Дмитрий Дробницкий: кто он
Дмитрий Дробницкий: кто он
© Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Переговоры в режиме видеосвязи между президентами России и США Владимиром Путиным и Джо Байденом состоятся 7 декабря в 18:00 (мск.) Американский лидер подготовил «определенные предложения», но пока их не озвучил. Главная тема — Украина. Накануне стороны жестко обозначили позиции: Кремль напомнил о красных линиях, Белый дом — о подготовке «всеобъемлющего пакета мер» для противодействия России.

- Дмитрий, я обратил внимание, что перед июньской встречей в Женеве истерия по поводу «российского вторжения» исходила в большей степени от украинского руководства, а сейчас — из западных СМИ. С чем вы связываете смену этого подхода?

— Я бы не говорил о какой-то смене подхода. Обострение всегда происходит из ослабляющего центра. Уже сложилось в качестве консенсусного мнения, что после весеннего обострения, где никто не уступал, начали готовить Женевский саммит. Пока его готовили, ситуация более-менее рассосалась. Сейчас ситуация несколько иная.

Сейчас они решили еще раз покачать юго-западное направление. И все это определяется не столько геополитическими задачами, сколько разборками внутри США. Все остальное в этом проекте «Украина» уже отыграно. Если бы речь шла о чистой геополитике и не нужно было бы решать аппаратные задачи, все это дело уже давно бросили бы. А так это сложно. Нельзя накануне «Саммита за демократию» сливать Украину или превращать ее в полный пассив.

Поэтому так и происходит.

- Украинское руководство это понимает?

— Люди в Киеве прекрасно понимают, что их вот-вот кинут. Если США Афганистан кинул (а это был их основной союзник вне НАТО), то и их кинут. Мест в самолете тоже на всех не хватит. Поэтому все нервничают, хотя прекрасно понимают, что это уже совсем нерешаемый вопрос, ни для Запада, ни для киевской элиты, созданной в 2014 году абсолютно искусственно.

Да, и наши, и не наши СМИ утверждают, что тема Украины будет основной на этом виртуальном саммите. Но саммит США нужен просто как саммит. Их прекрасно бы устроил статус-кво. И даже если Украина устоит по итогам этого саммита, то в перспективе она все равно не устоит. Это тоже все понимают.

- В таком случае, как будет выглядеть это «бросание» Украины? Условно говоря, ДНР/ЛНР заставят выйти на границы областей?

— Украина как государство после целого ряда событий в принципе не может существовать. Это государство удерживается только за счет того, что она нужна внешним силам как некий символ. Как только тема Ukraine перестанет мелькать на CNN или в New-York Times, там потихонечку начнется развал.

Какие-то части попадут в орбиту России, какие-то части попадут в орбиту других стран, какие-то ее части станут зонами постоянного вялотекущего конфликта. Что, мы не знаем, как страны в центре Европы распадаются, когда нет основного стержня существования? Знаем.

Сейчас Украина — это постоянная точка для риторики, переговоров и противоборства кланов внутри Вашингтона. Как только необходимость в ней пропадает, все пойдет естественным путем. Несостоявшееся государство Украина распадется. Сколько для этого времени понадобиться, я сказать не готов, но ресурсов там хватать не будет.

Кстати, кое-что Китай себе приберет. Установление китайского протектората над некоторыми коммерческими зонами, как он это делает в Греции и Южной Италии, вполне возможно. Он и так пытался «Мотор Сич» заполучить, сейчас судится из-за него. Страна, которая находится под внешним управлением (а это внешнее управление напоминает «лебедя, рака и щуку»), точно распадется.

Украина имеет смысл только в том, чтобы держать руку на энергетическом балансе Европы. В этом был один из смыслов событий 2014 года. Семья Байденов должна была за это отвечать. Сейчас через «Северный поток-2» они договорились с «зелеными» и немецким бизнесом, поэтому проект заработает на полную мощь, несмотря ни на какие санкции. В этом смысле она не нужна.

- А «форпост против России»?

— Совершенно очевидно, как Россия в конечном итоге отреагирует на появление там серьезной инфраструктуры. Она ее просто не потерпит. Противодействовать ей военным путем США не могут. Экономически? Они в любом случае введут все санкции, какие у них на уме, но ничего это не даст.

Поэтому в условиях, когда внешнее управление Украины будет не столь жестким, как сейчас, это обязательно приведет к ее распаду. А дальше пойдут геополитические и коммерческие соображения. Растащат по углам и забудут. Это то, о чем в 2014 году на Украине некому было думать. Они думали, что все это временно, но не предполагали, что все это «достоинство» закончится распадом. Хотя многие предупреждали, что так и будет.

Пока есть риторика про «российскую агрессию», и пока евробюрократы и натовские чиновники размахивают микрофонами (дубинкой размахивать бессмысленно), то ситуация сохранится прежней. Но интерес к Украине обязательно пропадет. Про Афганистан тоже много чего кричали, но вышло, как вышло. А что будет дальше? Территориальный распад и полная потеря государственного управления.

- Нужно ли России специально подталкивать США к тому, чтобы они ушли из Украины? Или нас устраивает текущее положение вещей?

— Это вопрос сложный. Нужно учитывать много параметров. Но я думаю, что у политического руководства страны есть понимание, как реально обстоят дела в различных регионах Украины. Вопрос не в скорости.

Другое дело, что наличие горячей точки у самых границ России с большим количеством граждан РФ, чья жизнь постоянно подвергается опасности, рано или поздно придется ликвидировать. Другое дело, как решить этот вопрос с наименьшими потерями. Экономисты и военные картину политическому руководству страны представляют.

Военный эксперт Алексей Леонков: На встрече с Байденым Путин точно напомнит ему о «красных линиях» России
Военный эксперт Алексей Леонков: На встрече с Байденым Путин точно напомнит ему о «красных линиях» России
© РИА Новости, Сергей Мамонтов
Например, совсем недавно пропали окончательные иллюзии относительно того, что Минские соглашения будут выполнены. Хотя раньше это была святая вещь. Мне они никогда не нравились, но мы их приняли, и всех убеждали, что «их надо выполнять», что «у нас есть европейские друзья», что «Россия не является стороной конфликта». Все эти уговоры ни к чему не приводили, но была иллюзия, что можно системно разговаривать с Западом. Как только эта иллюзия пропала, все покатилось в правильном направлении.

Повторюсь, вопрос не в скорости. Вопрос уже по большей части — технический. Сколько он займет времени, зависит от массы вещей. Но то, что вопрос решать придется, это точно. А в другие места придут другие решальщики. Украина года через два для китайских бизнесменов ничем не будет отличаться от типичной африканской страны. Пока США могут блокировать сделки между украинскими предприятиями и китайскими инвесторами, они их будут блокировать. А когда не смогут, китайцы заберут, всё, что захотят.