Живучий город: 55 лет назад Донецк был обречен на исчезновение
Живучий город: 55 лет назад Донецк был обречен на исчезновение
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк
Банковская система в Донецке рухнула еще в 2014 году, когда Киев заставил банки уйти из промышленного региона. Строптивым дончанам был устроен экономический геноцид. Впрочем, его организаторы целей своих не достигли. За четыре года Донбасс показал, что умеет строить экономику и бизнес даже в условиях полной финансовой, товарной и транспортной блокады со стороны вчерашних сограждан.

Сегодня, когда стало совершенно ясно, что возврата к прошлому нет, стоит рассмотреть состояние экономики республики и ее возможности. Ведь пора поднимать уровень жизни людей, а этого без подъема промышленности и транспорта не обеспечить. Оценить состояние экономики ДНР поможет и пространный научный доклад Донецкого института экономики промышленности, недавно ставший достоянием гласности.

Там, на шахтах угольных…

Донецк, Донбасс родились благодаря двум профессиям — шахтера и металлурга. Неудивительно, что при слове «Донбасс» в первую очередь вспоминают уголь.

Минерал сей, столь полезный, говоря о нем словами Петра I, еще долго может составлять значительную часть доходов Донецкой Народной Республики (равно как и соседней ЛНР, конечно). Запасов угля в крае еще лет на пятьсот хватит. Вот только будут ли его добывать так, как раньше?

Понятно, что десятилетия небрежения угольной промышленностью на Украине, чиновничий произвол и олигархический беспредел привели к тому, что были закрыты, «отданы в реструктуризацию» десятки прибыльных шахт. Остальные или были близки к закрытию, или получали минимум необходимых для нормального существования средств. Лучшие, безусловно, достались олигархату, как, например, самая лучшая в Донецкой области по геологии, безопасности и стоимости угля шахта «Комсомолец Донбасса» в городке Кировское. Эта шахта и сегодня в лидерах по зарплате шахтёрам.

Доклад института экономики оперирует доступными данными. Они относятся к 2017 году, к сентябрю которого было добыто более 5 млн тонн угля. Кстати говоря, это на 500 тыс. тонн больше, чем за такой же период 2016 года. Мало-помалу добыча растет. Что, понятно, радует: ведь усилиями украинских артиллеристов и банкиров часть шахт в Донецке (например, тот же «Октябрьский рудник») и Горловке остановились полностью. В лучшем случае работают на откачку воды с подземных горизонтов.

Сегодня, по официальным данным, в ДНР двадцать шахт могут претендовать на рентабельность. В самом Донецке это четыре предприятия: шахты имени Скочинского, Засядько, Челюскинцев, Калинина. Подчеркнем, что первые две шахты — сверхкатегорийные по загазованности.

Две трети шахт республики добывают энергетические угли, только треть — коксующиеся, используемые для производства кокса. Это, в общем-то, не очень и критично, учитывая, что главные металлургические активы республики остались в Мариуполе, на территории, контролируемой Украиной.

ГП «Торезантрацит» и «Комсомолец Донбасса» добывают примерно 8-9 тыс. тонн угля в сутки. Коксующиеся марки углей добывают в основном на шахте им. Засядько.

Примечательно, что только в 2017 году на шахтах ДНР были введены в эксплуатацию 11 очистных лав. А в нынешнем году восстановлена работа шахтоуправления «Волынское» ГП «Торезантрацит», долгое время находившегося в зоне боевых действий.

Экономисты ДНР утверждают, что угольная отрасль республики имеет большой потенциал. Есть перспективы нарастить объемы добычи «черного золота» в 1,5-2 раза. Но этому мешают отсутствие банков и кредитной системы, логистики для выгодной реализации угля. И главное — Украина разрушила горизонтальные связи в торговле донецким углем для украинских электростанций. А найти новые рынки сбыта донецкому углю, всегда отличавшемуся высокой стоимостью добычи, ой как нелегко, особенно в условиях непризнанности.

Не спешите нас хоронить: Экономика Донбасса вернет былую мощь

Рынки, конечно, активно ищутся — и находятся в той же России. Но горняки говорят о том, что неплохо было бы восстановить полноценное железнодорожное движение «Донбасс — Россия».

Зарплаты, с которыми в 2014-2016 годах было совсем туго, пошли в рост. Конечно, до средней российской шахтерской получки в 43 000 рублей Донецку пока далеко, но все-таки на самых благополучных шахтах зарплаты доходят до 20-30 тысяч рублей.

Наш источник, работающий на подготовленной к закрытию шахте, рассказывает: «У проходчиков и ГРОЗ (горнорабочие очистного забоя) зарплата, насколько я знаю, 20-22 тысячи, не меньше. Но им там летом что-то добавляли, может, сейчас в хороших бригадах и больше. У слесарей на добычных шахтах 12-15. Это с большими разрядами, у остальных поменьше. А вот на шахтах, попавших в свое время под реструктуризацию, очень несладко. Средняя зарплата где-то 7300. С пятым разрядом, выслугой в два десятка лет и бригадирскими можно получать 11-12 тысяч рублей. Это всё приблизительно, конечно, месяц на месяц не приходится, у нас же не оклад, а почасовая оплата».

