Владимир Евсеев: кто он
Владимир Евсеев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Тревожные новости приходят из-под Харькова. На фоне обстрелов Белгородской области сообщается о чуть ли не контрнаступлении ВСУ. Также ходят слухи, что в ближайшее время противник попытается показательно занять три-четыре деревни на российской территории.

- Владимир Валерьевич, там действительно все так плохо?

— Сам Харьков не является приоритетной целью для ВС РФ, потому что основная группировка ВСУ находится между Донецком и Славянском/Краматорском. Она сейчас ликвидируется путем уничтожения личного состава, а противник со стороны Изюма сейчас всячески пытается ослабить наступление российских войск.

Попытки атаковать российскую территорию уже отбивались путем разгрома бронетехники. Насколько я понимаю, реального потенциала для атаки российской территории у противника нет. Даже те бои, которые сейчас идут на севере Харьковской области, показывают, что действует в основном пехота при поддержке артиллерии со стороны Харькова. В этих условиях пехота не может далеко отойти от Харькова, потому что ее уничтожат. Противник может выделить один-два танка на батальон, но этого явно недостаточно, чтобы захватить российскую территорию.

Поэтому я полагаю, что это больше дезинформация, чем реальность. Они просто пытаются ослабить нажим с изюмского направления. Тем более, что ситуация там для ВСУ становится все более критической. Отправка туда тербатов или «серых волков» положение не исправит. Так что я не думаю, что ситуация для нас настолько плоха.

Отмечу также, что значительная часть российских войск в боях участия не принимают. Они необходимы для дальнейшего наступления и сейчас фактически отдыхают. Этих войск достаточно, чтобы взять Харьков, но такая задача сейчас не стоит. Сперва нужно ликвидировать группировки в Славянске/Краматорске и Авдеевке. Россия просто бережет ресурсы, потому что бережет личный состав, а воевать придется долго.

- Насколько долго?

— На мой субъективный взгляд, война продлится до осени следующего года. Мы ведь воюем не с Украиной. Я пока даже не понимаю, когда закончится второй этап спецоперации. Может быть, он закончится к осени. Это надолго. Если произойдет моральный слом ВСУ, что в принципе возможно, события ускорятся.

Надо понимать, что у России достаточно войск. Мы бережем личный состав и не пытаемся решать небольшие задачи за счет человеческих жизней, в отличие от Украины. Они несут чудовищные потери, и все это контрнаступление под Харьковом сопровождается массовой гибелью личного состава. Тем не менее, людей бросают на убой.

Россия отходит от Харькова, чтобы не попасть под артиллерийский огонь. Но это вопрос времени. Рано или поздно дойдем и до Харькова. Сейчас важно уничтожить донбасскую группировку, которая на момент начала второй фазы спецоперации насчитывала до 80 тысяч человек.

- А что нужно делать прямо сейчас, чтобы обезопасить приграничные регионы?

— Наибольшую опасность представляет даже не ствольная, а реактивная артиллерия противника. У Украины пока достаточно комплексов с большой дальностью стрельбы. Поэтому, нам следует эвакуировать мирное население именно из той зоны, которая может оказаться под огнем реактивных систем залпового огня типа «Смерч». Тем более, что нам в этом случае будет проще вести боевые действия. Как военный эксперт, я не думаю, что они смогут захватить российские территории. Но подобных провокаций ожидать стоит.

 — Из хороших новостей можно выделить, что наши силы наконец взяли Попасную и зачистили крупных пороховой завод под Рубежном. Когда уже следует ждать полноценного котла хотя бы лисичанской группировки противника?

— Там находится очень много населенных пунктов. Между Славянском и Краматорском находится гора Карачун, которая позволяет ВСУ использовать артиллерию. Основную проблему представляет Лисичанск, а не Северодонецк, потому что Северодонецк находится ниже.

Андрей Суздальцев: Украина и США рассчитывают, что Россия, потерпев поражение до конца этого года, превратится в их газовую колонию
Андрей Суздальцев: Украина и США рассчитывают, что Россия, потерпев поражение до конца этого года, превратится в их газовую колонию
© Владимир Трефилов
Самая большая проблема ВСУ состоит в том, что у них неизбежен слом морального духа. Он наступит до конца месяца. Я думаю, что на освобождение Лисичанска потребуется меньше времени, чем на освобождение Попасной. Тем более, что сейчас идет постепенное отсечение всей большой группировки. Попытки организовать боевые действия в окружении говорит о том, что Славянск и Краматорск тоже долго не выстоит. Ситуация будет меняться, события будут ускоряться.

Что касается котлов, то я буду очень острожен. Я надеюсь, что до конца месяца настанет слом этой группировки ВСУ. Если это произойдет, то освобождение этой территории пройдет довольно быстро.

- У нас развернулся спор по поводу острова Змеиный. Одни говорят, что он важен для Украины ради контроля над судами с зерном и оружием, другие полагают, что он имеет чисто пропагандистское значение, а главное — Донбасс. А вы что думаете по этому поводу?

