Торжество закона

Украинское государственное предприятие «Антонов» выиграло судебный спор против своего бывшего партнера — российской компании «Авиакор — авиационный завод». Как сообщила пресс-служба юридической фирмы «Ильяшев и партнеры», представляющая интересы украинских авиастроителей, суд еще 4 июля удовлетворил своим решением претензии украинских авиастроителей, постановив взыскать в их пользу более 2,9 миллионов долларов.

Кому засчитана победа «Антонова»?

Это немалая сумма для нынешней Украины, где сейчас остро не хватает бюджетных денег, а также, любых, даже самых скромных и незначительных «перемог».  Напомним, что как раз накануне МВФ  отложил на неопределенный срок вопрос о предоставлении Киеву очередной части кредитного транша, и это поставило украинские власти перед вполне реальной угрозой обвального экономического краха. Первые его «звоночки» слышны уже сейчас, в «мертвый сезон» отпусков. Так, 29 июля шахтеры государственного предприятия «Львовуголь» перекрыли международную трассу, которая ведет от пограничного пункта Рава Русская в центральные регионы страны, требуя выплатить им многомесячную задолженность по зарплате, сумма которой уже превысила 130 миллионов гривень. Правительство обещало погасить этот долг еще в прошлом месяце — но, похоже, что денег в казне для «бюджетников» попросту нет.  А потому активизация их протестов во всеукраинском масштабе является вопросом очень недалекого времени.

Судебная победа «Антонова», который выиграл дело против российской компании, на первый взгляд, смотрится на фоне этого тотального украинского негатива достаточно серьезным достижением. И неудивительно, что украинские СМИ начали активно использовать ее в пропагандистских целях, обходя вниманием самое важное и знаковое обстоятельство этой тяжбы — тот факт, что решение в пользу украинского предприятия вынес Арбитражный суд Самарской области Российской Федерации. Несмотря на то, что, по логике вещей, российские судьи были заинтересованы решить дело в пользу своих соотечественников, они рассмотрели его строго объективно, согласно нормам международного права и российского законодательства. И без колебаний вынесли решение в пользу украинской авиастроительной фирмы, посчитав, что российская компания должна выплатить ей роялти за использование товарного знака ГП «Антонов».  

Конечно, представить себе аналогичную ситуацию в Украине попросту невозможно. Ведь если бы  украинские судьи, набравшись храбрости, позволили бы себе вынести объективное решение в пользу российской компании, удовлетворив ее иск к украинскому предприятию, их действия наверняка были бы истолкованы украинскими политиками как государственная измена. А националистические активисты, в лучшем случае, забросили бы излишне «непатриотичных» людей в мантии в мусорные баки. Или вынудили бы их пересмотреть собственное постановление — как это уже случалось в Одессе, где люди в камуфляже публично и безнаказанно воспитывали судей за попытку отпустить под домашний арест одного их политзаключенных-куликовцев.

Таким образом, судебный успех «Антонова» не дает украинской власти никаких преимуществ в ее пропагандистской войне с российской стороной. Скорее, наоборот — объективное решение Арбитражного суда Самарской области, всецело подчиненное нормам законности,  выгодно представляет Россию на контрасте тотального правового нигилизма постмайдановской Украины, где позицию органов судебной власти все чаще определяет давление националистических радикалов и логика политической конъюнктуры. Достаточно вспомнить, что официальный Киев по-прежнему отказывается выплатить 3 миллиарда долларов, которые  получило от Москвы предыдущее украинское правительство — несмотря на то, что этот суверенный долг Украины  признан международными финансовыми институциями, включая МВФ. И многие наблюдатели напрямую связывают задержку обещанного Украине кредита с недоговороспособностью украинского руководства. Стоит ли ссужать деньги стране, которая может отказаться возвращать их, ссылаясь на те, или иные политические причины?

