Об этом он сказал в интервью изданию Украина.ру.

— Вадим Васильевич, как спецоперация повлияла на имидж России и русских за рубежом, и как повлияла на самосознание россиян внутри страны?

— С соотечественниками за рубежом ситуация достаточно сложная. Надо признать, к сожалению, мы об этом неоднократно говорили, что за последние годы деятельность нашего государства в части взаимодействия с соотечественниками за рубежом и их поддержки вызывала очень и очень много вопросов. И деятельность Россотрудничества, к сожалению, ничего, кроме… не вызывала и не вызывает сегодня. Поэтому то, что есть у нас определенное число людей, которые имеют национальные составляющие, либо доброе отношение к России, — это больше их заслуга, заслуга их семей.

Вадим Колесниченко: «Русская весна» в Севастополе – воспоминания
Вадим Колесниченко: «Русская весна» в Севастополе – воспоминания
© РИА Новости, Валерий Мельников / Перейти в фотобанк

После начала спецоперации, безусловно, учитывая, что информационная поддержка со стороны России на территории Европы, на территории Запада, увы, практически потеряна, часть людей отпала от активной позиции прорусской, либо от позиции в защиту русского мира. Если учесть серьезную информационную войну, либо войну, которую объявили всему русскому, то нашим соотечественникам сегодня за рубежом, увы, очень непросто.

Я полагаю, несколько месяцев доведения спецоперации до ее логического завершения и экономический удар по Европе, по так называемому цивилизованному миру, изменит отношение и наших соотечественников, которые испугались. Трудно их в этом обвинять, они находятся чуть ли не во вражеском окружении. И отношение Европы, полагаю, тоже начнет меняться, когда станет понятно, что Европу США использовали в качестве разменной монеты.

На территории России я горжусь нашей молодежью, в подавляющем большинстве, которая показала себя совершенно иначе, чем на это рассчитывала Европа. Они потратили огромные деньги, создали огромное число различного рода общественных организаций, неправительственных организаций, которые не сработали.

Я надеюсь, что украинский пример был наукой для России. Начиная с 2008-2010 годов Россия очень активно контролировала и предупреждала заход сюда так называемых неправительственных коммерческих организаций, которые являются, по сути, инициаторами всех цветных революций. В этой части я вижу только позитивы. Отношение к спецоперации Крыма и Севастополя — думаю, здесь комментарии не нужны. Это для нас герои однозначно, здесь вообще никаких сомнений и колебаний не было, нет и быть не может.

— Юг Украины. Как видите возможное решение вопроса либерализации границы для беженцев или для товаров, которые поступают в Херсонскую область или поступают оттуда. Вопрос довольно остро стоит.

— Наверное, издали не все видно, либо не вся информация доходит в силу разных причин. Например, в Севастополе даже квоты не было на беженцев, учитывая приграничное и военное положение. Однако у нас разместилось уже более 20 тысяч беженцев, их дети размещены в школах и детских садах. И уже людей размещают на работу.

Единственный здесь момент, который был в 2014 году, когда Крым присоединялся к России. Это работа спецслужб. Потому что если тогда агентуры было не так много, ее еще не успели подготовить, то сегодня все прекрасно понимают, что среди беженцев однозначно ходит агентура, однозначно будут люди, которые будут не совсем лояльно относиться к нашему государству. Это нужно учитывать. 

Военный эксперт объяснил, как защитить Крымский мост от украинского ракетного удара
Военный эксперт объяснил, как защитить Крымский мост от украинского ракетного удара
© Никита Рассказов

Что касается режима границы, я могу сказать, что сегодня с юга Украины на территорию Крыма доставлено уже более трехсот тонн продовольствия, то есть товары, сельхозпродукция, которые продаются. И есть проблема — они нам резко начали понижать цены. Цена, по которой поставляют нам продукцию украинские фермеры с освобожденных территорий, заставила наших местных фермеров понижать цены. Это реальный позитив. Мы вернемся к вопросам сельхозобмена, к тому, что это было до 2014 года. Ну и, безусловно, Крымский канал помог не только нам, он помог и жителям юга Украины, потому что из-за того, что вода была заблокирована, там было очень серьезное заболачивание, и были сложности.

