Издание Украина.ру решило выяснить, что теряет самый богатый украинец в результате конфликта в Керченском проливе.
Как заявил председатель Госпогранслужбы Украины Петр Цигикал, Россия пропускает через Керченский пролив в первую очередь собственные и иностранные суда, которые идут в их порты, а уже потом — корабли, которые направляются в украинские порты. По его словам, таким образом россияне намеренно заставляют украинские и иностранные торговые суда долго ожидать прохода.
«Идет тихая экономическая блокада. Практически режим они не изменили, только усложнили. Соответственно такое количество судов в маленьком проливе влияет и на безопасность судоходства», — заявил глава ГПСУ.

В администрации морских портов Украины уверены, что порты «Бердянск» и «Мариуполь» могут увеличить перевалку грузов на 800 тыс. тонн в год в случае прекращения «противоправных действий со стороны России».

Ничего личного, только политика. Россия нанесла удар в тыл Порошенко и Ахметова
Ничего личного, только политика. Россия нанесла удар в тыл Порошенко и Ахметова
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк

«Проход нескольких судов в первые дни декабря не решает проблем, которые привели к почти двукратному сокращению количества судозаходов в украинские порты», — сообщает АМПУ.

Украинские порты Азовского моря сократили грузопоток более чем в два раза и вынуждены перейти на четырехдневную рабочую неделю, а также сокращать сотрудников, сообщил в Facebook  министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян.

Очевидно, что эскалация ситуации, спровоцированная попыткой «дерзкого прорыва» трех военных украинских кораблей через Керченский пролив, оборачивается многомиллионными убытками украинской экономики. И удар этот приходится в основном по бизнесу украинского долларового миллиардера Рината Ахметова, которого за глаза еще называют самым богатым украинцем.

Империя Ахметова

Недавно стало известно, что единственным украинцем в списке 500 мировых миллиардеров, рейтинг которых составляет экономическое информагентство Bloomberg, остается по-прежнему Ринат Ахметов с активами в $5,78 миллиарда долларов. И хотя вооруженный конфликт на востоке страны и потеря из-за экономической блокады со стороны официального Киева ряда предприятий в Донбассе ощутимо ударили по карману Ахметова, обрушив цену его активов с $16 миллиардов, украинский миллиардер начал постепенно восстанавливать свои позиции, поднимаясь вверх в мировых рейтингах самых богатых людей.

С началом войны его капитал начал стремительно падать — в 2015 году до $6,7 миллиарда, в 2016-м — до $2,3 миллиарда. Но уже через год показатели поднялись вдвое — до $4,6 миллиарда, а еще через год, в 2018-м — до $5,5 миллиарда. Такую положительную динамику Ахметова эксперты связывают с повышением цен на сталь и руду на мировом рынке в 2017 году.

Недавно опальный бизнесмен Игорь Коломойский в интервью каналу KishkiNa рассказал, что после бегства Виктора Януковича и его окружения в Россию, их сферы влияния достались Ахметову.

Ринат Ахметов. Справка
Ринат Ахметов. Справка
© РИА Новости, Сергей Старостенко | Перейти в фотобанк

«Плохо лежало — не побрезговал, взял. В результате сегодня Ринат Леонидович контролирует 30% ВВП. А при Януковиче контролировал в лучшем случае 15 или 20%. С другой стороны, ВВП стал в два раза меньше», — отметил Коломойский, добавив, что Ахметов взял под свой контроль половину валютной выручки на Украине, хотя раньше контролировал лишь 20 или 25%.

По утверждению бывшего депутата Верховной Рады Олега Царева https://ukraina.ru/exclusive/20170310/1018394430.html, Ахметов является монополистом в вывозе железорудного сырья. Он вывозит его через Мариупольский порт. По словам Царева, национализированные предприятия Ахметова в ЛДНР приносили в бюджет Украины 2%, а вывоз железорудного сырья — 12%.

В бизнес-империю Ахметова входят более 100 предприятий, которые объединяет крупнейшая финансово-промышленная группа Украины System Capital Management (СКМ). Наибольшие прибыли СКМ приносят горно-металлургические и энергетические активы — металлургическая корпорация «Метинвест» и энергетический холдинг «ДТЭК».

