Владимир Сергиенко: В Германии никто не видит Украину в Евросоюзе
Владимир Сергиенко: В Германии никто не видит Украину в Евросоюзе
© Facebook, Сергей Каревский
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Выборы в бундестаг прошли в Германии 26 сентября. По предварительным данным, крупнейшая фракция будет у социал-демократов, выигравших выборы, — 206 депутатов. Фракция ХДС/ХСС будет состоять из 196 представителей, «Зеленых» — из 118, Свободных демократов — из 92, «Альтернативы для Германии» — из 83. «Левые» будут представлены 39 депутатами — хотя партия не преодолела пятипроцентный барьер, она получила три прямых мандата и за счет норм избирательного законодательства получает фракцию, соответствующую 4,9% мест в бундестаге.

Теперь партии начнут зондирующие переговоры для возможного формирования коалиции. Лидер социал-демократов Олаф Шольц заявил, что они должны сформировать правительство вместе с либералами и «Зелеными».

— Владимир, действительно ли коалиция будет именно такая и гарантированно ли Шольц станет канцлером Германии?

— В любом случае по основному закону ему поручат создавать правительство. И один из его первичных партнеров — не ХДС/ХСС, а «Зеленые» и «свободные демократы». Это достаточно тяжелые коалиционные переговоры, и тут есть два или три «если».

Если «Зеленые» начнут чересчур сильно выкручивать руки, ставя ограничения по реализации основных энергетических пакетов (это не только «Северный поток — 2», но и навязывание дополнительного финансирования «зеленой энергетики» и субсидии производства ветрогенераторов или солнечных батарей), то переговоры могут зайти в тупик. И тогда нужно будет обращаться к блоку ХДС/ХСС.

История показывает, что социал-демократы могут развернуться на 180°, и те, с кем они ранее не хотели работать, становятся их партнерами. Так было в прошлый раз, когда социал-демократы заявляли, что они уйдут в оппозицию и не будут работать с блоком ХДС/ХСС, но после проваленных переговоров с Меркель они согласились.

Так что все опции открыты. Теоретически большинство с «Зелеными» и «свободными демократами» они могут набрать. Но многое сейчас зависит от «Зеленых», насколько они договороспособны. Никогда раньше за ними договороспособности не замечалось, но эйфория от победы может привести к тому, что они согласятся на один-два портфеля в правительстве и откажутся от своих жестких принципов.

— В России шутят, что Меркель по примеру Шредера могла бы занять крупный пост в «Роснефти» или «Газпроме». А вы как думаете, как сложится ее судьба после ухода с поста канцлера?

— Раз шутите вы, я тоже пошучу. Для этого нужно было хорошо работать с «Роснефтью» или «Газпромом». Не думаю, что Шредер уступит ей свое место. Он еще полон сил, энергии и задора. Я присматриваю ей другие позиции.

Я думаю, что у Меркель есть предложения возглавить НАТО. Это был бы мощный шаг со стороны трансатлантов. В этом случае Германия осталась бы в НАТО и не рыпалась вместе с Францией в другом направлении, таких как Оборонная инициатива или Frontex. Если уговорить ее стать генсеком НАТО, с точки зрения трансатлантических отношений убивается несколько зайцев сразу.

Вряд ли Урсула фон дер Ляйнен уступит ей свой пост главы Еврокомиссии, а Меркель может только вверх расти. Но не забываем про всякие «дейче банки», «дрезднер банки» и советы директоров. Я не думаю, что она без работы останется или уйдет совсем на пенсию. Ушла бы на пенсию — не оставила бы за собой квартиру в Берлине.

—  Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что любая из наиболее вероятных коалиций в Бундестаге окажется благоприятной для Киева. Так ли это?

— У меня появилось некоторое раздражение от того, что мы сами воспитываем в Украине идею о том, что все крутится вокруг Украины и вокруг геополитических теорий вокруг нее. Получается такой украиноцентризм. Мне наплевать, будут ли новые власти в Германии благосклонны или неблагосклонны к Украине, как они себе представляют мир в Донбассе, как они относятся к Минским соглашениям и смогут ли они продавить хитромудрое правительство Украины, которое каждый раз ищет способ уклонится от выполнения своих обязательств. Этот украиноцентризм я поддерживать не буду.

—  Как сложится судьба «Северного потока 2»? Заработает ли он на полную мощность без приключений?

— Легких путей мы не ищем. Посмотрите, как Польша пробивается, чтобы не давать ему сертификационное разрешение или как-то повлиять на тех, кто выдает сертификационные разрешения. Но любое правительство в Германии обречено выполнять запросы германской промышленности. Это главное. Все остальное — вторично. Другое дело, насколько они будут подыгрывать брюссельской вертикали и отдадут ли они свое влияние на газораспределение и прибыль Евросоюзу. Но это политика «Зеленых». И тут мы возвращаемся к вопросу о том, насколько «зеленые» будут договороспособными, и насколько действующий министр финансов на посту канцлера может отстоять локомотивную мощь Германии в Евросоюзе.