не очень сильная…

Единственно, «ткань бытия» обладает не беспредельной прочностью и гибкостью. Может и порваться. Например, если слишком долго держать страну в состоянии военного положения, военные могут сообразить, что не нуждаются в политиках для того, чтобы управлять страной. Или людям просто надоест бояться. Или ещё что… Как говорят в народе, никогда так не было, чтобы не было никак.