Василий Колташов: Все, что порвал Майдан, — все будет восстанавливаться
Василий Колташов: Все, что порвал Майдан, — все будет восстанавливаться
© РИА Новости, Александр Натрускин
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Курс доллара на Московской бирже опустился до четырехлетних минимумов, в свою очередь евро также слабеет, следует из динамики торгов. Так, американская валюта расчетами «завтра» на 10:59 мск падала до 57,85 рубля впервые с апреля 2018 года, а европейская торговалась на уровне 59,97 рубля, что аналогично курсу апреля 2017 года.

- Василий, это реальный курс, или это нечто искусственное?

— Это реальный курс рубля. Более того, мы бы увидели курс в районе 60 рублей за доллар уже в 2021 году, если бы не политика Минфина, состоявшая в том, чтобы выкупать иностранную валюту на основе бюджетного правила, что у нас есть некая цена на нефть и мы курс рубля держим в соответствии с этой запланированной ценой, а всю «лишнюю» валюту мы выкупаем и резервируем. Что стало с «лишней» валютой мы знаем. Ее у нас украли, в том числе из-за «дальновидности» Минфина и Центробанка, которые почему-то считали, что нужно хранить резервы в западных бумагах.

А укрепление рубля сейчас — это отражение роста мировых товарных цен и падение западных валют. Происходит то, что у нас многие не представляли и не представляют до сих пор. Доллар, евро, фунт и йена не только колеблются по отношении друг к другу, но и обесцениваются в товарном выражении, что приводит к росту цены рубля. Рубль не мог бы дорожать, если бы западные валюты в товарном выражении не падали. Если бы цены на зерно, на удобрение и на энергоносители оставались неизменными. Это был бы хороший сценарий для западных валют. Они бы сохраняли свои позиции. Это была ситуация 1990х годов, но сейчас ситуация совершенно иная. И западные валюты падают.  Рубль, конечно, укрепляется. Но главное, что падает доллар и западные валюты.

Это во многом результат санкционной войны Запада с Россией. Конечно, эта война не создала процесс падения западных валют, но она его ускорила. Создали они его сами, когда проводили политику безграничной денежной эмиссии при сверхнизких ставках ЦБ. Только сейчас ФРС осмелилась повысить ключевую ставку до 1%. Это все равно очень низкая ставка. Если бы они пожелали установить реальную антиинфляционную ставку хотя бы в 10%, это привело бы к немедленному дефолту в США. Даже ставка в 5% означает, что США должны ежегодно тратить только на обслуживание своего 33 трлн долга сумму, равную доходам федерального бюджета (1,5 трлн), при этом без заимствований. Это катастрофа.

Леонид Хазанов об известных западных брендах: уйти из России легко, вернуться трудно
Леонид Хазанов об известных западных брендах: уйти из России легко, вернуться трудно
© moika78.ru
Но они не могут отказаться от низких ставок. Даже переход к ставке в 1% привел к обвалу американского фондового рынка и снижению индексов западных рынков, что, кстати, не сопровождается падением товарных цен. Товарные цены наоборот растут. Даже вывоз Западом зерна из Украины направлен на то, чтобы получить зерно, которое подорожает через два месяца. Им плевать на то, что будет с населением Украины. Они пытаются осуществить последний хапок, вывезя дорожающую добычу. Естественно, что никто не будет кормить людей в Африке и в Азии. Это просто смешно.

- Людей в этой связи тревожит тот факт, что доллар и евро падают, а цены все равно растут.

— Дело в том, что мировые товарные цены (в первую очередь на продовольствие) растут очень сильно. Укрепление рубля и не могло вернуть нас к ценам, которые были прежде. Это было бы нереально. Во-первых, цены в мире уже изменились, и продавцы знают об этом. Во-вторых, они знают, что завтра все будет стоить дороже. Поэтому сейчас нужно стараться брать цену исходя не только из того, что есть сейчас, а из того, что происходит и будет происходить. В-третьих, они еще не до конца убедились, что рубль твердо укрепился.

Мне кажется, что на данном этапе нам удалось сдержать рост цен. Укрепление рубля нам в этом серьезно помогает. Но укрепление рубля должно продолжится для того, чтобы мы могли защищаться хотя бы от наступления мировой инфляции. Понятно, что мы не сможем ее полностью перекрыть и иметь стабильные цены в условиях ценового безумия на мировом рынке, но мы хотя бы можем надеяться на то, что у нас будет умеренная инфляция именно потому, что российская валюта будет дорожать по отношению к западным валютам и ценам не нужно будет расти так, как они растут на мировом рынке.

Стоит учитывать, что повышение товарных цен в 2022, особенно на продовольствие, не закончилось. И новый урожай тут не поможет. Опыт 2021 года показывает, что сбор урожая приводит не к успокоению на рынке и стабилизации цен, а к новым волнам повышения цен на том основании, что завтра цены будут еще выше. И это так, потому что происходит обесценивание западных валют.

Резервировать в западных валютах стало практически нереально. Они по-прежнему имеют высокий, предоставленный МВФ, статус резервных валют, но резервировать в них невозможно. Если вы отложили 100 долларов в прошлом году, то в этом году вы на них купите в 1,5 раза меньше нефти или зерна. Это не резервирование. Резервирование — это когда вы хотя бы купите то же самое по старой цене. А это — не сбережение. Это очень вредные инфляционные деньги.