«Патриотическое» самоубийство «Антонова»

Больше того — конфронтация с бывшими российскими партнерами не принесет больших дивидендов и самому ГП «Антонов», победа которого вполне может оказаться пирровой для знаменитой киевской «фирмы». Еще в конце 2014 года правительство Арсения Яценюка заменило прежнее руководство предприятием, отстранив от должности председателя правления и главного конструктора предприятия Дмитрия Киву, который проработал на нем полвека и имел репутацию одного из самых компетентных специалистов в современном мировом авиастроении. Несмотря на активные протесты трудового коллектива, «Антонову» навязали новый менеджмент, взявший курс на разрыв производственных и экономических связей с российскими авиастроителями. Предприятие в одностороннем порядке вышло из украинско-российского СП «ОАК-Антонов» и заморозило заключенный в декабре 2013 года договор о возобновлении совместного выпуска Ан-124 «Руслан», который оценивался в общую сумму 13 миллиардов долларов, а также целый ряд других совместных контрактов, коммерчески выгодных украинской стороне. Это  решение вызвало недоумение бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова. На своей странице в фейсбуке он написал о том, что ни одна из европейских и американских авиастроительных компаний не высказывала интереса к сотрудничеству с антоновцами, чиня им конкурентные препоны на внешнем рынке. А взаимодействие с россиянами является по его словам жизненно необходимым для производства украинских самолетов:

Кому засчитана победа «Антонова»?

«С сожалением узнал о решении Яценюка и нового гендиректора ГП «Антонов» выйти из совместного украино-российского авиационного предприятия. Для тех, кто не знает, скажу, что ни один из антоновских самолетов не собирался полностью в Украине. Все они изготовляются по кооперации с российскими авиазаводами в пропорции примерно 50 на 50. И к созданию данного предприятия мы шли долгие годы, через трудные переговоры и консультации, в попытках найти приемлемые друг для друга компромиссы.

Скажу откровенно, в процессе этих переговоров мы также вели консультации с корпорацией «Боинг» и Европейской авиационной компанией. Ни первая, ни вторая не только не проявляли малейшего желания участвовать вместе с нами в разработках и производстве самолетов, но и сделали все, что могли, чтобы наши самолеты АН-70, АН-148, АН-158 не вышли на рынки. С большим трудом удалось убедить российские компании создать совместное предприятие с расчетом на емкий российский рынок и совместный выход на рынки третьих стран».

К сожалению, политизованное руководство «Антонова» предпочло продолжению сотрудничества конкурентную войну с россиянами, от которой, в первую очередь, проиграло само же украинское предприятие. «Антонов» не только лишился многих контрактов — конфронтация с российскими авиастроителями ставит под угрозу производство военно-транспортного самолета АН-178, который был разработан еще в «нулевых» годах, и является сейчас едва ли не последней коммерческой ставкой потерявшей свою прежнюю славу «фирмы».  Около трети комплектующих этого самолета — включая авионику, гидравлику и управление — производятся в России.  И хотя сейчас в Киеве планируют заменить  российские двигатели и электронику на продукцию канадского производства, это может потребовать повторной сертификации АН-178 и других самолетов ГП «Антонов», что также повлечет за собой существенные убытки. Кроме того, украинская сторона теряет от отказа обслуживать эксплуатацию и ремонт российских «Русланов» — ожидается, что в ближайшее время эту функцию успешно возьмет на себя ОАО «Авиационный комплекс имени Ильюшина».

От «Мечты» — к «кравчучке»

Трубя о судебной победе, украинские политики умалчивают о том, что 2,9 миллиона долларов, которые отсудило у бывших российских партнеров ГП «Антонов», ни в коем случае не компенсируют стране прекращение многолетнего сотрудничества российскими авиастроителями. Больше того — этот «разрыв по живому» уже в ближнесрочной перспективе поставит под угрозу выживание украинского авиационного производства. Вступив в навязанную из Киева конкурентную войну, российский авиапром перехватит рынки, где традиционно реализовывалась антоновская продукция — и государство-банкрот не сможет поддержать оставшееся ни с чем предприятие, технологии которого без проблем перекупят давно приценивающиеся к ним саудовцы, заодно переманив к себе оставшихся без работы специалистов.

Кому засчитана победа «Антонова»?

Все может закончиться повторением ситуации начала девяностых годов, когда всемирно известный «Антонов», где накануне создали самый большой в мире самолет Ан-225 «Мрія», ради выживания вынужденно приступил к производству «складного транспорта для ручной клади «Шмель» — как именовалась в документации знаменитая металлическая тележка-«кравчука», которую тащили за собой миллионы нищающих украинцев. Ее изготовляли из сверхлегкого авиационного алюминия, предназначенного для самолетов, которых так и не смогли построить в условиях экономического коллапса. А оставшиеся без зарплаты инженеры часто сами тащили на «кравчучках» картошку с пригородных рынков и огородов.

Не пришла ли пора снова доставать их из кладовок и чердаков?

 

Александр Сокуренко