Поэтому в этой части, думаю, мы поступаем правильно. Все же идет специальная военная операция. Здесь, безусловно, нужно ухо держать востро, не все так однозначно. Против нас работает не Украина, об этом нужно забыть. Против нас работает блок стран НАТО. Если мы это понимаем, тогда все понятно, какие должны быть меры предосторожности.

— Какие прогнозы на курортный сезон, какие проблемы из-за специальной военной операции могут возникнуть? Насколько она реальна угроза удара по Крымскому мосту?

— Начну с Крымского моста. Дело в том, что вопрос защиты Крымского моста является государственной тайной. Но даже из того, что известно нам и тем, кто пытался более детально разобраться с этим вопросом, как минимум это то, что на поверхности — три рубежа обороны, которые пробить практически нереально. А учитывая режим спецоперации, защита Крымского моста у меня, например, абсолютно не вызывает никаких опасений. Не потому, что я наивный человек — я просто слишком хорошо знаю, что такое наша российская армия. В Севастополе народ реально живет спокойно. Мы здесь даже не напрягаемся по вопросу возможности каких-то проблем. Здесь мы обеспечены гарантированно.

Что касается курортного сезона — да, по началу спецоперации были, безусловно, сомнения, особенно из-за того, что авиасообщение прервано. Однако последние данные ВЦИОМ показали, что число россиян, которые готовы приехать на майские праздники, в пять с половиной раз больше, чем было на эту же дату прошлого года. Это почти три миллиона желающих. 

Бензин, овощи и не только. Крым начал торговать с Херсоном
Бензин, овощи и не только. Крым начал торговать с Херсоном
© РИА Новости, / Перейти в фотобанк

На период Дня военно-морского флота, это наш традиционный праздник севастопольский, уже забронировано около 70% номеров. Понятное дело, что есть сложности, мы ждем реакции РЖД, потому что мост есть, железная дорога есть. РЖД сообщает о том, что вроде бы поезда готовятся, но нашим туроператорам надо бы знать эти пары поездов, чтобы можно было формировать туристические группы. Этой информации нам пока не хватает.

С точки зрения организационной, даже российское правительство сегодня понимает тот наплыв, который будет, выделило Крыму 30 миллионов рублей и 150 миллионов рублей Севастополю для закупки глэмпингов — это шатровые отели, которые очень оперативно для туристов, которые хотят жить на природе, выстраиваются. Это говорит о том, что мы действительно ждем серьезного притока отдыхающих.

— Что скажете о возвращении тех, кто покинул Россию по различным причинам, когда началась спецоперация, озвучивали они или не озвучивали эти причины. И второй вопрос — это возвращение из-за рубежа соотечественников, которые изъявили такое желание сейчас. Насколько знаем, это не всегда просто.

— Вы затронули моральные вопросы, очень серьезные, очень сложные. Мы не удивлены. Метания российской интеллигенции — им четыреста лет как минимум. С этой интеллигенцией в свое время Иосиф Виссарионович [Сталин] сказал, что у нас нет других писателей, давайте работать с этими писателями. Я только с одним не могу примириться: если вдруг те медийные лица опять появятся на тех же экранах и опять начнут пропагандировать за российские деньги новые российские ценности. Это будет лицемерие, и с этим согласиться нельзя.

Разного рода люди уходили, и те, кто не является публичными фигурами, которые не являются лидерами общественного мнения. Но это все же живые люди, и тут надо относиться… Это объективная ситуация, здесь, конечно же, остракизму подвергать нельзя. Это как они себя поведут, как они будут относиться, как будут относиться их родственники и те, кто рядом с ними находятся — соседи, близкие, друзья и знакомые. 

Ополченец «Макаревич» рассказал, почему решил воевать за Донбасс
Ополченец «Макаревич» рассказал, почему решил воевать за Донбасс
©

А все, что касается публичных, медийных, особенно, людей, которые работают в сфере культуры — вот здесь должно быть жесткое ограничение. Здесь не должно быть никаких церемоний. Дело в том, что спецоперация — это только маленькая деталь глобального цивилизационного разлома, глобальных финансовых, экономических и политических переустройств мира. Поэтому предателей в тылу у себя держать нельзя. Здесь все должно быть мобилизовано, как культурологическая составляющая, так и, безусловно, производственная и социальная, здесь не должно быть церемоний.

