Чтобы понять, как и зачем появился в Одессе четырехзвёздочный 19-этажный отель, нужно вернуться в середину 90-х годов.

Получив независимость и последующий за ней хаос изменений, Украина потеряла стекавшийся со всего Союза на ее черноморские курорты поток туристов. Наработанные десятилетиями туристические маршруты перестали привлекать бывших сограждан из-за открывшегося зарубежья. Да и отдыхать многим было не на что.

Для оживления туристического потока нужна была новая концепция туристического и круизного отдыха.

Нью-Васюки по-одесски

В 1996 году руководство Одесского порта обратилось в Одесский институт инженеров морского флота (ныне Одесский национальный морской университет), который одесситы называют «Водный», с просьбой разработать концепцию развития туристического бизнеса в Одесском порту.

Как Киев потеряет Одесскую область
Как Киев потеряет Одесскую область
© evroportal.ru | Перейти в фотобанк

Во времена Союза институт занимался подготовкой специалистов для управления торгового флота СССР, в том числе в туристическом и пассажирском направлении. Профессура «Водного», вдохновившись западным опытом, предложила «портовикам» стандартную западную схему «аэропорт-гостиница-судно».

Особенностью круизного бизнеса является единовременное обслуживание большого количества людей, проживающих в разных городах, на большом расстоянии — от порта отправки лайнера. Ведь для того, чтобы отправить всех пассажиров в один день на одном и том же теплоходе, их необходимо свезти в Одессу со всех концов Европы или бывшего Союза с разницей около двух суток до отправки лайнера. К тому же всех этих людей нужно поселить желательно в одну гостиницу.

Аэропорт и морской порт в Одессе имелись, с судами проблем не было, а вот гостиницы достойного уровня комфортности, вместимости, сопоставимой с объемом пассажирского парохода, да еще и рядом с портом не было совсем. Причем, согласно заключению специалистов ОИИМФ, новый гостиничный комплекс фигурировал в качестве ключевого в концепции развития туристического бизнеса в Одесском порту! Именно «ключевитость» идеи подводит нас к истинным целям проекта.

Вдохновившись такой идеей и возможностью хорошо заработать на ее реализации, руководство Одесского порта лоббировало в Министерстве транспорта Украины соответствующее разрешение, которое и было получено в 1998 году.

Время смыло многие следы в этой грязной истории, поэтому сложно сказать, что в ней появилось раньше — курица или яйцо. Что было сначала: заключение «Водного» или желание заработать на проекте у пока не установленных лиц, но сомнений в профессионализме еще советской профессуры «Водного» быть не может, а вот в заинтересованности — возникает…

Специалисты «Водного» прекрасно знали, в каком состоянии находится ЧМП, великолепно разбирались в окупаемости туристических маршрутов Причерноморья и в их непривлекательности для туристов. Да и размер «благодарности» по таким вопросам тогда был чисто символическим. Впрочем, совесть отогревала грядущая стройка как таковая, ведь рабочие были их соотечественниками.

Чтобы полностью разъяснить читателю абсурдность схемы «аэропорт-гостиница-судно» в условиях 90-х в Одессе, необходимо знать туристическую конъюнктуру круизного бизнеса того времени. С распадом Советского государства и исчезновением плановой экономики круизы по линии Крым-Кавказ из-за ставших рыночными цен на топливо и выросшими зарплатами моряков сравнялись по стоимости со средиземноморскими. А прибрежные государства Черного моря, пострадавшие из-за гражданских конфликтов, стали опасны для посещения, поэтому не могли выдерживать конкуренции с теплыми средиземноморскими направлениями.

В этой ситуации гнать пассажирский лайнер из Средиземного моря в Одессу было глупо, ведь проще организовать или воспользоваться уже существующим туристическим хабом на средиземноморском побережье.

Остается только гадать, в чьей голове зародилась идея этой аферы, где все было затеяно ради «процесса», а не результата.

Страшная судьба «Одессы»: история одной аферы

Подарок на день дурака

Сооружение объекта предложили фирме-застройщику, которая якобы имела опыт возведения подобных комплексов в Киеве. Поскольку оперирование гостиничными комплексами не было профильной деятельностью порта, а еще чтобы побольше заработать, администрация порта поставила условие: фирма-застройщик должна вложить в строительство 20% собственных средств, а по окончании строительства найти оператора.

Криминальная Одесса. Белые нитки в деле против мэра Труханова
Криминальная Одесса. Белые нитки в деле против мэра Труханова
© Facebook, Геннадий Труханов

Читателю следует заострить внимание на этом условии. С учетом абсурдности самой затеи идея — гениальная: по завершении строительства и распила дивидендов передать заведомо неприбыльный объект будущему потерпевшему, желательно иностранному.