Как Керченский кризис отразится на финансах олигарха Ахметова и Украины

На сегодня энергохолдинг ДТЭК Рината Ахметова контролирует 75% рынка тепловой генерации и 85% добычи угля в стране. При этом Антимонопольный комитет Украины до сих пор не признает ДТЭК монополистом на рынке электроэнергии. На днях стало известно, что украинский министр энергетики Игорь Насалик подал на рассмотрение правительства документ, принятие которого позволит ДТЭК Ахметова еще больше укрепить свое монопольное положение на рынке тепловой генерации и заработать сверхдоходы в размере более 4 млрд гривен в год.

В марте 2017-го «Метинвест» заявила о полной потере контроля над всеми своими активами на временно неподконтрольной Украине территории. Тогда прекратили работу семь предприятий «Метинвеста»: «Енакиевский металлургический завод», «Енакиевский коксохимпром», «Харцызский трубный завод», «Комсомольское рудоуправление», «Краснодонуголь», «Донецккокс» и ООО «Метален».
Но все же существенная часть основного бизнеса осталась на контролируемой территории, в том числе два крупных металлургических комбината — Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича и «Азовсталь». И оба — в Мариуполе, на берегу Азовского моря.

Вотчина «Метинвеста»

Как рассказал в интервью одному из украинских СМИ директор Мариупольского торгового порта Александр Олейник, начиная с 2000-х годов через порт Мариуполя пошел более стабильный рост перевала металлопродукции, угля, глины, и порт в среднем перерабатывал от 12 до 15 миллионов тонн грузов. Основной номенклатурой являлась металлопродукция. Самые большие показатели в 8,5 и 8,7 миллиона тонн в год были представлены всеми комбинатами донецкого и луганского региона: «Азовсталь», им. Ильича, Енакиево, Макеевка, Алчевск, ДМЗ, «Донецксталь», Электросталеплавильный завод. Основные показатели и доходы порта — это переработка металлопродукции. Следом за металлом шел уголь.

«Угля мы перегружали в год порядка 3,5-4 миллионов тонн. Тут были представлены шахты Донецкого и Луганского региона. Из этих 3,3-4 миллионов тонн около 800-900 тысяч был транзит, т.е. уголь из Кузбасса и Ростовской губернии. Уголь был всех марок, перегружался через погрузочный комплекс и шел в Болгарию на ТЕЦы, Италию, Испанию. Шел металлургический сортовой уголь марок АКО, АС, АМ на Италию, Испанию. Более того, какие-то партии мы комплектовали и отправляли в США на Большие озера. Один раз в два месяца мы накапливали 25 000-е лоты и туда отправляли. По итогам года получалось где-то 200 000 тонн на Америку», — рассказал Олейник.

Корнейчук: Ахметов всех порвет за Порошенко в качестве президента
Корнейчук: Ахметов всех порвет за Порошенко в качестве президента
© Сommons.wikimedia/Juda Engelmayer

Самый большой показатель перевозок Мариупольского порта был достигнут в 2007 году и составлял 17,5 млн тонн груза. В феврале 2017-го Мариупольский порт планировал принимать грузы от «Донецкстали» и Енакиевского металлургического завода, которые были зарегистрированы на территории Украины. Планировалась ежемесячная доставка 50 тыс. тонн чугуна с «Донецкстали» и порядка 20-30 тысяч тонн заготовки из Енакиево. Но экономическая блокада Донбасса поставила крест на этих планах. По словам начальника порта, после всех кризисов на складах порта хранится около 200 тыс. тонн груза, то есть в десятки раз меньше.

На сегодня основная грузовая база Мариупольского порта — 2 завода «Метинвеста»: «Азовсталь» и меткобинат им. Ильича, которые отгружают в месяц 350-400 тысяч тонн металлопродукции на экспорт. Мариупольский порт также принимает ежемесячно порядка 150-200 тысяч тонн импортного угля для металлургических заводов.

Не металлом единым

На фоне нестабильности перевалки металла порт пытается привлечь другой перспективный экспортный груз — зерно. На строительство зернового комплекса государство планирует потратить почти полмиллиарда гривен. Среди крупных зерновых компаний, занимающихся производством зерна в экспортных масштабах, ближе всего к Мариуполю располагается холдинг HarvEast, созданный в 2011 году на базе сельскохозяйственных активов Мариупольского металлургического комбината им. Ильича. Акционерами HarvEast Holding являются группа СКМ Рината Ахметова и группа Смарт-Холдинг Вадима Новинского.