Это чревато огромными проблемами для западных экономик и трудностями для нас. Но для нас эти трудности сопряжены с большим рыночным успехом российской экономики в мире. И мы сейчас наблюдаем этот успех, когда российский вывоз дорожает год от года. Если Запад и либеральные экономисты вроде Алексея Кудрина обещали нам падение экономики в этом году, то представить себе, что российская экономика просядет в этом году, очень сложно. Потому что все, что мы произведем и продадим, подорожает на 40-60% минимум. Очень трудно увидеть минус в экономике, если у вас сплошные плюсы в плане мировой торговли.

Это должна быть неолиберальная математика, потому что нормальная математика говорит, что российская экономика вырастет в этом году, пусть даже с поправкой на то, что нам нанесен немалый ущерб западными санкциями. Она точно не будет разваливаться и деградировать, в отличие от западных экономик.

- Что вы думаете по поводу дискуссии между Дмитрием Песковым и Андреем Клишасом, который заявил, что программа импортозамещения якобы полностью провалена, а Песков ему на это возразил?

— Песков совершенно прав. Политика импортозамещения оказалась успешной. Другое дело, что мы говорим об успехе первого этапа этой политики, который стартовал в 2014 году. В этом успехе может убедиться каждый, просто пройдя по магазинам и увидев, что мы полностью обеспечены собственным продовольствием. У нас есть импортное продовольствие, но свое продовольствие у нас в таком избытке, что мы об этом можем не беспокоиться. Мы поставляем зерно, мясо, птицу и многие другие продукты на мировой рынок и будем поставлять больше.

Что касается господина Клишаса, то наши отцы-сенаторы, в силу государственного устройства, зачастую представляют интересы прозападного капитала. Если депутаты в Госдуме — это люди, которые дисциплинированы своими фракциями, то сенаторы — это представители очень обеспеченных людей. Даже в нулевые годы открыто говорили, что такой-то сенатор не от Чукотки, а от Абрамовича или от Альфа-Банка. Они представляли интересы бизнес-элиты, повернутой на Запад. А с точки зрения этой элиты — все ужасно и плохо.

Иван Лизан: Россия превращает бывшие регионы Украины в цветущий сад, крах Европы ее не волнует
Иван Лизан: Россия превращает бывшие регионы Украины в цветущий сад, крах Европы ее не волнует
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Иван Лизан
Спецоперация в их понимании — это тоже плохо. «Да гори эта Украина синим пламенем, лишь бы Запад не сердился». А то, что российское государство и общество теперь не только не выживают, но и развиваются, это для них даже плохо, потому что у их патронов потеряна капитализация и арестовано имущество. Я не говорю конкретно про Клишаса, а про сам класс.

Все эти странные заявления сенаторов последнего времени говорят о том, что назрела реформа сената. Сейчас наш сенат находится в скрытой оппозиции ко всем добрым делам. В таком виде непонятно, зачем он нужен. В теории сенат должен представлять собрание моральных авторитетов, людей с большими заслугами перед государством. Должен быть надпарламентский орган. Например, в Англии верхняя палата — это представители знатных старых родов. Люди, которые на протяжении многих поколений, как считается, праведно служили своему отечеству. Это палата морального авторитета. У нашего сената такого авторитета нет.

Он по многим вопросам занимает позицию, как говорят в народе, олигархического лобби. Это не совсем правильно, потому что в России олигархи не правят. Но крупный финансовый бизнес и наследники олигархии 1990х у нас есть. Это неправильно. Тут вопрос просто в политике импортозамещения, а в государственном устройстве. Когда простой человек услышит подобное высказывание Клишаса и увидит, что в магазинах уже лет 10 нет болгарского или венгерского горошка, он подумает: «А кто такой этот Клишас? Почему мы должны обсуждать его мнение». И ответа на эти вопросы он не получает.

- Наша задача сейчас состоит не только в том, чтобы выиграть санкционную войну с Западом, а в том, чтобы развиваться в этих условиях. Есть у нас возможность для развития нашей экономики и роста благосостояния граждан?

— Укрепление рубля позволяет нам постепенно компенсировать те потери, которые мы понесли. Мы можем наращивать импорт, прежде всего, из Китая, заменяя для Китая Запад. То есть, Запад проседает со своими валютами и покупательной способностью своих граждан, а Россия поднимается. Для наших отношений и для российских потребителей это хорошо.

Но важно еще, чтобы процесс укрепления рубля облегчал закупку нового промышленного оборудования. Должна быть реиндустриализация с ориентацией на внутренний рынок и внутреннего потребителя. Таким образом, это повысит благосостояние, потому что возникнут новые рабочие места.

Российская экономика нуждается в индустриальном подъеме, в котором и должен состоять второй этап импортозамещения. Речь идет об экономическом развитии в новую эпоху. Это даст больше рабочих мест в производстве, а на этой основе мы создадим больше рабочих мест в сфере услуг, торговле и транспорте, а в результате повысятся зарплаты у трудящихся.