В последнее время не проходит и недели, чтобы в украинско-венгерских отношениях не возник какой-либо скандал. Вот и сейчас генпрокурор Юрий Луценко выступил с заявлением о том, что украинские власти намерены лишать своих граждан, у которых есть венгерские паспорта, гражданства.

Кстати, если Киев перейдет от слов к делу, то это будет совершенно антиконституционный акт, так как основной закон Украины запрещает это делать в каком бы то ни было случае. Пусть у тебя будет хоть десять гражданств, нет такого права у государства.

Это заявление Луценко сделал в ответ на ставшую известной недавнюю раздачу венгерских паспортов гражданам Украины венгерского происхождения, живущим в Закарпатье. Это происходило в консульстве Венгрии в закарпатском Берегово абсолютно официально — с принятием присяги и шампанским.

Луценко сказал на своем брифинге, что по этому факту уже возбуждено уголовное дело и от возмездия не уйдет никто. Киев намерен выслать консула, который раздавал эти паспорта. Будапешт в свою очередь назвал этот шаг Киева недружественным.

Получится ли что-то из затеи, лишать закарпатских венгров украинского гражданства или нет? Думаю, нет. Венгров не запугать. Это очень сплоченная община.

Такое убеждение у автора этих строк возникло еще 10 лет назад, когда он впервые посетил венгерский анклав в Закарпатье.

В 2008 году я тогда еще киевский журналист по заданию редакции ахметовской газеты «Сегодня» приехал в Закарпатье, чтобы написать репортаж об этом крае и, прежде всего, о том, что обозначалось идеологическим клише — о «межнациональных отношениях». Одной из целей поездки было узнать, как чувствует себя венгерское национальное меньшинство.

Венгры Закарпатья просят Порошенко наложить вето на закон об образовании
Венгры Закарпатья просят Порошенко наложить вето на закон об образовании
© president.gov.ua

В Закарпатье проживало порядка 1,3 миллиона человек. Из них 150-170 тысяч венгров. Еще немного румын и гуцул. Все остальные русины — их было около одного миллиона. Кажется, что венгры в этом бескрайнем человеческом море были каплей, но, на самом деле, венгры были самым сильным и самым сплоченным народом края. Русины им в подметки не годились. То, чего сумели добиться на тот момент венгры — русины, видимо, не добьются никогда. Они слишком мягкие и нерешительные. Венгры же наоборот — упорны и бесстрашны.
Политически русины добились лишь того, что только 10 тысяч человек записалось в русины, а остальных, как записали в украинцы, так они ими формально и остаются, хотя в большинстве своем никакими украинцами они себя не считают и мечтают об отделении края от Украины. Но вот бороться за свои права, выходя на массовые демонстрации, они не будут. А вот венгры будут — своих прав они никому не отдадут.

Венгры занимают в Закарпатье полоску земли на границе с «континентальной» Венгрией. Главный город венгерского анклава — Берегово. По-венгерски — Берегсас.

Мы туда поехали с местным жителем Андреем. Он был помощником известного украинского политика Нестора Шуфрича.

Андрей был русином, его жена — местной словачкой, но дома, в семье говорили… по-венгерски. Дети Андрея, не имея никакого отношения к венграм, ходили в венгерскую школу. Венгерский язык был для них возможностью вырваться из бедного Закарпатья, которое жило контрабандой, продажей леса и курортами. Это был пропуск в Европу, которая начиналась с Венгрии. Вообще, почти все жители края говорят по-венгерски.

Я встречался тогда и с отцом Нестора Шуфрича — довольно бойким дяденькой — седой, лысой, постаревшей, но точной копией сына. Он был почетным консулом Словакии на Украине. Так вот, он мне рассказывал, что предок, носитель их фамилии, был сербом, который когда-то при Австро-Венгрии сюда перебрался. Сами они — русины, но дома говорят на двух языках — русинском и венгерском. Шуфрич вообще в армии был переводчиком с венгерского, а в конце 80-х, когда он стал заниматься бизнесом, был связан именно с Венгрией.

Когда мы с Андреем бродили по Берегово, то на нас все оборачивались, потому что мы говорили по-русски. Мы — два гражданина Украины, я из Киева, а он из Ужгорода — тут были нечасто встречающиеися иностранцы. Мой спутник постоянно обращал моё внимание на это. Это его почему-то веселило.