По странному совпадению фирмой-застройщиком оказалась стивидорная (занимающаяся загрузкой и выгрузкой судов в портах) компания ООО «Бруклин-Киев», имеющая сейчас в Одесском порту грузовой, зерновой, контейнерный терминалы, занимающаяся агентированием судов. Ей принадлежит более 40 процентов всего объема услуг оказываемого портом.

Основной владелец компании — бизнесмен и бывший губернатор Одесской области Владимир Немировский, личность неординарная. Помимо владения заводом «Стальканат» и доли в банке «Пивденном» он обладает диагнозом «шизофрения». 2 мая 2014 года Немировский в окружении охраны наблюдал за побоищем в центре города. А позже на своей странице в Facebook он полностью оправдал действия палачей майской бойни.

Но речь не об этом. Немировский хоть и шизофреник, но не дурак, поэтому не мог упустить возможности поучаствовать в «освоении» фантастического по тем временам бюджета будущей гостиницы — 24 миллиона 700 тысяч долларов США. Причем 80% бюджета выделялись по линии порта, остальное «Бруклин-Киев» внёс сам.

Поскольку порт самостоятельно не мог вложить в строительство почти 20 миллионов долларов, деньги на это выделили из госбюджета. А вот теперь раскрывается роль 20%, вносимых на строительство ООО «Бруклин-Киев». По информации наших источников, эти 20% (около 5 миллионов долларов) и стали основным бюджетом стройки, а остальные 20 миллионов, полученные от госбюджета через порт, стали призом организаторов этой затеи. Это и стало решающим фактором в будущем обреченной гостиницы.

Фактически подконтрольный Немировскому «Бруклин-Киев» стал «прокладкой», через которую шли все финансовые потоки на строительство гостиницы. Это же избавило порт от ответственности касательно будущей окупаемости объекта.

Очень интересно сложилась судьба 20 процентов в доле гостиницы, которые получил «Бруклин-Киев», они были переданы в равных долях в собственность двум физическим лицам: одесским бизнесменам Александру Галицкому и Семёну Суханову.

Читатель ведь не забыл, что на фирму застройщика возложили обязанность найти будущего оператора гостиницы? Вот здесь и подсуетился Владимир Немировский.

Обладающий широкими связями в еврейском бизнес-сообществе, Немировский привлек на роль оператора будущей гостиницы компанию Kempinski Hotels. Основателем сети был Рихард Унгер, бежавший в 1937 году из нацистской Германии из-за преследования евреев.

История надежно сохранила тайну этих переговоров, но по имеющейся у автора информации решающим фактором для Кемпински стала подготовка к открытию в Одесском порту свободной экономической зоны. Однако компания, видимо, была не в курсе, что распространится зона только на территорию Карантинного мола.

Страшная судьба «Одессы»: история одной аферы

Порто-франко не будет

Стройка будущей гостиницы проходила ударными темпами — даже по меркам советского времени. Возведение такого объекта за два года под ключ — фантастическая скорость. И уже первого апреля 2001 года, под юморину, объект сдали в торжественной обстановке и с участием губернатора Одесской области.

Новой гостинице сразу присвоили пять звезд, а на ее фасаде гордо красовалась вывеска Кемпински. Однако радость нового оператора оказалась недолгой. Быстро вскрылись пустые обещания схемы «аэропорт-гостиница-судно», которой просто не существовало. Как и оказались обманом обещания включить территорию под гостиницей в зону СЭЗ, да и качество строительно-отделочных работ оказалось на таком уровне, что гостиница нуждалась в капитальном ремонте уже спустя четырнадцать лет после окончания строительства.

В результате Kempinski Hotels решил досрочно расторгнуть договор через девять месяцев после открытия гостиницы и уйти без скандала.

Следующим фактическим хозяином гостиницы стало ООО «Цезарь», в уставной фонд которого 14 февраля 2002 года вышеупомянутые одесские бизнесмены Суханов и Галицкий внесли по 10 процентов принадлежащей им части гостиницы.

Я вам не скажу за всю Одессу, но в мэры тут идут как на войну
Я вам не скажу за всю Одессу, но в мэры тут идут как на войну
© РИА Новости, Денис Петров | Перейти в фотобанк

Уже 20 марта 2002 года ООО «Цезарь» и ГП «Одесский морской торговый порт» заключили договор N КД-2579 о совместной деятельности сроком на два года (до 30.12.2004 года). Согласно документу прибыль от совместной деятельности распределялась между участниками пропорционально размеру их вкладов. Таким образом, ООО «Цезарь» получило полный контроль над бывшей гостиницей «Кемпински», которая теперь называлась «Одесса».

Но хитрые предприниматели решили не убирать полностью название «Кемпински», что сделали только в 2005 году из-за угроз официальной сети.