— Крыму не привыкать жить под санкциями. Каким опытом могли бы поделиться со всей Россией?

— Что касается бизнеса, бизнес — это такая текущая модель, как вода, она всегда найдет себе щель. Даже при условии так называемых санкций, бизнесы — немецкие, итальянские, финские, шведские — они присутствуют на территории Крыма и Севастополя. Да, через третьи руки, через третьи компании, опосредованно, и они здесь раскладывали, как говорят, яйца в разные корзины, в ожидании, когда все изменится.

Для нашего российского государства эти санкции ставят задачу устоять три-четыре месяца. Здесь кто больше устоит. Наше общество однозначно выстоит. Для крымчан и севастопольцев эти санкции были сложными поначалу, но вы знаете, что самое главное, и для россиян будет то же самое в нынешних санкционных играх — если мы видим конечную цель и понимаем, ради чего мы это делаем, то проблем в принципе нет.

Мы строим нашу новую жизнь. На самом деле, мы действительно живем в новом мире. Это реальное окно возможностей. Здесь самая большая проблема для России никогда в народе не заключалась. Проблемы были в предателях, пятой колонне, той, которая находится во власти. Эти людишки всегда создавали проблему для российской государственности. 

Эксперт объяснил, почему ЕС вводит вредные для себя санкции против России
Эксперт объяснил, почему ЕС вводит вредные для себя санкции против России
© REUTERS, Kenzo Tribouillard/Pool

Поэтому задача, безусловно, выявлять их и избавляться, это первая часть. А вторая часть — мы на полном серьезе рассчитываем, что ребята, которые вернутся с фронта — это будет золотой резерв, даже не резерв, это золотая элита кадрового не резерва, а кадрового устройства, как это было в 1945 году. Фронтовики были на всех передовых участках. Это люди смелые, которые могут брать ответственность на себя, принимать решения, добиваться поставленной цели. Они позволят нам избавиться от паркетных шаркунов, прилипал, которые во власти находились ради себя любимых. К сожалению, они есть, но мы от них избавимся — это будет нормально. Потому что вот вопрос импортозамещения, о нем говорил президент лет десять… А сегодня мы видим, где у нас есть проблемы, где не было реализовано государственной задачи. Думаю, все идет хорошо, надо просто понимать: мы строим новую жизнь.

— Санкции поддержали некоторые наши союзники по ОДКБ. В некоторых странах допускают недружественные действия по отношению к РФ. Как нам быть с такими «союзниками» и какую работу следует вести?

— Мы немного возвращаемся к началу нашего разговора, о том, что за последние двадцать лет работа с соотечественниками, особенно со странами СНГ, бывшими нашими союзными республиками, никак не велась. И послы, которые ездили туда, и там представляли наши российские интересы, мягко говоря, не занимались этими проблемами, о которых мы сегодня говорим. Вот проблемы и вылезли. 

Нарышкин сказал, чью судьбу могут повторить отвернувшиеся от России соотечественники
Нарышкин сказал, чью судьбу могут повторить отвернувшиеся от России соотечественники
© РИА Новости, Сергей Мамонтов / Перейти в фотобанк

Что касается всего остального — всегда уважают сильного. Поэтому положительный исход специальной военной операции и реализация задуманного, конечно же, добавит наших сторонников.

Политика чем интересна — тем, что каждая страна ищет свою выгоду и старается усидеть на нескольких стульях. Судьба России как огромной страны такая и есть, мы исходим из самого главного постулата: у России только два союзника, известные всему миру, — армия и флот. Все остальные — только попутчики, как бы это ни звучало цинично. Нужно грамотно и эффективно использовать те возможности, которые сегодня есть.

Конечно, взаимоотношения должны быть выгодными. Мы должны быть интересными. Наша экономическая система и уклад должны быть интересными и привлекательными, тогда с нами и будут сотрудничать. Успех спецоперации и построение нашего нового общества позволит нам обрасти более надежными попутчиками, давайте всегда будем об этом помнить!