Рано списывать «Старого Юза»

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
На металлургию приходится до трети всего объема промышленной продукции республики. Конечно, разрыв связей не только с поставщиками сырья, но и с частью привычных и выгодных рынков сбыта — факт нерадостный. Но в условиях, когда отрасль была поставлена на грань выживания, металлурги сделали все возможное, дабы запустить предприятия заново. Ведь украинские собственники позаботились о том, чтобы после взятия их активов в ДНР под внешнее управление лучшие специалисты ушли с остановившихся предприятий в тот же Мариуполь, где пока еще дымят два монстра донбасской металлургии — «Азовсталь» и комбинат им. Ильича.

Было тяжело, но Донбасс справился. Процитируем донецких ученых: «В 2017 году возобновил производственную деятельность ГП «Харцызский сталепроволочный канатный завод «Силур», специализирующийся на производстве стальных канатов и проволоки, стабилизированных арматурных канатов, металлической сетки, фибры и прочих метизов. Объем реализованной продукции предприятия составил 413 млн руб. Продукция предприятия реализуется потребителям ДНР и ЛНР, а также Российской Федерации. Среди заказчиков — ГП «Макеевуголь», ГП «Торезантрацит», ГП «Шахта им. Засядько», ГП «ДУЭК», «Краснодонуголь», «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит» и другие крупнейшие предприятия угледобывающей отрасли».

Не спешите нас хоронить: Экономика Донбасса вернет былую мощь

Прекрасной новостью для донецких металлургов был и запуск «Донецкого металлургического завода» (в прошлом Юзовского. — Ред.), предприятия, с которого, собственно, и началась история Донецка. Завод стоял с 2014 года, но основные производственные мощности и кадры удалось сохранить. Кстати говоря, ДМЗ уже переживал нечто подобное. В 20-х годах руководство треста «Югосталь» собиралось закрыть предприятие — из-за низкой рентабельности и негодного географического расположения. Даже первый русский его директор Адам Свицын был за закрытие. Рабочие отстояли завод, доказали, что рано списывать «Старого Юза» — так, по традиции, звали завод между собой инженеры-металлурги.

То же самое можно сказать о ЕМЗ — на Енакиевском заводе было совсем не просто, но и там металлургам удалось задуть одну из доменных печей. Нашлись и сырьевые поставки — из России.

У металлургов Донбасса те же проблемы со сбытом и развитием, что и у шахтеров, но к ним прибавляется прискорбное обстоятельство, что рынок металлопродукции в целом уже больше десяти лет упорно стагнирует. Поэтому донецкие, макеевские, харцызские, енакиевские металлурги сейчас больше работают над совершенствованием технологий, логистики и думают над тем, как поднять зарплату специалистам.

Всё может Донбасс, ему бы мира и признания

Вот где донбассовцы показали себя в полную силу, так это в машиностроении. И прежде всего, в производстве горного оборудования. Знаменитый Ясиноватский машиностроительный завод, переживший в 2014 году бои на своей территории, не сдался и продолжает делать замечательные угольные комбайны. И не только для донецких шахт, но и для кузбасских. Рынок сбыта там приличный, а ЯМЗ уже 60 лет лидер в своем деле.

Донецкие власти устроили в ДНР и «отверточную» сборку малых автобусов типа ПАЗ. Называются они «Донбасс» и призваны заменить на дорогах республики изрядно потрепанные украинские «Богданы». Кроме этого, транспортное машиностроение ДНР может похвастать первым чисто донецким трамваем. Его сделали на Донецком электротехническом заводе при помощи и участии российских машиностроителей. Вообще, с каждым годом интеграция донецкой индустрии в Россию становится все заметней и солидней.

Не спешите нас хоронить: Экономика Донбасса вернет былую мощь

Подводя итог анализу отрасли, авторы доклада Института экономики промышленности пишут: «На начало 2018 года в машиностроительной отрасли ДНР работают более восьми тысяч человек. Среднемесячная заработная плата составляет около 10 тыс. руб. Очевидно, что невысокая стоимость труда привлекательна для потенциальных инвесторов при организации новых или восстановлении старых производств, которые будут выгодны вследствие низкой себестоимости. Рост заработной платы и прибыли повысит потребительский и производственный спрос, что будет стимулировать наращивание выпуска продукции в машиностроительной отрасли и повысит загрузку ее мощностей».

Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
© Павел Нырков
Говоря об основных, базовых отраслях, нельзя не отметить, что возрождена из небытия и, например, химическая промышленность Донбасса. Если на украинской части бывшей Донецкой области объемы химического производства упали почти в пять раз, предприятия банкротятся, а людей выбрасывают на улицу, то в ДНР химики могут говорить об установлении стабильности и в производстве, и в оплате труда.

Вообще, все эксперты, рассматривающие возможности донецко-луганской промышленности, отмечают, что вернуться к довоенному уровню производства и даже превзойти его возможно. Необходимы средства, требуется восстановить работу железнодорожного транспорта. Важно наладить кредитно-банковский сектор, оживить малый и средний бизнес, торговлю, сферу обслуживания. И серьезно раненный, но все еще крепкий работяга Донбасс воспрянет духом, заработает во всю свою силу, да еще и соседние регионы России подтянет.

Не спешите нас хоронить: Экономика Донбасса вернет былую мощь