— Особенность острова Змеиный в том, что он находится в устье Дуная. Контроль над Змеиным позволит России оперативно доставить оружие и при необходимости личный состав в Приднестровье, если ВСУ начнет наступление. Возможно, приднестровцам понадобятся системы ПВО и тяжелая техника. К тому же, вход российских кораблей в Дунай позволит организовать огневую поддержку приднестровцам. Остров Змеиный важен в качестве тыла для Приднестровья. Иначе нам придется идти через небольшую часть молдавской территории. Чтобы этого делать, нам проще зайти с Дуная.

Учитывая удаленность Приднестровья от Крыма, нужно, чтобы они сами оборонялись. Тут нельзя решить вопрос «кинжалами» и «калибрами». Потребуется поставка вооружений и личного состава. Сил у Украины много, и они могут пойти на превентивные меры, учитывая, что в Приднестровье находятся склады с вооружением, а ВСУ нужны боеприпасы.

Помимо этого, Змеиный позволяет контролировать контрабанду, которая поставляется в том числе молдавскую территорию. Что касается поставок оружия, то у Запада пока есть более простые способы доставки вооружения. Это можно сделать через ту же Закарпатскую область. Змеиный важен с точки зрения нелегальной поставки вооружений, но пока есть более легальные поставки.

Самое главное, что мы, контролируя Змеиный, можем войти в Дунай и оказать Приднестровью силовую поддержку. Именно поэтому Украина пыталась помешать нам, заняв остров Змеиный. Но было понятно, что эта затея изначально была бессмысленной, потому что этот остров невозможно оборонять. В любом случае нам важно, чтобы на острове не было развернуто никаких систем вооружений. Именно поэтому борьба за Змеиный носила ожесточенный характер.

Евгений Норин: ВСУ прекратит безумные атаки на остров Змеиный, потому что у них есть реальные успехи под Харьковом
Евгений Норин: ВСУ прекратит безумные атаки на остров Змеиный, потому что у них есть реальные успехи под Харьковом
© vk.com, WARCATS.RU
Я думаю, что попытки ВСУ установить контроль над островом продолжатся, учитывая его географическую близость к берегу. Возможны попытки нанесения артиллерийских ударов. Так что занятие Змеиного не очень целесообразно, но важно, чтобы мы не дали им высадить десант.

- Командир батальона «Восток» Александр Ходаковский пожаловался, что ростовские гаишники взяли у его людей взятку за провоз на Донбасс радиостанцию и приборов ночного виденья. А почему наши силы там не укомплектованы должным образом, почему мы все должны делать через волонтеров?

— Это характерно обеим сторонам. На Украине тоже есть волонтеры. Особенно активны они были в 2014 году. Если речь идет о поставке бронежилетов или приборов ночного видения, то нельзя к этому подходить исключительно с формальной точки зрения. Из-за нехватки приборов ночного виденья там гибнут люди. Нельзя цепляться за инструкции, потому что там люди гибнут за нас. Ведь речь идет о поставках ополченцам, а у них даже нет предметов первой необходимости. У них долгое время не было бронежилетов, у них каски были периода Великой Отечественной войны. Конечно, надо дать этому зеленый свет. Другое дело, что, возможно, этот провоз не согласовали. Может быть, он не по тому каналу шел. Но в любом случае надо исключать такого рода события, потому что люди жертвуют собственные деньги, а кто-то пытается этому помешать и нажиться на этому.

- А почему минобороны не снабдит ополченцев всем необходимым?

— Запасы минобороны тоже небезграничные. Ведение боевых действий затягивается. Резервы есть, но они тоже нужны для нужд российской армии. Их может просто не хватать. И потом, мы видим, что война началась неожиданно. Если бы мы знали, что так будет, мы могли бы привезти бронежилеты ополченцам Донбасса. Но в виду того, что события были быстротечны, у нас просто не было такой возможности. Поставки будут наращиваться, но резервы не безграничные, а воевать долго.

- Washington Post пишет, что администрация США в свете недавних утечек в СМИ разработала руководство по обмену разведывательной информацией с Киевом, которое среди прочего включает запрет на передачу данных о представителях военного командования РФ. Они действительно готовы прекратить этим заниматься?

— Учитывая тотальное недоверие между Россией и США, я бы не доверял этой информации. Но поскольку противостояние идет не между Россией и Украиной, а между Россией и США/Великобританией на территории Украины, возможно предоставление любой информации, которая нужна.

Понятное дело, что Вашингтон попытается откреститься от того, что он причастен к гибели российского военного командования и мирного населения. Но мы помним об этом. Память у нас хорошая, и как только будет возможность, закон бумеранга сработает.

Я хотел бы напомнить нашим западным партнерам события в Сирии. Там действовал центр, в котором работало большое количество офицеров США, Великобритании, Израиля и ряда других стран. Этот разведцентр находился на территории провинции Идлиб. Когда США пересекли некоторые красные линии, этот разведцентр был уничтожен ракетами «Калибр». По некоторым данным, погибло до 100 офицеров различных государств.

Так что если у них память короткая, то мы ничего не забываем. Как только у нас представится возможность, закон бумеранга в отношении США сработает.