После окончания срока договора, в 2005 году, ООО «Цезарь» обратилось в суд к ГП «ОМТП» с иском. В нём утверждалось, что после окончания действия договора стороны не пришли к согласию по поводу использования совместного имущества, и это якобы нарушает права истца как совладельца.

Результатом судебного разбирательства стало мировое соглашение, по которому стороны договорились об использовании и эксплуатации общего целостного имущественного комплекса гостиницы «Одесса» в течение 49 лет.

«Одесса» теряет звезды

Беспечные для Галицкого и Суханова времена закончились с приходом к власти регионалов в 2010 году. Уже тогда донецкие положили глаз на большую гостиницу в самом центре Одессы. Бывший на тот момент министром транспорта Борис Колесников заявлял, что гостиницу «Одесса» оккупировала местная мафия, а государство с нее ничего не имеет.

Результатом противостояния с новой властью стала отмена мирового соглашения от 2005 года и возбуждение уголовного дела в отношении начальника порта Павлюка за присвоение и растрату бюджетных средств. Впрочем, Павлюка амнистировали, уплатив государству около 700 тысяч гривен причиненного им ущерба. А вот гостинице повезло меньше: 17 декабря 2011 года «Одесса» закрылась. Не работает она по сей день.

Впрочем, попытки найти для нее нового оператора были и, возможно, увенчались бы успехом, если бы не грянул второй майдан и последующий разрыв отношений с Россией. В конце 2012 года Кабинет министров Украины согласовал подписанный ранее договор между Одесским морским торговым портом и компанией «Премьер Интернешнл», которая должна была приступить к управлению отелем «Одесса» на морвокзале.

Договор заключили сроком на 10 лет. «Премьер Интернешнл» связывают с бывшим вице-спикером Госдумы РФ, спецпредставителем президента России по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом Александром Бабаковым. Но по понятным причинам в 2014 году договор расторгли, и гостиница до сих пор простаивает без перспектив.

Одесский губернатор предлагает наказывать мешающих бизнесу чиновников
Одесский губернатор предлагает наказывать мешающих бизнесу чиновников
© Facebook, Максим Степанов | Перейти в фотобанк

Отсутствие перспектив у гостиницы связывают отнюдь не с недостатком желающих стать ее операторами, а с теми условиями, при которых проходило ее строительство. Если читатель помнит, на постройку комплекса была израсходована только одна пятая из выделенных средств. И уже спустя 14 лет после сдачи в эксплуатацию гостиница нуждается в капитальном ремонте, один проект которого стоит почти 15 миллионов гривен (в ценах 2015 года).

Так, в 2015 году руководство порта пыталось объявить тендер на проект капитального ремонта гостиницы, по которому планировалось заменить фасадные конструкции, вышедшие из строя системы водоснабжения, канализации, дренажа, ливневой канализации, теплоснабжения, вентиляции, отремонтировать крыши и стилобатную часть. Также подрядчик, которого хотели выбрать на конкурсе, должен был провести полное инструментальное обследование монолитного каркаса и других несущих конструкций здания, определив реальные показатели прочности бетона. В случае необходимости ему предстояло разработать документацию по усилению каркаса отеля для условий сейсмичности 8 баллов. Видимо, подобные инвестиционные затраты могло потянуть только российское «Премьер Интернешнл».

Одесса после потери Украиной Крыма ощутила на себе небывалый ранее подъем уровня туристов. Но финансовые возможности новых туристов не идут ни в какое сравнение с туристами из СНГ, ранее посещавшими город. Поэтому использование гостиницы «Одесса» на уровне четырех звезд с соответствующими ценами будет нерентабельно, люксовые апартаменты и так простаивают в центре города, а на перепрофилирование гостиницы в более доступный вариант нет ни денег, ни инвесторов.

Да и заполнить такое огромное количество номеров в мегаафере девяностых вряд ли удастся. Также вряд ли найдутся крупные инвесторы, которые захотят прийти на рынок при нестабильной политической и военной обстановке.

А сейчас гостиница «Одесса» — это летучий голландец из девяностых. Недавно одесские руферы (покорители крыш и высотных зданий) забрались в гостиницу и даже переночевали в одном из номеров. По их словам, гостиничные номера сохранились в первозданном виде, в мини-барах даже остался алкоголь, но вот коридоры сильно пострадали от мародеров.

Страшная судьба «Одессы»: история одной аферы

Судьба «Одессы» в нынешних условиях печальна. Без отопления здание деградирует. Вода попадает в трещины бетона, замерзает, из-за чего трещины только увеличиваются. Канализация, отопление и электропроводка в условиях морской сырости страдают от коррозии.

В целом же руководство Одесского морского порта еще долго будет делать вид, что ищет инвестора или нового оператора. Но ровно до тех пор, пока состояние конструкций не намекнет, что их пора сносить.