Венгр своих прав Украине не уступит: информация из Закарпатья


Когда вы приезжаете в этот венгерский анклав, то вам бросается в глаза почти сразу несколько вещей. На всех государственных учреждениях висит не один украинский, а два флага — украинский и венгерский. Последний был вывешен на вполне законных основаниях — украинские законы тогда разрешали вывешивать флаги национальных меньшинств наряду с государственными в местах их компактного проживания.

Везде и всюду в надписях тотальное двуязычие — украинский и венгерский. Объявление о футбольном матче, надпись на школе, банке, в названиях улиц, газетных киосков — только на двух языках.

Везде и всюду памятники, мемориальные доски, названия улиц в честь венгерских национальных героев, королей и писателей. Чуть ли не в каждом населенном пункте улица Лайоша Кошута, руководителя венгерского национального восстания 1848 года. Практически в каждом населенном пункте «свежая» статуя Шандора Петефи, главного венгерского поэта. Он всегда изображается в полусредневековой одежде и с громадной саблей. Петефи был маленького роста — почти карлик, поэтому сабля была в пол его роста.

Местная молодежь не говорила ни по-украински, ни по-русски. Мои попытки самостоятельно разговориться со школьниками-венгерцами ни к чему не привели. Они вроде как что-то отдаленно понимали то, что я говорил либо по-русски, либо по-украински, но вот в ответ не могли выдавить из себя ни слова. Андрея мои попытки забавляли.

Вот что он мне на это все сказал. Цитирую по газете «Сегодня».

Чего хотят венгры Закарпатья
Чего хотят венгры Закарпатья
© commons.wikimedia.org/Igor Bubin

"А зачем им знать украинский или русский? В этом для них нет практического смысла. Между собой, в школе, в разного рода учреждениях они говорят на родном языке. Так же, как смотрят венгерское ТВ, читают на венгерском книги, газеты и журналы.

Кстати, если бы сюда в Берегово приехали одновременно какая-нибудь певица Руслана и известный будапештский диджей, то поверьте — к первой пришло бы 20 человек, а у второго танцпол был бы битком набит.

Тут не интересуются украинской музыкой. После окончания школы они теперь могут поступить в вуз у себя в Берегово и получить диплом, который котируется на международном уровне. Если что, они и в Венгрию могут уехать — она же тут в нескольких километрах. Поймите, у них и тут, в Берегово, Венгрия! Просто так в их понимании вышло, что город оказался на территории Украины".

Андрей правильно сказал: в понимании закарпатских венгров — они живут не на Украине, а у себя в Венгрии, но просто так исторически нелепо сложилось, что граница прошла там, где она сейчас живут. Тут более тысячи лет жили их предки и даже в страшном сне им не могло присниться, что им кто-то скажет, что тут — Украина.

Закарпатские венгры были согласны жить на Украине и не требовать изменения государственной границы, но только с одним условием — их не трогают.

Они еще тогда прекрасно понимали (я это выяснил из разговоров с ними), что их враги — украинские националисты, поэтому они за украинскоориентированные партии не голосовали. Закарпатские венгры голосовали за Партию регионов и Виктора Януковича. Мне со смехом рассказывали, что кто-то пустил в те времена слух, что Янукович, на самом деле, не украинец, а венгр — Януш Ковач.

Когда я писал эти воспоминания, то связался по социальным сетям со своим закарпатским знакомым, который мне кратко пояснил нынешнюю ситуацию с венграми.

«Вы поймите, венгры — ведут себя как муравьи или как пчелы: чего-то там копошатся себе, делают какое-то свое дело, существуют практически автономно, ни в ком не нуждаются. Они тебя, постороннего, трогать никогда не будут, никогда не отберут твои права, но и они в свою очередь хотят, чтобы и их права не трогали. В случае Закарпатья они хотят, чтобы им не мешали жить в своем анклаве в Закарпатье так, словно они живут в Венгрии. Но сейчас нынешняя киевская власть залезла в их муравейник и это плохо для них кончится. Луценко хочет забирать украинские паспорта, но это бесперспективный путь. Просто придется забрать их у всех венгров, у которых у каждого есть венгерский паспорт и отказываться от него они не будут. Ну, значит, в итоге Киев получит серьезное венгерское сопротивление — когда тихое, когда громкое. Но, поверье, это будет сопротивление. Венгр своих позиций не сдаст», — не сомневается мой информатор.