К повсеместной мобилизации бюджетников на крестный ход Киевского патриархата с участием президента Петра Порошенко подключили и военных.

«От каждой воинской части по автобусу на крестный ход УПЦ КП. Вот это я понимаю — крепость веры… в админресурс», — написал утром 28 июля в Facebook киевский журналист Дмитрий Заборин, по роду деятельности (составление списков погибших в годы Великой Отечественной войны) близкий к Минобороны. Об участии военнослужащих в крестном ходу, организованном православными раскольниками, сообщают и украинские СМИ, правда, без уточнений, как это они в форме покинули расположение своих частей и вышли на молитвенное шествие.

Впрочем, удивляться этому особенно не стоит — в последние годы государство активно вело деятельность по вытеснению канонической Украинской православной церкви (УПЦ) из воинских частей, безальтернативно навязывая им капелланов от раскольников.

Начало этому было положено еще в первый год АТО. «Поскольку от военнослужащих в зоне АТО на юго-востоке страны постоянно поступают просьбы о предоставлении им священников, Министерство обороны отправляет запросы в религиозные организации о командировке туда духовных лиц. Но приоритеты расставляет очень своеобразно. Например, от греко-католиков и так называемого Киевского патриархата в частях Вооруженных сил и Нацгвардии в зоне АТО присутствует по несколько десятков клириков, а нашей Церкви, являющейся крупнейшей религиозной организацией страны, запрос был направлен всего на одного священника. То есть приоритет отдается «политически правильным» с точки зрения властей Церквам», — рассказал в ноябре 2014 года автору статьи заместитель Синодального отдела УПЦ по взаимодействию с Вооруженными силами и другими воинскими формированиями Украины архимандрит Лука (Винарчук).

Действительно, зачем допускать к военным священнослужителя Церкви, официальная позиция которой состоит в том, что на востоке идет братоубийственная война? Гораздо выгоднее запустить в армию представителя близких к националистам раскольников, униатов или кого-то из неопротестантских харизматических церквей. Представители последних в 2014 году ехали в зону военных действий десятками (и даже брали в руки оружие), заявляя, что эта война благословлена Богом и напоминали, что библейские полководцы по воле Иеговы уничтожали целые народы вроде амалекитян.

«Чья власть, того и вера»: за что священников УПЦ изгоняют из армии и полиции

С 2014-го года ситуация не изменилась. Митрополит Черкасский и Чигиринский Киевского патриархата Иоанн (Яременко), возглавляющий с 2015 года Управление военного духовенства, рассказал 2 марта 2018 года в интервью газете «Зеркало недели»: «На сегодняшний день в ВСУ официально действуют 45 капелланов УПЦ КП, в Нацгвардии — 36, в ГПС (Государственной пограничной службе. — прим. авт.) — 30». И прямо сообщил, из кого Министерство обороны предпочитает подбирать капелланов: «Преимущественно из священников УПЦ КП, Греко-католической и Автокефальной (неканонической Украинской автокефальной православной  (УАПЦ). — прим. авт.) церквей».

«Среди украинских капелланов есть несколько священнослужителей УПЦ МП», — с сожалением констатировал Яременко. Но, по его словам, это «наследие кровавого режима» Януковича, которое пока не удалось устранить: «Есть священнослужители, которые сотрудничают с военными с довоенных времен. Так, капеллан от МП служит в Киевском военном госпитале. По мнению руководства, он лоялен к Украине и воспитывает свою паству в патриотическом духе. По той же причине капеллан УПЦ МП служит в Васильковской бригаде военно-воздушных сил».

Известно немало случаев, когда священников УПЦ командование буквально выгоняет из воинских частей, отбирая у них расположенные на их территории храмы и передавая их, разумеется, Киевскому патриархату. Так, в феврале 2017 года квартирно-эксплуатационный отдел при Министерстве обороны уведомил общину храма мученика Иоанна Воина в воинской части города Черкассы об одностороннем порядке разрыва договора аренды и потребовал в течение 30 дней освободить помещение.

«По мнению настоятеля протоиерея Александра Смыка, указание о закрытии храма пришло от вышестоящего руководства, возможно под давлением других конфессий», — сообщил Синодальный информационно-просветительский отдел УПЦ.

12 августа 2017 года был передан Киевскому патриархату храм Святителя Николая, находившийся на территории воинской части в селе Девички (Киевская область) и принадлежавший общине УПЦ. Как писали местные журналисты: «Самое главное, о чем сказал командир, то, что… никакого «Московского патриархата» здесь не будет».

Еще более радикально подошли к этому вопросу в ведомстве Арсена Авакова, который 24 марта 2016 года подписал приказ № 205 «Об утверждении Положения о службе военного духовенства (капелланскую службу) в Национальной гвардии Украины», в котором запретил привлекать в Нацгвардии в качестве капелланов священников религиозных организаций, «центры которых находятся на территории страны-агрессора».

17 августа 2017 года в интервью «Украинским новостям» заместитель командующего Нацгвардии по работе с личным составом Ярослав Сподар, отвечая на вопрос журналиста «То есть священникам УПЦ (МП) запрещено быть капелланами?», откровенно ответил: «У нас это запрещено. Они хотят, но у нас так нельзя. Это было не только наше мнение, но и мнение Министерства культуры, Министерства юстиции. Есть соответствующий приказ министра внутренних дел, в котором четко указано: "не допускаются священники, духовные центры которых находятся на территории страны-агрессора"».

Свобода совести? Нет, не слышали! «Один народ, один вождь, одна церковь».