В октябре этого года HarvEast вложил $2 млн в линию по доработке семян в Донецкой области.
«В 2019 году после увеличения производственных мощностей завод будет дорабатывать семена пшеницы, подсолнечника, бобовых и кукурузы как для нужд HarvEast, так и для внешних потребителей», — сообщили в компании.

Эксперты отмечают, что доля портов Азовского моря в перевалке зерновых, выращенных в восточных регионах, сейчас составляет всего 11%. Для того чтобы загружать портовой элеватор Мариупольского порта, производителей из Донбасса будет недостаточно, управление рассчитывает привлекать поставщиков из других областей.

Как Керченский кризис отразится на финансах олигарха Ахметова и Украины

Держать руку на пульсе

«Действительно, в Мариуполе расположены два крупнейших металлургических предприятия «Метинвеста» — «Азовосталь» и ММК им. Ильича. Действительно, Мариупольский порт по-прежнему остается для предприятий группы стратегическим объектом, нацеленным на экспорт. Мариупольские заводы группы отправляют через Мариупольский порт более половины экспортного грузопотока. За 10 месяцев этого года через порт ушло на экспорт около 25% черных металлов из Украины, это 3,6 млн тонн.

Однако грузопоток в порту снижается год от года. Впрочем, украинские грузовладельцы уменьшали объемы перевалки через эти порты преимущественно не из-за связанных с Керченским проливом событий, а из-за с неблагоприятной конъюнктуры на внешних рынках и сложностями в связи с утратой части металлургических мощностей на Донбассе», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру экономический аналитик Александр Рябоконь.

Как подчеркнул аналитик, Бердянский морской транспортный порт уже не настолько важен для украинских метпредприятий — существенных объемов металлопродукции там не переваливалось, хотя еще в 2014 году в структуре грузов порта значимым товаром были руда и кокс (не менее 30% объемов перевалки).

«Однако сейчас и эти виды грузов практически исчезли из номенклатуры Бердянского порта. В 2014 году металлурги через стратегический для них Мариупольский порт экспортировали 7,1 млн тонн черных металлов, или 30% внешних поставок. В структуре грузов порта продукция металлургов занимала больше 35%. В 2015 году объемы перевалки черных металлов через Мариуполь сократились на 40%, до 4,5 млн тонн, и с тех пор результат существенно не изменился. За годы конфликта в Донбассе металлурги переориентировали небольшую часть своих грузопотоков в другие порты, но это связано больше с географией их поставок, чем с проблемами в Керченском проливе, хотя несколько раз РФ уже ограничивала движение судов», — пояснил Александр Рябоконь.

Он отметил, что, поскольку и черноморские украинские морские порты не загружены на 100%, теоретически они смогут принять на себя грузы, которые сейчас переваливают Бердянский и Мариупольский.

Ахметов и Колесников открестились от сотрудничества с Манафортом
Ахметов и Колесников открестились от сотрудничества с Манафортом
© flickr.com

«Всё дело в стоимости логистики и качестве инфраструктуры. Везти груз из Мариуполя к портам Черного моря означает автоматически увеличивать расходы на железнодорожные перевозки и пересматривать контракты с судовладельцами. Качество железнодорожной инфраструктуры упирается в узкую пропускную способность ряда участков и острый дефицит локомотивов и вагонов, осложняющийся во время пика зернового экспорта из Черноморских портов. Исходя из этого, в условиях реализации сценария длительной приостановки прохода судов через Керченский пролив украинским металлургам быстро и эффективно решить проблему с переориентацией грузопотока не удастся. Проблемы с вывозом продукции неизбежно приведут к росту транспортных расходов и снижению конкурентоспособности на внешних рынках, что отразится на объемах производства», — считает аналитик.

По его мнению, на данный момент реализация этого сценария крайне маловероятна по двум причинам.

«Во-первых, из-за значительных прямых и косвенных взаимных убытков ряда стран и компаний, причастных к процессу торгового судоходства через Керченский пролив. А, во-вторых, скажем так, пульс удобней контролировать, когда он бьется, и совсем нет смысла в обратном случае», — заключил Александр Рябоконь.